Гражданско правовая ответственность адвоката перед доверителем

Статья на тему: "Гражданско правовая ответственность адвоката перед доверителем" с полным описанием тематики и ответами на интересующие вопросы. За консультацией можно обратиться к дежурному консультанту.

Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем

Глава 49 ГК РФ не содержит положений, регулирующих ответственность поверенного за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, помимо п.3 ст. 978 ГК РФ о возмещении убытков, причиненных доверителю отказом поверенного от исполнения поручения.

Следовательно, к данным правоотношениям должны применяться общие нормы об ответственности, изложенные в п. 1 ст. 393 ГК РФ об обязанности должника возместить кредитору убытки. При этом необходимо принимать во внимание положение п. 1 ст. 15 ГК РФ, согласно которому «лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения убытков, если договором не установлено возмещение убытков в меньшем размере» (п. 1 Ст. 25 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Таким образом, полагаем, что ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение им своих обязанностей может быть ограничена соглашением об оказании юридической помощи.

Однако необходимо принять во внимание положение п. 1 ст. 1 ГК РФ, закрепляющее принцип обеспечения восстановления нарушенных прав лица. Данный принцип не позволяет с полной определенностью говорить о возможности ограничения ответственности адвоката соглашением сторон. Следовательно, полагаем, целесообразным введение в законодательство прямой нормы, ограничивающей ответственность адвоката в виде возмещения реального ущерба. При этом такой ущерб, по общему правилу, должен включать лишь сумму, уплаченную доверителем в качестве вознаграждения адвоката за исполнение поручения и за понесенные им накладные расходы.

Фидуциарный характер договора поручения обусловливает возможность каждой из сторон в любой момент в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора. Применительно к адвокатской деятельности, данная норма не действуют в случаях, когда адвокат выступает в качестве защитника доверителя (пп. 6 п. 4 Ст. 6 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). В остальных случаях адвокат, как и поверенный, вправе отказаться от принятого на себя поручения, при этом закон освобождает его от обязанности по возмещению убытков доверителя, вызванных таким отказом. Гарантией защиты интересов доверителя в данном случае выступает п.3 ст.978 ГК РФ, который устанавливает, что поверенный обязан возместить доверителю убытки, если односторонний отказ поверенного от исполнения договора совершен в условиях «когда доверитель лишен возможности иначе обеспечить свои интересы» (п. 3 Ст. 978 ГК РФ).

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Примечателен в данном случае следующий пример из судебной практики.

Так, кассационным определением Санкт-Петербургского городского суда было отменено Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга об удовлетворении иска о взыскании с адвоката денежных средств по соглашению об оказании юридических услуг.Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 12.04.2011 по делу № 33-5193/2011.

Фабула дела заключается в следующем. Истица заключила с адвокатом соглашение об оказании юридической помощи. В соответствии с данным соглашением адвокат принял к исполнению поручение об оказании юридической помощи в суде первой инстанции. При этом Истица передала адвокату вознаграждение в размере 52 000 рублей. Истица по данному делу выступала в качестве Ответчика. Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга иск был удовлетворен. Однако Истица решила оспорить Решение Приморского суда и подписала с адвокатом дополнительное соглашение, по которому адвокат должен был предоставить Истице юридическую помощь в суде кассационной инстанции за дополнительное вознаграждение в 10 000 рублей.

Кассационная инстанция отменила Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга. Дело было возвращено в суд первой инстанции.

Однако адвокат отказался вести дело Истицы без предоставления ею дополнительного вознаграждения. Адвокат полагал, что исполнил обязательство по основному и дополнительному соглашению. Истица же настаивала, что адвокат без законных оснований отказался исполнять обязательства по основному соглашению, и обратилась в суд за взысканием с адвоката 52 000 рублей, выплаченных ею в качестве вознаграждения адвоката.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований Истицы, указав, что к сложившимся между сторонами отношениям не применяется Закон «О защите прав потребителей».

Рассмотрев материалы дела, судебная коллегия установила, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение по делу, кроме того, Истица не ссылалась на Закон «О защите прав потребителей», а суд не применил положения гл.49 ГК РФ.

Как было установлено судебной коллегией, по основному соглашению сторон обязательства адвоката прекращались окончанием производства по делу в первой инстанции. Учитывая то обстоятельство, что решение первой инстанции было отменено, производство по делу в первой инстанции не было окончено. Следовательно, Истица правомерно рассчитывала на исполнение адвокатом обязательств по основному соглашению после возвращения дела в суд первой инстанции. Кроме того, важным фактором также явилось решение Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга по жалобе Истицы о привлечении данного адвоката к дисциплинарной ответственности в виде замечания. Как было установлено квалификационной комиссией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, адвокат продолжал представлять интересы Истицы после возвращения дела в суд первой инстанции, однако на судебном заседании он внезапно забрал ордер из дела и покинул заседание.

В рассмотренном случае адвокат действовал недобросовестно, нарушил требования п. 9 Ст. 10 КПЭА, и в результате его внезапного отказа от исполнения соглашения, доверитель был лишен возможности обеспечивать свои интересы в судебном заседании. В связи с этим отмена судебной коллегией решения суда первой инстанции видится совершенно верным.

Тем не менее взыскание с адвоката всей суммы вознаграждения, уплаченного ему доверителем, было бы несправедливым решением, учитывая, что им была оказана юридическая помощь в суде первой инстанции (при первом рассмотрении дела). Соответственно, вполне оправданным было бы решение о взыскании с адвоката убытков в виде реального ущерба — части стоимости полученного им по соглашению вознаграждения. При этом конкретный размер такого возмещения должен быть установлен с учетом требований справедливости и разумности.

Полагаем, что данный пример подчеркивает наличие у доверителей законодательно установленных способов защиты в случае нарушения адвокатом их законных прав и интересов.

На практике помимо требования о возмещении убытков, доверители зачастую обращаются в суд также за возмещением морального ущерба, причиненного им неисполнением или ненадлежащим исполнением поручения.

Примером может служить следующее судебное дело.Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.02.2015 № 33-3217/2015. Так, апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда было удовлетворено исковое заявлением Истицы о взыскании с адвоката, незаконно отказавшегося от осуществления взятой на себя обязанности по защите Истицы в уголовном деле, выплаченного адвокату вознаграждения, а также судебных издержек Истицы. В то же время в силу недоказанности несения Истицей нравственных или физических страданий, вызванных нарушением адвокатом своих обязательств, в удовлетворении требования о взыскании морального ущерба было отказано. Таким образом, для применения такого способа защиты нарушенных прав, как компенсация морального вреда, доверителю необходимо тщательно подготовить соответствующую доказательственную базу, подтверждающую наличие физических и нравственных страданий, и причинно-следственную связь между ними и фактом нарушения адвокатом обязательств по соглашению об оказании юридической помощи.

Читайте так же:  Исполнительный лист на исполнение судебного приказа

Необходимо также отметить, что адвокат может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности лишь при наличии вины. Вина, как говорилось ранее, презюмируется, иначе говоря, адвокат считается виновным, пока им же не доказана его невиновность. Именно на адвокате лежит бремя доказывания надлежащего исполнения поручения. Доверитель, в свою очередь, должен доказывать лишь наличие договорных отношений с адвокатом. Такое распределение бремени доказывания, на наш взгляд, также является одним из установленных законом гарантий защиты прав доверителя.

Итак, существующая в теории запретительная концепция, отрицающая саму возможность привлечения адвоката к гражданско-правовой ответственности перед доверителем, противоречит принципам, заложенным в гражданском законодательстве. Потребительская концепция гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем, напротив, видится излишне «радикальной», так как применение норм Закона «О защите прав потребителей» к отношениям между адвокатом и доверителем может вызвать «потребительский экстремизм» и тем самым негативно повлиять на независимость адвоката. А ведь если адвокат потеряет независимость, он не сможет быть реальным защитником законных прав и интересов доверителя.

Наиболее верной видится концепция ограничительной ответственности адвоката. В связи с этим полагаем, что в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» следует внести норму следующего содержания: «В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения адвокатом своих обязательств по соглашению об оказании юридической помощи, доверитель имеет право потребовать возмещение понесенного им реального ущерба, если иное не установлено соглашением об оказании юридической помощи».

Такое законодательное установление ограниченного характера ответственности адвоката перед доверителем будет учитывать баланс интересов адвоката и доверителя, и станет еще одной гарантией независимости адвоката.

До внесения изменений в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» адвокат и доверитель могут предусмотреть в своем соглашении об оказании юридической помощи ограниченную ответственность адвоката за нарушение своих обязательств в виде возмещения лишь реального ущерба, причиненного доверителю.

Источник: http://studbooks.net/2422125/pravo/grazhdansko_pravovaya_otvetstvennost_advokata_doveritelem

Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем

При осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, Законом об адвокатуре и Кодексом профессиональной этики адвоката (ст. 7 ФЗ Об адвокатуре, ст. 8 КПЭА).

Вопрос № 5

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ АДВОКАТА
ПЕРЕД ДОВЕРИТЕЛЕМ

Надлежащее выполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем гарантируется институтом ответственности адвоката.

Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем может наступить как за нарушение обязательств (договорная), так и за причинение вреда (внедоговорная, деликтная). Внедоговорная ответственность регулируется общими правилами об ответственности и специальными нормами об обязательствах из причинения вреда (гл. 59 ГК РФ).

Адвокат несет гражданско-правовую договорную ответственность перед доверителем, поскольку адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Одними из существенных условий соглашения являются размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения. При этом Закон об адвокатской деятельности не определяет основания, виды и пределы такой ответственности. Стороны на основании этого Закона и исходя из общих положений об ответственности за нарушение обязательств (ст. 12 и гл. 25 ГК РФ) должны сами установить ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение им обязательств по соглашению.

Например, адвокат может отвечать за убытки, понесенные доверителем в связи с пропуском по вине адвоката срока исковой давности или сроков обжалования неблагоприятных для доверителя решений и действий, непринятием адвокатом необходимых правовых мер по защите интересов доверителя, осуществлением адвокатом ошибочных действий, ответственность за которые предусмотрена соглашением, и т.п.

Если условия о соответствующем размере и характере ответственности не были специально оговорены в соглашении, то в силу вступает общее правило о возмещении полного объема причиненных убытков.

Возмещение убытков возможно при доказанности совокупности условий: наличие и размер понесенных убытков, противоправности действий причинителя убытков и причинно-следственной связи между противоправными действиями и возникшими убытками.

При посягательстве на нематериальные блага гражданина, а также в иных случаях, предусмотренных законом, возможна обязанность компенсации морального вреда. В отношении ответственности адвоката за моральный вред следует, кроме общих норм гражданского законодательства, руководствоваться п. 2 ст. 18 Закона об адвокатуре, в соответствии с которым адвокат за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение не может быть привлечен к какой-либо ответственности, кроме уголовной.

Адвокат как любой гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание (ст. 24 ГК РФ).

Партнеры адвокатского бюро, с момента прекращения партнерского договора несут солидарную ответственность по неисполненным общим обязательствам в отношении доверителей и третьих лиц (п. 7 ст. 23 Закона об адвокатуре).

Как любой работодатель, адвокат отвечает за действия своих работников (стажеров, помощников, секретарей и др.) как в случае причинения ими вреда третьим лицам при исполнении трудовых обязанностей, так и в случае, когда действия таких работников по исполнению обязательств адвоката повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение договорного обязательства адвоката (ст. 1068 ГК РФ).

Обратите внимание! Заполняя любую форму на сайте и отправляя внесённые в неё сведения, Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности

Источник: http://rulawer.ru/grazhdansko-pravovaja-otvetstvennost-advokata-pered-doveritelem/

35. Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем.

35. Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем.

Прямая причинная связь между убытками доверителя и неисполнением или ненадлежащим исполнением адвокатом своих обязанностей по соглашению об оказании юридической помощи является наиболее трудно доказуемой.
Как правило, результат по судебному делу зависит от множества факторов. Даже если адвокат не исполнит своих обязательств, суд обязан вынести законный и обоснованный (ст. 195 ГПК ФР), а по уголовному делу — еще и справедливый вердикт (ст. 297 УПК РФ). Вступившее в законную силу судебное решение или приговор презюмируются законными и обоснованными, пока они не отменены или не изменены в установленном порядке. Поэтому пропуск срока подачи кассационной жалобы, неявка в судебное заседание и т.п. далеко не всегда могут быть причиной убытков доверителя.
Например, чтобы доказать, что ошибка адвоката привела к ошибочному решению, это решение должно быть отменено по причинам, в которых виновен адвокат, и вынесено новое решение в интересах доверителя. В этом случае убытки доверителя могут быть связаны с задержкой принятия законного судебного решения, а также с оплатой гонорара адвокату, нарушившему свои обязательства.

Источник: http://diakonov.ru/%D0%BE%D1%82%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%8B-%D1%8D%D0%BA%D0%B7%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B0-%D0%BD%D0%B0-%D0%B0%D0%B4%D0%B2%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D1%82%D0%B0/%D0%BE%D1%82%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%8B-%D0%BD%D0%B0-236-%D0%B2%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B2-%D0%BA%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B3/35-%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F-%D0%BE%D1%82%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82/

Гражданско правовая ответственность адвоката перед доверителем

Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем.

Деятельность адвоката, заключающаяся в оказании правовой помощи, осуществляется исключительно на основании гражданско-правового договора(ГПД), в рамках которого адвокат может понести ответственность имущественного характера за невыполнение, а также не надлежащего выполнения регламентируемых законодательством обязанностей.

ФЗ № 63 (об адвокатской деятельности) имеет положения, которые закрепляют основные условия ГПД или же соглашения об оказании соответствующей юридической помощи, под которыми подразумевается размер, включая характер ответственности, налагаемой на адвоката, который принимает исполнение по поручению. Если условия о соответствующем размере и конкретном характере налагаемой на адвоката ответственности не были специально обговорены в договоре, представленный договор является не заключенным. В данном случае в силу вступает общее правило возмещение в полном объеме причиненных убытков.

Читайте так же:  Начало права собственности на квартиру

Далее следует отметить, что при привлечении лица, в качестве адвоката для участия в определенном деле, исходя из назначения следователя или судебного органа, между адвокатом и соответствующим клиентом не возникает отношений, носящих договорный характер, однако, это не выступает показателем того, что правовая помощь будет оказана неправомерным или ненадлежащим образом. Отношения между лицом, выступающим в качестве клиента и адвокатом, регламентируются УПК РФ.

Ответственность лица, являющегося адвокатом перед лицом, выступающим в качестве доверителя, вытекает из гражданско-правовых отношений. В отношении ответственности применяются общие правила, принципы на которых и строится ответственность по гражданскому законодательству.

Соглашение, которое заключается между лицом, выступающим в качестве адвоката и лицом, выступающим в качестве доверителя, не может содержать ограничивающие ответственность условия, тогда, когда адвокат умышленно совершает нарушение предусмотренного обязательства, включая случай, если представленное условие будет предусмотрено соглашением оно будет признано ничтожным. Отсюда следует, что ограничивать ответственность возможно в самом договоре, который предусматривает оказание помощи и только в случае неосторожного нарушения обязательства.

Законодательство не устанавливает основания, пределы или виды ответственности лица, являющегося адвокатом, данный вопрос вытекает из общих положений об ответственности за подобные нарушения, стороны должны самостоятельно установить размер и вид ответственности лица, выступающего в качестве адвоката.

В случае причинения морального вреда, помимо норм гражданского законодательства следует руководствоваться ФЗ № 63, из которого вытекает, что за выраженное при осуществлении адвокатской деятельности адвокат не может привлекаться к любым видам ответственности, помимо уголовной.

В случае совершения умышленного нарушения обязательства, закрепленного договором, адвокат в соответствии с объемом и размером причиненного ущерба несет ответственность в полной мере. Ответственность адвоката перед лицом, который выступает доверителем за работу, проделанную некачественно может осуществляться как взыскание неустойки, а также процентов за непосредственное пользование денежными средствами чужого лица. Что касаемо адвоката и лица, выступающего в качестве доверителя, неустойка может взыскиваться только тогда, когда она предусматривается сторонами в заключенном договоре.

Источник: http://collegium-advocates.ru/otvetstvennost—advokata-pered-doveritelem.html

Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем

Профессиональная деятельность адвоката заключается в оказании юридической помощи и осуществляется только на основе гражданско-правовых договоров, при оказании любой юридической помощи адвокат несет профессиональную имущественную ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение своих профессиональных обязанностей. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Законом об адвокатуре (п. 2 ст. 7).

Закон об адвокатуре, определяя перечень существенных условий гражданско-правового договора (соглашения) об оказании юридической помощи (п. 4 ст. 25), относит к существенным условиям размер и характер ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения. Однако если условия о размере и характере ответственности адвоката не будут специально оговорены в договоре об оказании юридической помощи, такой договор не будет считаться незаключенным. В этом случае будет действовать общее правило о том, что убытки подлежат возмещению в полном объеме (ст. 15 ГК).

При привлечении адвоката к участию в деле по назначению следователя или суда между адвокатом и клиентом договорных отношений не возникает, но это не означает, что юридическая помощь может быть оказана ненадлежащим образом. Отношения же между адвокатом и клиентом в этом случае будут строиться на основании закона (ст. 50 УПК, ст. 50 ГПК).

Ответственность адвоката перед доверителем вытекает из гражданско-правовых отношений между адвокатом и клиентом и носит гражданско-правовой характер. К ней применяются общие правила и принципы, на которых строится ответственность по гражданскому законодательству. Соглашение адвоката с доверителем об оказании юридической помощи не может содержать условий об ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательств адвокатом, а если такое условие будет предусмотрено в соглашении, оно будет ничтожным (п. 4 ст. 401 ГК). Поэтому ограничить ответственность адвоката возможно только в самом договоре об оказании юридической помощи и только за неосторожное нарушение его обязательств.

Кроме размера ответственности п. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре обязывает в договоре об оказании юридической помощи предусмотреть характер ответственности адвоката. Однако действующее законодательство не содержат термина «характер ответственности», этот термин применяется только как «солидарная» и «субсидиарная» ответственность. Общим условиям возмещения убытков, причиненных нарушением обязательств по гражданско-правовым договорам, является факт нарушения обязательства. При этом нет исчерпывающего перечня обязательств адвоката, за неисполнение которых он несет гражданско-правовую ответственность. Доверитель должен доказать факт нарушения (действиями или бездействием) конкретного обязательства адвоката по договору об оказании юридической помощи, наличие у доверителя убытков с обоснованием их размера и прямую причинную связь убытков с нарушением адвокатом обязательства.

Закон не определяет основания, виды и пределы ответственности адвоката, стороны, исходя из общих положений об ответственности за нарушение обязательств, должны сами установить ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение им обязательств по соглашению.

В отношении ответственности адвоката за моральный вред следует, кроме общих норм гражданского законодательства, руководствоваться п. 2 ст. 18 Закона об адвокатуре, в соответствии с которым адвокат за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение не может быть привлечен к какой-либо ответственности, кроме уголовной.

При умышленном нарушении обязательств по договору адвокат несет ответственность в полном объеме ущерба. Ответственность адвоката перед доверителем за некачественную юридическую помощь может осуществляться в форме взыскания неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами. Взыскание неустойки применительно к отношениям адвоката и доверителя возможно в том случае, если такая неустойка предусмотрена сторонами в договоре.

Адвокат отвечает за действия своих работников (стажеров, помощников, секретарей и др.) как в случае причинения ими вреда третьим лицам при исполнении трудовых обязанностей, так и в случае, когда действия таких работников по исполнению обязательств адвоката повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение договорного обязательства адвоката.

Источник: http://studme.org/89683/pravo/grazhdansko-pravovaya_otvetstvennost_advokata_doveritelem

Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем

Глава 49 ГК РФ не содержит положений, регулирующих ответственность поверенного за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, помимо п.3 ст. 978 ГК РФ о возмещении убытков, причиненных доверителю отказом поверенного от исполнения поручения.

Следовательно, к данным правоотношениям должны применяться общие нормы об ответственности, изложенные в п. 1 ст. 393 ГК РФ об обязанности должника возместить кредитору убытки. При этом необходимо принимать во внимание положение п. 1 ст. 15 ГК РФ, согласно которому «лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения убытков, если договором не установлено возмещение убытков в меньшем размере» (п. 1 Ст. 25 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Таким образом, полагаем, что ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение им своих обязанностей может быть ограничена соглашением об оказании юридической помощи.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Однако необходимо принять во внимание положение п. 1 ст. 1 ГК РФ, закрепляющее принцип обеспечения восстановления нарушенных прав лица. Данный принцип не позволяет с полной определенностью говорить о возможности ограничения ответственности адвоката соглашением сторон. Следовательно, полагаем, целесообразным введение в законодательство прямой нормы, ограничивающей ответственность адвоката в виде возмещения реального ущерба. При этом такой ущерб, по общему правилу, должен включать лишь сумму, уплаченную доверителем в качестве вознаграждения адвоката за исполнение поручения и за понесенные им накладные расходы.

Читайте так же:  Жалоба в суд на гжи

Фидуциарный характер договора поручения обусловливает возможность каждой из сторон в любой момент в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора. Применительно к адвокатской деятельности, данная норма не действуют в случаях, когда адвокат выступает в качестве защитника доверителя (пп. 6 п. 4 Ст. 6 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). В остальных случаях адвокат, как и поверенный, вправе отказаться от принятого на себя поручения, при этом закон освобождает его от обязанности по возмещению убытков доверителя, вызванных таким отказом. Гарантией защиты интересов доверителя в данном случае выступает п.3 ст.978 ГК РФ, который устанавливает, что поверенный обязан возместить доверителю убытки, если односторонний отказ поверенного от исполнения договора совершен в условиях «когда доверитель лишен возможности иначе обеспечить свои интересы» (п. 3 Ст. 978 ГК РФ).

Примечателен в данном случае следующий пример из судебной практики.

Так, кассационным определением Санкт-Петербургского городского суда было отменено Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга об удовлетворении иска о взыскании с адвоката денежных средств по соглашению об оказании юридических услуг.Кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 12.04.2011 по делу № 33-5193/2011.

Фабула дела заключается в следующем. Истица заключила с адвокатом соглашение об оказании юридической помощи. В соответствии с данным соглашением адвокат принял к исполнению поручение об оказании юридической помощи в суде первой инстанции. При этом Истица передала адвокату вознаграждение в размере 52 000 рублей. Истица по данному делу выступала в качестве Ответчика. Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга иск был удовлетворен. Однако Истица решила оспорить Решение Приморского суда и подписала с адвокатом дополнительное соглашение, по которому адвокат должен был предоставить Истице юридическую помощь в суде кассационной инстанции за дополнительное вознаграждение в 10 000 рублей.

Кассационная инстанция отменила Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга. Дело было возвращено в суд первой инстанции.

Однако адвокат отказался вести дело Истицы без предоставления ею дополнительного вознаграждения. Адвокат полагал, что исполнил обязательство по основному и дополнительному соглашению. Истица же настаивала, что адвокат без законных оснований отказался исполнять обязательства по основному соглашению, и обратилась в суд за взысканием с адвоката 52 000 рублей, выплаченных ею в качестве вознаграждения адвоката.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований Истицы, указав, что к сложившимся между сторонами отношениям не применяется Закон «О защите прав потребителей».

Рассмотрев материалы дела, судебная коллегия установила, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение по делу, кроме того, Истица не ссылалась на Закон «О защите прав потребителей», а суд не применил положения гл.49 ГК РФ.

Как было установлено судебной коллегией, по основному соглашению сторон обязательства адвоката прекращались окончанием производства по делу в первой инстанции. Учитывая то обстоятельство, что решение первой инстанции было отменено, производство по делу в первой инстанции не было окончено. Следовательно, Истица правомерно рассчитывала на исполнение адвокатом обязательств по основному соглашению после возвращения дела в суд первой инстанции. Кроме того, важным фактором также явилось решение Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга по жалобе Истицы о привлечении данного адвоката к дисциплинарной ответственности в виде замечания. Как было установлено квалификационной комиссией Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, адвокат продолжал представлять интересы Истицы после возвращения дела в суд первой инстанции, однако на судебном заседании он внезапно забрал ордер из дела и покинул заседание.

В рассмотренном случае адвокат действовал недобросовестно, нарушил требования п. 9 Ст. 10 КПЭА, и в результате его внезапного отказа от исполнения соглашения, доверитель был лишен возможности обеспечивать свои интересы в судебном заседании. В связи с этим отмена судебной коллегией решения суда первой инстанции видится совершенно верным.

Тем не менее, взыскание с адвоката всей суммы вознаграждения, уплаченного ему доверителем, было бы несправедливым решением, учитывая, что им была оказана юридическая помощь в суде первой инстанции (при первом рассмотрении дела). Соответственно, вполне оправданным было бы решение о взыскании с адвоката убытков в виде реального ущерба — части стоимости полученного им по соглашению вознаграждения. При этом конкретный размер такого возмещения должен быть установлен с учетом требований справедливости и разумности.

Полагаем, что данный пример подчеркивает наличие у доверителей законодательно установленных способов защиты в случае нарушения адвокатом их законных прав и интересов.

На практике помимо требования о возмещении убытков, доверители зачастую обращаются в суд также за возмещением морального ущерба, причиненного им неисполнением или ненадлежащим исполнением поручения.

Примером может служить следующее судебное дело.Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.02.2015 № 33-3217/2015. Так, апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда было удовлетворено исковое заявлением Истицы о взыскании с адвоката, незаконно отказавшегося от осуществления взятой на себя обязанности по защите Истицы в уголовном деле, выплаченного адвокату вознаграждения, а также судебных издержек Истицы. В то же время в силу недоказанности несения Истицей нравственных или физических страданий, вызванных нарушением адвокатом своих обязательств, в удовлетворении требования о взыскании морального ущерба было отказано. Таким образом, для применения такого способа защиты нарушенных прав, как компенсация морального вреда, доверителю необходимо тщательно подготовить соответствующую доказательственную базу, подтверждающую наличие физических и нравственных страданий, и причинно-следственную связь между ними и фактом нарушения адвокатом обязательств по соглашению об оказании юридической помощи.

Необходимо также отметить, что адвокат может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности лишь при наличии вины. Вина, как говорилось ранее, презюмируется, иначе говоря, адвокат считается виновным, пока им же не доказана его невиновность. Именно на адвокате лежит бремя доказывания надлежащего исполнения поручения. Доверитель, в свою очередь, должен доказывать лишь наличие договорных отношений с адвокатом. Такое распределение бремени доказывания, на наш взгляд, также является одним из установленных законом гарантий защиты прав доверителя.

Итак, существующая в теории запретительная концепция, отрицающая саму возможность привлечения адвоката к гражданско-правовой ответственности перед доверителем, противоречит принципам, заложенным в гражданском законодательстве. Потребительская концепция гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем, напротив, видится излишне «радикальной», так как применение норм Закона «О защите прав потребителей» к отношениям между адвокатом и доверителем может вызвать «потребительский экстремизм» и тем самым негативно повлиять на независимость адвоката. А ведь если адвокат потеряет независимость, он не сможет быть реальным защитником законных прав и интересов доверителя.

Наиболее верной видится концепция ограничительной ответственности адвоката. В связи с этим полагаем, что в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» следует внести норму следующего содержания: «В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения адвокатом своих обязательств по соглашению об оказании юридической помощи, доверитель имеет право потребовать возмещение понесенного им реального ущерба, если иное не установлено соглашением об оказании юридической помощи».

Читайте так же:  Согласие на выезд ребенка в тайланд

Такое законодательное установление ограниченного характера ответственности адвоката перед доверителем будет учитывать баланс интересов адвоката и доверителя, и станет еще одной гарантией независимости адвоката.

До внесения изменений в ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» адвокат и доверитель могут предусмотреть в своем соглашении об оказании юридической помощи ограниченную ответственность адвоката за нарушение своих обязательств в виде возмещения лишь реального ущерба, причиненного доверителю.

Источник: http://studbooks.net/2418846/pravo/grazhdansko_pravovaya_otvetstvennost_advokata_doveritelem

Гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем

Профессиональная деятельность адвоката заключается в оказании юридической помощи и осуществляется только на основе гражданско-правовых договоров, при оказании любой юридической помощи адвокат несет профессиональную имущественную ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение своих профессиональных обязанностей.

За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Законом об адвокатуре (см. п. 2 ст. 7 Закона об адвокатуре).

Закон об адвокатуре, определяя перечень существенных условий гражданско-правового договора (соглашения) об оказании юридической помощи (п. 4 ст. 25), относит к существенным условиям размер и характер ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения. Однако если условия о размере и характере ответственности адвоката не будут специально оговорены в договоре об оказании юридической помощи, такой договор не будет считаться незаключенным. В этом случае будет действовать общее правило о том, что убытки подлежат возмещению в полном объеме (см. ст. 15 ГК РФ).

При привлечении адвоката к участию в деле по назначению следователя или суда между адвокатом и подзащитным договорных отношений не возникает, но это не означает, что юридическая помощь может быть оказана ненадлежащим образом. Отношения же между адвокатом и подзащитным в этом случае будут строиться на основании закона (см. ст. 50 УПК, ст. 50 ГПК).

Ответственность адвоката вытекает из гражданско-правовых отношений между адвокатом и доверителем и носит гражданско-правовой характер. К ней применяются общие правила и принципы, на которых строится ответственность по гражданскому законодательству. Соглашение адвоката с доверителем об оказании юридической помощи не может содержать условий об ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательств адвокатом, а если такое условие будет предусмотрено в соглашении, оно будет ничтожным (см. п. 4 ст. 401 ГК РФ). Поэтому ограничить ответственность адвоката возможно только в самом договоре об оказании юридической помощи и только за неосторожное нарушение его обязательств.

Кроме размера ответственности п. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре обязывает в договоре об оказании юридической помощи предусмотреть характер ответственности адвоката. Однако действующее законодательство не содержат термина «характер ответственности», этот термин применяется только как «солидарная» и «субсидиарная» ответственность.

Общим условиям возмещения убытков, причиненных нарушением обязательств по гражданско-правовым договорам, является факт нарушения обязательства. При этом нет исчерпывающего перечня обязательств адвоката, за неисполнение которых он несет гражданско-правовую ответственность. Доверитель должен доказать факт нарушения (действиями или бездействием) конкретного обязательства адвоката по договору об оказании юридической помощи, наличие у доверителя убытков с обоснованием их размера и прямую причинную связь убытков с нарушением адвокатом обязательства.

К примеру, адвокат может отвечать за убытки, понесенные доверителем в связи с пропуском по вине адвоката срока исковой давности или сроков обжалования неблагоприятных для доверителя решений и действий, непринятием адвокатом необходимых правовых мер по защите интересов доверителя, осуществлением адвокатом ошибочных действий, ответственность за которые предусмотрена соглашением, и т.п. В то же время адвокат, надлежащим образом исполнивший свои обязанности, не может нести ответственность за решения, принимаемые следователем, прокурором, иными должностными лицами, судом*(30).

Закон об адвокатуре не определяет основания, виды и пределы ответственности адвоката. Стороны, исходя из общих положений об ответственности за нарушение обязательств, должны сами установить ответственность адвоката за неисполнение или ненадлежащее исполнение им обязательств по соглашению.

В отношении ответственности адвоката за моральный вред следует, кроме общих норм гражданского законодательства, руководствоваться п. 2 ст. 18 Закона об адвокатуре, в соответствии с которым адвокат за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение не может быть привлечен к какой-либо ответственности, кроме уголовной.

При умышленном нарушении обязательств по договору адвокат несет ответственность в полном объеме ущерба.

Ответственность адвоката перед доверителем (но не доверителя перед адвокатом!) за некачественную юридическую помощь может осуществляться в форме взыскания неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами. Взыскание неустойки применительно к отношениям адвоката и доверителя возможно в том случае, если такая неустойка предусмотрена сторонами в договоре.

Адвокат отвечает за действия своих работников (стажеров, помощников, секретарей и др.) как в случае причинения ими вреда третьим лицам при исполнении трудовых обязанностей, так и в случае, когда действия таких работников по исполнению обязательств адвоката повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение договорного обязательства адвоката.

Дата добавления: 2018-10-26 ; просмотров: 273 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

Источник: http://studopedia.net/9_34204_grazhdansko-pravovaya-otvetstvennost-advokata-pered-doveritelem.html

Ограничение гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем, как гарантия его независимости

Основания и виды гражданско-правовой ответственности в российском законодательстве

ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» устанавливает гарантии независимости адвоката при осуществлении им своей профессиональной деятельности (Ст. 18). Данные гарантии позволяют адвокату исполнять публично-правовую функцию — оказание квалифицированной юридической помощи. Оказание профессиональной юридической помощи — обязанность адвоката (Ст. 7 ФЗ №63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Ст. 8 КПЭА). Этим, в частности, и обусловливается установленная в ст. 18 КПЭА строгая дисциплинарная ответственность адвоката за нарушение им своих обязанностей, за недобросовестное их исполнение.

На сегодняшний день в научной литературе бытует мнение о необходимости усиления мер гражданско-правовой ответственности адвоката.Панченко В.Ю., Михалева А.Е. О моделях ответственности за ненадлежащее оказание юридической помощи. История государства и права. С. 34. При этом попытки усилить давление на адвокатуру чаще всего исходят от чиновников, иных влиятельных лиц государства. Зачастую желание ужесточить характер гражданско-правовой ответственности адвоката не связано с целью гарантировать защищенность граждан, обращающихся за юридической помощью.

Безусловно, адвокат должен нести ответственность в случае нарушения им своих обязательств перед доверителем. Это, в первую очередь, необходимо для сохранения дисциплины и высоких профессиональных стандартов адвокатской профессии. Однако оптимизация норм, регулирующих ответственность адвоката перед доверителем, не должна повлечь нарушение принципа независимости адвокатуры, а также независимости самого адвоката, его прав как стороны гражданско-правового договора — соглашения с доверителем.

К сожалению, на сегодняшний день в России существует достаточно мало научных трудов, исследующих проблему гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем. Вместе с тем характер гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем влияет на возможность адвоката выполнять свои профессиональные обязанности в условиях независимости от «произвола» со стороны недобросовестного доверителя. Именно поэтому полагаем, что вопрос о формах гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем требует более детального и основательного рассмотрения и анализа.

В научных кругах укоренились три основные концепции гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем: запретительная, ограничительная и потребительская. При этом данные теории основываются на различном понимании правовой природы соглашения доверителя и адвоката.Поспелов О.В. Гражданско-правовая ответственность адвокатов и адвокатских образований за некачественную юридическую помощь. Адвокатура. Государство. Общество. Сборник материалов IV Всероссийской научно-практической конференции. М., 2007. С. 38.

Читайте так же:  Категория морального вреда

Полагаем, что прежде чем рассмотреть подробнее указанные концепции, следует предварительно проанализировать, как в доктрине определяется понятие самой гражданско-правовой ответственности.

Необходимо отметить, что законодательство не содержит какого-либо определения юридической ответственности. В связи с этим в теории существуют различные взгляды по существу данного понятия.

Так, в доктрине российского права юридическая ответственность понимается различным образом. Позитивная теория предлагает широкий подход к понятию юридической ответственности и определяет ее как «обязанность дать ответ о своих действиях».Тархов В. А.Понятие юридической ответственности Правоведение. 1973. № 2 (134). С. 33 — 40. Иначе говоря, под юридической ответственностью сторонники данного подхода понимают осознанное выполнение лицом своих обязанностей.

Как полагают Сергеев А.П. и Толстой Ю.К., данная теория не позволяет выявить характерные особенности понятия юридической ответственности, так как не учитывает того обстоятельства, что осознание лицом необходимости выполнения своих обязанностей не зависит от того, какое поведение предшествовало этому: правомерное либо неправомерное. Проще говоря, если любое урегулированное законом поведение является ответственностью, в таком случае теряется специфика данного понятия, а, следовательно, нет необходимости в существовании указанного института.Сергеев А.П., Толстой Ю. К. Гражданское право: учебник в 3 т. Т. 2. М., 2011. С. 234.

Из вышесказанного можно сделать вывод: юридическую ответственность следует определять через поведение, предшествовавшее наступления ответственности. Так, под юридической ответственностью следует понимать меру принуждения, применяемую к лицу за совершенное им правонарушение, и выразившуюся в наступлении для такого лица негативных последствий, носящих имущественный или личный характер.

Выведанная формулировка понятия юридической ответственности позволяет определить ее характерные черты:

юридическая ответственность представляет собой особую меру принуждения;

основание возникновения юридической ответственности — это совершённое лицом противоправное действие (бездействие);

неблагоприятные последствия носят имущественный или личный характер.

Некоторые теоретики права рассматривают юридическую ответственность и санкции как идентичные понятия. С этим вряд ли можно согласиться. В действительности, не любая санкция есть суть юридическая ответственность. Вернее было бы говорить о том, что санкция и юридическая ответственность соотносится как общее и частное, иными словами, юридическая ответственность — это разновидность санкции.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ. п.1 Ст.15.

Определив понятие юридической ответственности, следует перейти к рассмотрению категории гражданско-правовой ответственности.

Гражданско-правовая ответственность — это разновидность юридической ответственности. Однако гражданско-правовая ответственность имеет свои специфические черты.

Во-первых, такая ответственность носит имущественный характер. Так, в ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) установлен принцип полного возмещения убытков, что означает восстановление имущественного положения потерпевшего лица в состояние, предшествующее правонарушению.Сергеев А.П., Толстой Ю. К. Гражданское право. С. 238 Применение же мер личного принуждения не достигает указанной цели. Именно поэтому гражданско-правовая ответственность не может носить личный характер.

Кроме того, гражданско-правовая ответственность предполагает наступление последствий, которые неблагоприятным образом сказываются на имущественном положении правонарушителя. Напротив, возврат обеими сторонами всего переданного по недействительной сделке не приводит к ухудшению их имущественного положения, следовательно, реституция не является мерой гражданско-правовой ответственности.Сергеев А.П., Толстой Ю. К. Гражданское право. С. 239.

И, наконец, в-третьих, гражданско-правовая ответственность носит компенсационный характер, то есть восстановление имущественного положения потерпевшего за счет правонарушителя.

Определив сущность категории гражданско-правовой ответственности, необходимо теперь рассмотреть условия ее наступления.

Во-первых, это наличие совершенного правонарушения. Так, правонарушение может быть выражено действием либо бездействием. Относительно обязательственных отношений правонарушение возникает в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства.

Следующее условие — наличие убытков, возникших у потерпевшего в связи с совершенным правонарушением. При этом убытки могут быть выражены в виде реального ущерба и/или упущенной выгоды. Однако для привлечения лица к ответственности необходимо установить не только факт правонарушения и убытков, но и причинно-следственную связь между ними. Наличие такой связи необходимо доказать с разумной степенью достоверности.

Кроме того, четвертым условием наступления гражданско-правовой ответственности является вина нарушителя. В гражданском законодательстве, к сожалению, отсутствует определение понятия вины. В связи с этим вину чаще всего определяют через понятие невиновности, установленное в ст. 401 ГК РФ, иначе говоря, лицо признается виновным, если не предприняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Вина может быть выражена в виде умысла или неосторожности. Однако необходимо отметить, что вина — это лишь условие наступления гражданско-правовой ответственности, и форма вины, по общему правилу, не влияет на размер такой ответственности.

Касательно гражданско-правовой ответственности необходимо также принимать во внимание порядок распределения бремени доказывания между правонарушителем и потерпевшим. Так, наличие и размер убытков, а также причинно-следственную связь должен доказывать сам потерпевший. В то же время вина правонарушителя презюмируется, иначе говоря, он считается виновным пока им же самим не доказано обратное (п. 2 Ст. 401 ГК РФ).

Таким образом, основаниями возникновения гражданско-правовой ответственности являются: само правонарушение, убытки, причинно-следственная связи между нарушением и убытками, а также вина правонарушителя, если законом не установлена ответственность независимо от наличия вины.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ. п.2 Ст.1064, п.1 Ст.1079, Ст.1100

Необходимо теперь рассмотреть, какие основные формы гражданско-правовой ответственности предусмотрены в законе.

Так, общей мерой гражданско-правовой ответственности является возмещение убытков в виде реального ущерба и упущенной выгоды. По общему правилу, потерпевший имеет право на взыскание с нарушителя реального ущерба и упущенной выгоды. Такая ответственность носит имущественный и компенсационный характер. Однако для наступления такой ответственности необходимо, чтобы потерпевший понес убытки в результате правонарушения. В случае, если потерпевший не смог доказать разумность размера требуемых им убытков, суд определяет его исходя из собственного усмотрения, конечно же, руководствуясь принципами справедливости и соразмерности (п.5 Ст. 393 ГК РФ).

Кроме того, необходимо добавить, что по отдельным видам обязательств законом предусмотрена ограниченная ответственность (п.1 Ст. 400, п.2 и п.3 Ст.978 ГК РФ).

В гражданском законодательстве также установлен такой способ защиты нарушенных прав, как компенсация морального вреда. Основаниями для применения данного способа защиты является причинение физических или нравственных страданий действиями (бездействием) правонарушителя. При этом по общему правилу, ответственность в виде компенсации морального вреда наступает при наличии вины правонарушителя. Суд, принимая решение о размере причитающейся потерпевшему денежной компенсации за моральный вред, должен исходить из принципов разумности, справедливости и соразмерности, с тем, чтобы такая сумма соответствовала степени физических и нравственных страданий потерпевшего, а также степень вины правонарушителя (Ст. 151 ГК РФ).

Итак, гражданским законодательством установлены основания и виды гражданско-правовой ответственности. В зависимости от конкретного обязательства, состав условий для применения данных мер принуждения может быть полным либо усеченным, кроме того, от характера правоотношения, сложившегося между потерпевшим и правонарушителем, зависит также форма ответственности, применяемая к последнему.

Из вышесказанного следует, что для определения оснований наступления и форм гражданско-правовой ответственности адвоката перед доверителем, необходимо определить правовую природу соглашения между доверителем и адвокатом.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://studbooks.net/2422123/pravo/ogranichenie_grazhdansko_pravovoy_otvetstvennosti_advokata_doveritelem_garantiya_nezavisimosti

Гражданско правовая ответственность адвоката перед доверителем
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here