Моральный вред повлекший смерть

Статья на тему: "Моральный вред повлекший смерть" с полным описанием тематики и ответами на интересующие вопросы. За консультацией можно обратиться к дежурному консультанту.

Решение суда о возмещении компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого родственника № 2-2197/2017

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

11 мая 2017 года г.Новосибирск

Октябрьский районный суд г.Новосибирска

Судьи Поздняковой А.В.,

при секретаре Мухаревой Н.В.,

с участием прокурора Юрченковой С.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Щеглова Д. Ю. к ГБУЗ НСО «Черепановская центральная районная больница» о возмещении компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого родственника,

Щеглов Д.Ю. обратился в суд с иском, в котором просит взыскать с ответчика ГБУЗ НСО «Черепановская центральная районная больница» о возмещении компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого родственника (матери) в размере 5000000 рублей.

Свои нравственные переживания истец оценивает в 5 000 000 рублей.

Истец, представитель истца в судебное заседании требования искового заявления поддержали в полном объеме.

Представитель ответчика по доверенности Хлудов Е.Ю. в судебном заседании исковые требования не признал, ссылалась на то, что экспертиза проведенная в рамках рассмотрения дела Калининским районным судом не может быть положена в основу исковых требований истца. ст. 61 ГПК РФ в данном случае не применима, поскольку в рассмотрении настоящего дела участвуют иные лица. Заявил ходатайство о назначении по делу экспертизы качественности оказанных услуг.

Представитель ответчика Шаманаева Л.В., поддержала позицию Хлудова Е.Ю.

Представитель третьих лиц Щербакова Д.С., Кабаковой Н.А., Саранцева А.Ф.- Хлудов Е.Ю. в судебном заседании исковые требования не признал, по приведенным выше основаниям.

Представитель истца возражал против назначения по делу экспертизы по качеству оказанных услуг по изложенным в письменных возражениях основаниям. Указал, на недопустимость назначения экспертизы качества, поскольку при рассмотрении дела в Калининском районном суде была проведена комиссионная судебно- медицинская экспертиза, которой были выявлены дефекты оказания медицинской помощи матери истца, а также установлена причинно- следственная связь между ними и смертью Щегловой Н.Г.

Выслушав пояснения сторон, заслушав заключение прокурора Юрченковой С.И., полагавшего заявленные требования обоснованными и подлежащими частичному удовлетворению с учетом принципа разумности и справедливости, исследовав представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу об обоснованности заявленных требований и необходимости их частичного удовлетворения, при этом суд исходит из следующего:

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Так, как следует из свидетельства о рождении (л.д.5), Щеглова Н.Г. является матерью Щеглова Д.Ю.

Щеглова Н.Г. /дата/ умерла (свидетельство на л.д.6).

В силу ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда.

Калининским районным судом г. Новосибирска при рассмотрении гражданского дела № г. установлен факт ненадлежащего оказания медицинской помощи Щегловой Н.Г. в учреждении ответчика. Так, в рамках рассмотрения гражданского дела № г. была проведена судебно-медицинская экспертиза, которой были выявлены дефекты оказания медицинской помощи Щегловой Н.Г., состоящие в косвенной причинно-следственной связи с наступлением её смерти: — недооценка глубины ожоговых поверхностей (тяжести ожоговой травмы); — отсутствие проведения бронхоскопии для установления отсутствия или наличия ингаляционной травмы, которая также могла усугубить течение ожоговой болезни.

Также установлен дефект оказания медицинской помощи, состоящий в прямой причинно-следственной связи со смертью Щегловой Н.Г., а именно: отсутствие своевременного перевода в ожоговый центр для оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Кроме того, эксперты отдельно отметили, что при своевременном переводе в ожоговый центр у Щегловой Н.Г. имелись шансы на благоприятный исход.

Решение Калининского районного суда г. Новосибирска /дата/ вступило в законную силу, судебная коллегия апелляционной инстанции согласилась с выводами суда первой инстанции как соответствующими обстоятельствам дела и представленным доказательствам, изменив решение суда лишь в части компенсации морального вреда, снизив размер до 500000 руб. В остальной части решение суда оставлено без изменения..

Исходя из изложенного, суд приходит к выводу о том, что виновные действия сотрудников медицинского учреждения – ответчика состоят в непосредственной причинно-следственной связи со смертью Щегловой Н.Г.

Данные обстоятельства при рассмотрении настоящего дела для ответчика являются преюдициальными, то есть не подлежат повторному доказыванию либо оспариванию с его стороны.

При этом доводы представителя ответчика о том, что проведенная в рамках гражданского дела по иску Щеглова В.Ю. к ГБУЗ НСО «Черепановская центральная районная больница» о возмещении компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого родственника, экспертиза не имеет преюдициального значения для рассмотрения данного спора, суд находит основанными на неверном толковании норм процессуального права.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства на которые она ссылается как на обоснования своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Исходя из положений ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Экспертиза в силу норм действующего законодательства является доказательством, подлежащим оценке судом.

При этом, оценка доказательств урегулирована в ст. 67 ГПК РФ.

В силу ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда.

При таких обстоятельствах, учитывая изложенное, оснований для удовлетворения ходатайства представителя ответчика о назначении по делу экспертизы качества, не имеется, поскольку при рассмотрении дела в Калининском районном суде была проведена комиссионная судебно- медицинская экспертиза, которой были выявлены дефекты оказания медицинской помощи матери истца, а также установлена причинно- следственная связь между ними и смертью Щегловой Н.Г. Обстоятельства, установленные вышеуказанным решением по смыслу ст. 61 ГПК РФ имеют преюдициальное значение при рассмотрении настоящего спора.

В силу положений статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Читайте так же:  Мировое соглашение по взысканию долга образец

Согласно п.1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Согласно ч. 1 ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Как указано в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от /дата/ № «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.

При этом перечень видов нравственных страданий, являющихся основанием для реализации права на компенсацию морального вреда, приведенный в Постановлении Верховного Суда Российской Федерации от /дата/ N10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», не является исчерпывающим. Моральный вред, заключающийся в нравственных переживаниях в связи с утратой родственника, на что указано в пункте 2 Постановления Пленума, также не предполагает действий причинителя вреда непосредственно в отношении родственников погибшего.

Из разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от /дата/ N1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», следует, что при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда (абзац 3 пункта 32).

Для суда очевидно, что истец как сын умершей испытывал сильнейшие переживания в связи с потерей близкого человека, невосполнимостью данной потери, необходимостью социальной адаптации к новым жизненным обстоятельствам.

Учитывая изложенное, причиненный истцу вред подлежит возмещению со стороны ответчика.

Согласно ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер моральных и нравственных страданий истца оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

При определении размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с ответчика в пользу истца, суд учитывает близкое родство истца с умершей, характер и степень моральных и нравственных страданий истца, обстоятельства смерти Щегловой Н.Г., которая произошла неожиданно, из-за некачественно оказанных медицинских услуг.

Вместе с тем сумму, которую истец просит взыскать в качестве компенсации морального вреда, суд находит завышенной.

Поскольку моральный вред по своему характеру не предполагает возможности его точного выражения в деньгах и полного возмещения, предусмотренная законом денежная компенсация должна лишь отвечать признакам справедливого вознаграждения потерпевшего за перенесенные страдания.

Учитывая изложенное, исходя из принципа разумности и справедливости, суд приходит к выводу о необходимости взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в сумме 300000 руб.

При этом, факт взыскания судами компенсации морального вреда в пользу иных близких родственников умершей – сына Щегловой Г.Н. и брата истца Щеглова В.Ю. – в размере 500 000 рублей соответственно, не может быть учтен при определении размера компенсации морального вреда Щеглову Д.Ю. в связи с потерей матери, так как компенсация морального вреда предполагает восстановление нарушенного права, связанного с личными неимущественными права лица, которому причинены нравственные страдания. Взысканная же компенсация морального вреда в пользу Щеглова В.Ю. не может свидетельствовать о восстановлении нарушенного права Щеглову Д.Ю.

Учитывая изложенное, поданный иск подлежит частичному удовлетворению.

Кроме того, с ответчика в силу ч. 1 ст. 103 ГПК РФ и п.1 ч. 1 ст. 333.19 НК РФ подлежит взысканию государственная пошлина в доход местного бюджета в размере 300 рублей, от уплаты которой при обращении в суд истец был освобожден в силу положений ст. 333.36 НК РФ.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. 194 и 198 ГПК РФ, суд

Исковые требования Щеглова Д. Ю. – удовлетворить частично.

Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения НСО «Черепановская центральная районная больница» в пользу Щеглова Д. Ю. в счет компенсации морального вреда в связи с потерей близкого человека – 300 000 рублей.

В остальной части иска Щеглова Д. Ю. – отказать.

Взыскать с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения НСО «Черепановская центральная районная больница» государственную пошлину в доход местного бюджета в размере 300 рублей 00 копеек.

Решение может быть обжаловано в Новосибирский областной суд в течение месяца с момента его изготовления в окончательной форме.

Судья Позднякова А.В.

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ:

Бояркин Д.С. обратился в суд с указанным иском, просит взыскать с ответчика в свою пользу сумму неустойки, исчисленную на дату предъявления иска в суд, в размере 244 001 руб., компенсацию морального вреда в сумме 20 000 рублей, расходы по оплате у.

Межрегиональная общественная организация Защита прав потребителей «Правовед» обратилась в суд в интересах Рощупкиной О.В. с иском к ООО СМУ «Эверест – Н», просит взыскать с ответчика в пользу Рощупкиной О.В. неустойку за несвоевременно переданную .

Источник: http://sud-praktika.ru/precedent/239643.html

Нельзя снижать компенсацию морального вреда за смерть семимесячного плода на том основании, что женщина может иметь других детей

logoff / Depositphotos.com

Размер компенсации морального вреда, причиненного внутриутробной гибелью ребенка в медучреждении, нельзя снижать немотивированным указанием на то, что данная смерть, во-первых, не повлекла утраты трудоспособности и репродуктивной функции матери, а во-вторых, не находится в прямой причинно-следственной связи с виновными действиями медперсонала. Снижение компенсации – в таких условиях – говорит о формальном подходе суда к рассмотрению спора о защите нематериальных благ, а сам подход разрушает смысл гражданского судопроизводства (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 13 мая 2019 г. № 53-КГ19-3).

Такую правовую позицию высказал ВС РФ, рассматривая дело об антенатальной гибели плода.

Читайте так же:  Работа водитель снг патент

Несчастье случилось под выходные: будущая мама (на восьмом месяце беременности, с низкой группой риска) простудилась. Консилиум врачей – во вторник – заключил, что прогноз для жизни плода сомнительный, зависит от исхода оперативного лечения, при благополучном исходе хирургического вмешательства в дальнейшем прогноз для здоровья ребёнка благоприятный.

Поздно вечером в пятницу женщине внезапно стало гораздо хуже, она вызвала «неотложку», которая отвезла пациентку в краевой «инфекционный» стационар. Там будущую маму осмотрели инфекционист и гинеколог, поставили диагноз «другие острые инфекции верхних дыхательных путей множественной локализации», гинеколог не высказал никаких опасений о ребенке. На следующий день – то есть с самого утра субботы – женщина неоднократно жаловалась на плохое самочувствие по гинекологии и просилась на осмотр к врачу-гинекологу. Однако врач – сославшись на занятость – осмотрел ее только вечером. К этому моменту сердце ребенка уже не билось.

Впоследствии врачебная комиссия стационара рекомендовала наказать и гинеколога, и инфекциониста; гинекологу был объявлен выговор за нарушение стандартов оказания помощи, обследования и лечения больных, входящих в группу риска по материнской смертности, за нарушение пункта 2.22 части II должностной инструкции врача-акушера-гинеколога по оказанию экстренной помощи гинекологического отделения.

Экспертизы оказанной маме медпомощи (судебные и ЭКМП по линии ОМС) пришли к следующим выводам:

Опираясь на эти выводы, суд первой инстанции признал, что:

  • медицинская помощь была оказана женщине несвоевременно;
  • следствием дефектов оказания медицинской помощи явилась антенатальная гибель плода;
  • следовательно, сотрудниками стационара истице был причинен моральный вред, за который причитается компенсация;
  • при определении размера этой компенсации суд учел возраст пациентки, тот факт, что потеря ребёнка причинила ей глубокие нравственные и физические страдания, что халатность врачей по отношению к беременной противоречит принципам оказания медицинской помощи, и что гибель плода, являвшегося жизнеспособным, является тяжким последствием халатности;
  • размер компенсации морального вреда суд оценил в 1 млн 200 тыс. руб., штраф за недобровольное исполнение требований потребителя – в 300 тыс. руб.

Вскоре решение районного суда было изменено в апелляции. Краевой суд снизил размер компенсации и штрафа вдвое, указав, что:

  • основания для взыскания с больницы компенсации морального вреда, действительно, есть;
  • однако нет негативных последствий для физического здоровья истицы в виде утраты трудоспособности либо утраты репродуктивной функции;
  • а кроме того, нет прямой причинно-следственной связи между допущенными нарушениями и антенатальной гибелью плода.

ВС РФ категорически не согласился с этим, отметив следующее:

Итог: оставлено в силе решение суда первой инстанции.

Источник: http://www.garant.ru/news/1283028/

Компенсация морального вреда за смерть — сестры, работника

Компенсация за моральный ущерб полагается каждому гражданину, пострадавшему от ситуации, действия или бездействия третьей стороны. Возмещение можно потребовать, если спровоцировано появление нравственных переживаний, в том числе и от смерти близких родственников. Давайте разберемся, какое наказание может получить лицо, ошибки которого стали причиной гибели человека.

Чем может быть спровоцирован моральный вред?

Акция. Консультация юриста 2500 рублей БЕСПЛАТНО до 21 февраля

Моральный вред – нравственные переживания, которые могут быть спровоцированы такими обстоятельствами:

  • прекращением общественной деятельности;
  • оглаской тайны и любой личной информации;
  • распространением информации, не соответствующей реальности и задевающей честь, достоинство гражданина;
  • ограничением или утратой определенных прав;
  • болью от увечий, травм;
  • тяжелой болезнью;
  • фактом смерти близкого родственника.

Внимание! К категории источника повышенной опасности относится вредная ситуация, повлекшая за собой угрозу здоровью или смерть. Как пример можно учесть вред, последствие которого — смерть работника на предприятии, ДТП со смертельным исходом.

Моральный вред за смерть жены или сестры, родителя или ребенка, другого близкого родственника можно взыскать:

  1. За врачебную ошибку, неквалифицированные действия медицинских сотрудников. Пример, принятие хирургом медицинской меры во время операции, которая стала причиной смерти.
  2. За технологические нарушения на предприятиях. Если причиной гибель работника (группы лиц) стали неисправности оборудования, несоблюдение мер безопасности работодателем, то родственники усопшего (усопших) лица могут требовать компенсацию.
  3. ДТП. Если имеет место авария, повлекшая гибель граждан, то с виновника происшествия можно вытребовать компенсацию.

Информация к сведению! В стандартной ситуации возмещение морального ущерба проводится уже на основании решения суда. При этом закон не ограничивает граждан в праве добровольного возмещения в рамках соглашения между сторонами. Это ст. 237 ТК определяет, что с работодателя должны быть взысканы денежные средства на компенсацию морального вреда, причиненного неправомерными действиями (бездействием). Размер выплаты должен быть оговорен трудовым соглашением между работодателем и работника.

При этом окончательный вердикт о целесообразности выплаты и ее размере должен быть вынесен судом. Об этом говорит Гражданский кодекс РФ. В п. 2 ст. 1101 ГК говорится о том, что размер компенсации определяется судом после анализа характера причиненных гражданину страданий (физических и нравственных), а также степени вины ответчика в случаях. Второе обстоятельство имеет место, если вина является основанием для назначения компенсации, ведь не во всех случаях для назначения выплаты требуется доказывание виновности.

Законодательное обоснование

Основной законодательный акт, регламентирующий особенности возмещения морального вреда – Гражданский Кодекс. Порядок выплат затрагивается в ст. 151, 152, а также 1099-1101. В одной из статей четко предусмотрено, что причинение ущерба есть основанием для восстановления прав в виде денежной компенсации.

Обратите Внимание! Компенсация морального вреда может иметь место независимо от присутствия в деле материального урона. Имущественный вред пострадавшей стороне компенсируется в обязательном порядке.

Ст. 1100 ГК определяет, что возмещению подлежит моральный вред, независимо от того установлена ли вина ответственного за происшествие ситуации гражданина.

Условия, провоцирующие опасную ситуацию:

  • допущение определенных нарушений, не имеющих отношения к имущественным правам;
  • провоцирование угрозы совершения значительного вреда нематериальным благам, которые защищаются УК;
  • иные условия.

Трудовые споры

В трудовом кодексе сказано о возможности проведения компенсационных выплат, речь идет о ст. 3, 21, 22, 237, 394. Исходя из этих законодательных предписаний, суд вправе удовлетворить прошение работника, если вред возник из-за неправомерных действий или бездействий работодателя. В этой ситуации необходимым условием назначения выплаты является доказанная вина ответчика.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Ст. 392 оговаривает сроки, в которые можно обратиться за защитой прав работника (его родственников). В трехмесячный период можно написать исковое заявление при индивидуальном трудовом споре. Один месяц дается на обжалование неправомерного увольнения и возмещения вреда, связанного с этим событием.

Читайте так же:  Возмещение морального вреда профессиональное заболевание

Примеры из судебной практики

Суд при рассмотрении исков о взыскании морального ущерба руководствуется Постановлением Верховного Суда от 1994 года. Законодательный акт имеет название — «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». Он дает пояснение сложным формулировкам. Итак, разберемся, что же такое неимущественное право и нематериальное благо.

Блага нематериального характера включают в себя жизнь и здоровье, честь и репутацию, неприкасаемость и моральные качества гражданина. Неимущественные права – возможность использование собственного имени, интеллектуальных наработок.

В отдельных случаях нарушением неимущественных прав можно считать неправомерное привлечение лица к уголовной ответственности, заключение его под арест, подписка о безотлучном проживании и невыезде.

Напоминаем! Вы можете оценить Вашу ситуацию у юриста — это бесплатно! Звоните!

Информация к сведению! Моральный вред может быть компенсирован и за такие нарушения, что предусмотрены законами: «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» и «О защите прав потребителей».

Как доказывает судебная практика, трудовые споры часто решаются в пользу работников, если имеет место вина работодателя. Если действия или бездействие ответственного за безопасность лица спровоцировали моральный вред, то его работодатель обязан будет выплатить.

Что же касается исков, в которых умершая гражданка (гражданин) стали жертвой медицинской ошибки, то доказать вину медиков очень сложно. Из-за сложности доказывания связи между действиями врача и смертью пациента, суды часто отказывают истцам. Особую категорию дел в судебной практике занимают дела о причинении вреда и его возмещении матерям и детям.

Важный момент! Во всех ситуациях должна прослеживаться причинно-следственная связь, появившаяся между действием (бездействием) и непосредственным итогом (вредом).

Как же получить возмещение за смерть близкого родственника?

В определенных ситуациях виновник трагедии (ситуации, в которой умер гражданин) стремится мирным способом урегулировать вопрос моральной компенсации с родственниками погибшего. Ст. 61 УК определяет добровольное возмещение морального вреда смягчающим обстоятельством. Его суд учитывает при выборе меры наказания для виновного лица.

В большинстве же случаев заинтересованные лица сами вынуждены инициировать возмещение. Первое что они могут сделать, так это отправить претензию непосредственно виновному лицу. Это должно быть письменное обращение, которое может быть вручено лично в руки, отправлено по почте или передано через доверенных лиц.

Обязательное условие: гражданин, принявший претензию должен сообщить о своем решении отправителю претензии. Если ответственное в трагедии лицо согласно на компенсацию, то назначается встреча. Если следует отказ, то его тоже нужно аргументировать и сообщить заинтересованной стороне.

Если добровольного соглашения о компенсации не подписано, родственник погибшего лица может обращаться в суд за защитой интересов. В заявлении нужно потребовать возмещения морального вреда, вызванного смертью близкого человека. К делу нужно приобщить материалы, которые удалось собрать при попытке мирного урегулирования ситуации. Для вынесения обоснованного и справедливого решения суду нужно изучить все документы и обстоятельства по делу.

Исполнительные сроки

Независимо от степени и наличия вины выплата компенсации проводится на общих основаниях, так как это оговаривает ст. 1079 ГК.

  1. Как только решение суда вступает в законную силу можно инициировать выплату. Для этого нужно обратиться в службу судебных приставов для написания заявления.
  2. Судебный исполнитель устанавливает окончательный срок погашения компенсации. При возникновении просрочки на основную сумму долга может быть наложена пеня, это штрафная мера используется для инициирования погашения долга.

Компенсация морального вреда – мера защиты прав, которая должна использоваться в любом демократическом обществе. Но трудность ее реализации заключается в том, что в законодательстве не проработано однозначных позиций и критериев.

Еще один важный момент. В соответствии с п. 8 Постановления Пленума ВС № 23 от 19.12.2003 г. «О судебном решении» и ч. 4 ст. 61 ГК, приговор суда по уголовному делу, который уже вступил в законную силу обязательно должен выполняться другими инстанциями. К примеру, рассматривается гражданское дело о возмещении морального вреда, спровоцированного смертью родственника. То тут судебный орган уже не вправе обсуждать вину ответчика, а может лишь регулировать размер возмещения.

Статья закончилась. Вопросы остались? Консультация юриста БЕСПЛАТНО

8 (800) 550-72-89 горячая линия для регионов России

Источник: http://soclgoty.ru/kompensatsii/moralnyj-vred-za-smert-sestry-rabotnika.html

Когда за внутриутробную смерть плода суд может взыскать больше 1 млн. компенсации морального вреда?

При потере беременности и рождении мертвого ребенка женщина может взыскать с медицинской организации компенсацию морального вреда. Но это возможно в том случае, если медработники допустили нарушения. И даже отсутствие прямой причинно-следственной связи совершенно не означает, что суд откажет женщине в удовлетворении иска.

Такой вывод следует из недавней позиции Верховного Суда РФ по делу о компенсации женщине морального вреда после внутриутробной гибели ребенка в медучреждении.

Судебная практика в России только начинает складываться в пользу пациентов – когда размер компенсации не выглядит абсурдно смешным. Вместе с тем ожидать, что размеры взысканных за нарушения прав пациентов сумм приблизятся к размерам компенсации, присуждаемым в европейских странах или Америке, пока не приходится.

В мае 2019 года Верховный Суд РФ рассмотрел дело по жалобе женщины, которая будучи беременной, получила некачественную медицинскую услугу, а затем потеряла ребенка (произошла внутриутробная гибель плода и рождение мертвого ребенка). Суд посчитал 1,2 млн рублей разумной суммой компенсации.

Елена А. была на 8 месяце беременности, когда однажды в пятницу у неё резко поднялась температура. Других симптомов простуды не было, но она все же вызвала скорую помощь. Врачи решили её госпитализировать. После госпитализации в инфекционное отделение Красноярской больницы скорой медицинской помощи имени Н.С. Карповича, она была осмотрена, в том числе врачом-гинекологом, который не высказывал опасений за состояние здоровья ребёнка.

На следующий день, в субботу в 10 часов утра во время осмотра дежурным врачом Елена А. высказала жалобы на состояние здоровья по гинекологии, однако, несмотря на её неоднократные обращения к медицинской сестре с просьбой позвать врача-гинеколога, была им осмотрена только около 17 часов, по результатам обследования врач-гинеколог зафиксировал отсутствие сердцебиения плода, а вечером в этот же день около 20 часов была установлена внутриутробная гибель плода.

На родоразрешение женщину направили в роддом, где у неё родился мертвый ребенок (мальчик).

Читайте так же:  Верховный суд возмещение убытков

Что установили проверки и решили нижестоящие суды:

Проверки установили дефекты оказания женщине медпомощи – она была несвоевременно осмотрена гинекологом, которого по этой причине привлекли к дисциплинарной ответственности (объявили выговор). Пострадавшая от таких дефектов женщина обратилась в суд с иском о взыскании компенсации морального вреда в размере 2,5 млн. рублей.

Елена мотивировала свои исковые требования тем, что из-за ненадлежащей медицинской помощи произошли неблагоприятные последствия в виде смерти плода и рождения мертвого ребёнка. Именно в 2,5 млн рублей она оценила размер компенсации за причиненные ей физические и нравственные страдания.

Но ответчик — КГБУЗ «Красноярская межрайонная клиническая больница скорой медицинской помощи имени Н.С. Карповича» – с такими исковыми требованиями не согласился.

Суд первой инстанции (Сосновоборский городской суд Красноярского края) удовлетворил исковые требования пострадавшей женщины частично – взыскал 1 млн. 200 тыс. рублей компенсации морального вреда и штраф за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке в размере 300 тыс. рублей.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменил – снизил размер компенсации до 600 тыс. рублей, а сумму штрафа до 150 тыс. рублей.

Елена А. обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, попросив отменить апелляционное определение, как незаконное, и оставить в силе решение суда первой инстанции.

Верховный Суд изучил дело, проверил доводы женщины и согласился с ними.

Что важное сказал Верховный Суд по этому делу?

Из позиции Верховного Суда, изложенной в определении, следует:

— размер компенсации морального вреда нельзя снижать только по той причине, что смерть плода не повлекла утраты трудоспособности и репродуктивной функции матери. Да, женщина способна в будущем забеременеть, но это не значит, что нарушение стандартов оказание ей медпомощи не может быть причиной её физических и нравственных страданий.

— отсутствие прямой причинно-следственной связи с виновными действиями медперсонала – также не причина для снижения размера компенсации. Экспертиза не смогла установить, произошла ли смерть плода из-за некачественно медицинской услуги. Но материалами дела установлено, что медпомощь действительно была оказана с нарушениями.

Причины антенатальной гибели плода могут быть разные, в т.ч. и вирусная инфекция, в связи с которой врач должен был принять меры и назначить противовирусную терапию.

Но что если бы гинеколог вовремя осмотрел женщину и вовремя отреагировал? Остался бы ребенок жив?

На эти вопрос уже невозможно достоверно ответить. Тем не менее, суд апелляционной инстанции не вправе был снижать установленный судом первой инстанции размер компенсации морального вреда, ориентируясь лишь на то, что нет прямой связи между действиями врача и потерей женщиной ребенка, а также тем, что она еще способна забеременеть и родить в будущем.

Пациент всегда находится в более уязвимом и беспомощном положении, чем обычный здоровый человек. Ведь когда человек обращается за медпопощью, он обычно не сосредоточен на защите своих прав, а все внимание его приковано к решению возникшей проблемы со здоровьем. Даже сам факт того, что он нуждается в медпомощи – это и есть причина его неспособности самого себя защитить.

Но пациент вправе рассчитывать на профессионализм врачей, на их внимательность ко всем нюансам. Очень часто права пациентов нарушаются даже в мелочах, просто не все пациенты, пострадавшие от некачественных медицинских услуг решаются на судебные споры. Но складывающаяся судебная практика показывает, что смысл обращаться за защитой своих медицинских прав есть.

Остались вопросы или нужна помощь в защите прав?

Вы можете позвонить мне или написать по электронной почте.

автор статьи — юрист

Рейтинг:

Источник: http://virtual-jurist.ru/note-178.html

Моральный вред повлекший смерть

Компенсация морального вреда

В соответствии с пунктом 1 статьи 17 Конституции Республики Казахстан достоинство человека неприкосновенно.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 18 Конституции каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства.

Согласно статье 9 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее — ГК) одному из способов судебной защиты гражданских прав относится компенсация морального вреда.

Споры по таким искам у судей особых затруднений не вызывает, в основном дела разрешаются правильно.

Судьями правильно устанавливается круг обстоятельств, подлежащих выяснению, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела, определяются правоотношения сторон и закон, которым следует руководствоваться, круг лиц, необходимых для привлечения к участию в деле, и доказательства, необходимые для правильного разрешения дела.

Имеются определенные сложности при определении размера компенсации, вследствие чего складывается неоднозначная судебная практика. Законодательство не определяет ни минимальный, ни предельный размер компенсации за причиненный моральный вред. При установлении размера компенсации, суды исходят из общих правил, предусмотренных нормами гражданского законодательства. Размер компенсации морального вреда судами определяется по общим правилам статьи 6 ГК исходя из требований добросовестности, разумности и справедливости.

Основанием иска о компенсации морального вреда является виновное совершение ответчиком противоправного деяния, повлекшего причинение истцу физических или нравственных страданий, что подлежит доказыванию в суде, как и характер причиненных страданий, степень вины причинителя вреда.

В то же время вина не всегда является обязательным условием для ответственности.

Предметом иска является субъективное право истца на компенсацию такого вреда в денежной форме. Цель компенсации — не компенсировать денежные потери потерпевшего, а загладить моральный вред, причиненный нематериальным благам, необходимо связывать нормы о компенсации морального вреда с приоритетами и ценностями человеческой личности, ее интересами и потребностями.

Содержание иска составляют действия, о совершении которых просит истец: признание права истца на компенсацию морального вреда, определить денежный размер компенсации морального вреда, взыскание с ответчика компенсации.

Законодатель установил критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда (ст. 952 ГК): степень вины нарушителя, степень физических и нравственных страданий пострадавшего, тяжесть последствий правонарушений, характер и сфера распространения ложных позорящих сведений, иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Моральный вред затрагивает нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и др.). В результате морального вреда могут нарушаться личные неимущественные либо имущественные права гражданина.

Моральный вред может выражаться в нравственных переживаниях, порожденных утратой родственников, физических страданиях, в невозможности продолжать активную общественную жизнь, в потере работы, распространении сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию гражданина и др.

Читайте так же:  Наделить правом подписи приказ

Согласно разъяснениям нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 27 ноября 2015 года «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, испытываемые гражданином в результате противоправного нарушения, умаления или лишения принадлежащих ему личных неимущественных прав и благ. В этом же нормативном постановлении даны разъяснения понятиям личных неимущественных прав и благ гражданина, а также вопросам компенсации морального вреда.

Размер компенсации зависит от характера и объема причиненных гражданину нравственных или физических страданий, степени вины причинителя, иных обстоятельств. Вопрос о компенсации нравственных переживаний может рассматриваться судом самостоятельно независимо от наличия имущественного ущерба.

Размер компенсации морального вреда в денежном выражении следует считать справедливым и достаточным, если при установлении его размера судом учтены все конкретные обстоятельства, связанные с нарушением личных неимущественных прав гражданина, и установленный судом размер компенсации позволяет сделать обоснованный вывод о разумном удовлетворении заявленных истцом требований.

При определении размера морального вреда суды обращают внимание на необратимые последствия болезни, при которых работник стал инвалидом. В то же время суды учитывают характер и степень полученной травмы, которая повлекла признание работника инвалидом, вину самого работника в получении травмы, какие социальные льготы получил работник после получения травмы согласно коллективному договору и т.д.

На требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

Источник: http://www.zakon.kz/4917021-kompensatsiya-moralnogo-vreda.html

За умерших пациентов страдают близкие // Верховный суд направляет практику против больниц

Моральный вред за некачественную медицинскую помощь и наступившую в результате смерть пациента можно взыскать в пользу родственника погибшего. Моральный вред может заключаться и в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников. А то, что в законе прямо об этом не сказано, не значит, что права на компенсацию морального вреда нет. К таким выводам пришла гражданская коллегия Верховного суда (ВС) по двум похожим делам, рассмотренным в феврале.

В первом деле требование к районной больнице о компенсации морального вреда в размере 3 млн руб. заявил Андрей Фролов из Калининградской области. Его жена Елена умерла дома от разрыва аневризмы. В течение месяца до этого она обращалась к врачам в больницу. Ей поставили диагноз артериальная гипертензия, но госпитализацию не предлагали.

После смерти Елены по заявлению Андрея Фролова следователи провели проверку в больнице. Выяснилось, что при первичном обращении врачи не собрали полный анамнез, не провели полный осмотр, нужные анализы и консультация невролога не были назначены, «не все подписи врачей имеют расшифровку». Однако экспертиза показала, что дефекты медицинской помощи не могли повлиять на разрыв аневризмы. Прямой причинно-следственной связи нет. Сославшись на это, суды отказались компенсировать моральный вред Андрею Фролову.

Одновременно суды указали, что вред, причиненный некачественным оказанием медицинской помощи, может взыскать только сам потребитель медицинских услуг. Истец таковым не был, поэтому в этой части его требование также не подлежало удовлетворению.

Во втором деле Вадим Задворов умер в городской больнице в Ханты-Мансийском автономном округе — Югре через три часа после поступления. Он жаловался на недельную температуру, кашель и одышку, а умер от отрыва тромба в нижней конечности и наступившей легочной эмболии. Проверка департамента здравоохранения округа выявила нарушения (рентген пациенту не сделали, анамнез скудный, признаки тромбофлебита не выявлены). Смерть пациента была «условно предотвратима», если бы диагностику провели своевременно и верно оценили тяжесть его состояния. Но этого не было сделано в том числе и потому, что Вадим Задворов поздно обратился за помощью.

Его супруга Наталья потребовала от больницы компенсации морального вреда в размере 3 млн руб. Первая инстанция взыскала только 750 тыс. руб. Суд согласился, что некачественная медицинская помощь мужу причинила заявительнице моральный вред. Он в том числе выразился «в её переживаниях по поводу того, что, находясь в стационаре, её больной муж был обнаружен лежащим на полу в момент, когда наступила его клиническая смерть». Но компенсировать моральный вред, причиненный смертью мужа, суд отказался, потому что причинно-следственной связи между действиями врачей и «последствиями в виде смерти» нет.

Апелляция отказала Наталье Задворовой полностью, посчитав, что первая инстанция искусственно разделила требование заявительницы. Компенсировать моральный вред, причиненный смертью мужа, она не просила. А моральный вред, связанный с некачественной медицинской помощью, по мнению судей, может взыскать только потерпевший, который уже мертв.

Гражданская коллегия ВС в обоих делах пришла к похожим выводам. Во-первых, в случаях смерти близкого не следует разделять требование о компенсации вреда из-за некачественной медицинской помощи и из-за смерти. Требование о компенсации вреда единое, и оно основано на переживаниях, связанных с уходом из жизни другого человека. Например, в первом деле Андрей Фролов в иске указывал, что «осознание того, что супругу можно было спасти оказанием своевременной и квалифицированной медицинской помощи, причиняет ему дополнительные нравственные страдания». Если бы помощь была квалифицированной, Елена была бы жива. А врачи даже не направили ее к неврологу. Общие правила компенсации морального вреда по ст. 151 ГК не устанавливают ограничений, когда компенсация допускается. А в постановлении Пленума ВС от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» сказано, что если в законе прямо не указано, что по конкретному правоотношению нельзя компенсировать моральный вред, это не значит, что права на компенсацию нет.

Во-вторых, истец не должен доказывать отсутствие причинной связи между смертью и бездействием врачей. Это особенно ярко проявилось в деле Андрея Фролова (первое в заметке), в котором суды полагались на заключение досудебной экспертизы и не стали в ходе процесса назначать новую.

Первое дело коллегия отправила на пересмотр в апелляцию. А в споре по заявлению Натальи Задворовой ВС поддержал решение первой инстанции, взыскавшей в пользу истицы 750 тыс. руб.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://zakon.ru/Discussions/za_umershih_pacientov_stradayut_blizkie__verhovnyj_sud_napravlyaet_praktiku_protiv_bolnic/77798

Моральный вред повлекший смерть
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here