Наследуется ли моральный вред

Статья на тему: "Наследуется ли моральный вред" с полным описанием тематики и ответами на интересующие вопросы. За консультацией можно обратиться к дежурному консультанту.

Содержание

В организации произошел несчастный случай, в результате которого погиб работник. Страховая компания произвела все выплаты, предусмотренные Федеральным законом от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний». У погибшего работника имеются родственники: супруга (45 лет), дочь (4 года), отец (отцу 70 лет) и мать (68 лет, инвалид I группы), они требуют также возмещения морального вреда. Кто из перечисленных родственников погибшего работника вправе претендовать на компенсацию морального вреда в связи с его гибелью? Как определить сумму компенсации морального вреда? Какие документы должны быть предоставлены претендентами на компенсацию морального вреда в доказательство тех или иных обстоятельств, свидетельствующих о пережитых ими нравственных страданиях?

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Амирова Лариса

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Прибыткова Мария

9 октября 2012 г.

*(1) При определении размера морального вреда судам предложено руководствоваться рядом критериев. В частности, суду следует устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, какова степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора (смотрите п. 8 Постановления N 10).

Источник: http://www.garant.ru/consult/business/426752/

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 сентября 2013 г. N 42-КГ13-2 Суд отменил принятые судебные решения и направил дело о взыскании компенсации морального вреда на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку переход прав потерпевшего лишь к одному из его близких родственников не может рассматриваться как основание для лишения прав на компенсацию морального вреда всех иных близких родственников

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Корчашкиной Т.Е., Назаровой А.М.

рассмотрела в судебном заседании 13 сентября 2013 г. по кассационной жалобе Урубжурова Б.С. на решение Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 16 ноября 2012 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 24 января 2013 г. дело по иску Урубжурова Б.С. к Бюджетному учреждению Республики Калмыкия «Республиканский центр специализированных видов медицинской помощи» о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения истца Урубжурова Б.С., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Урубжуров Б.С. обратился в суд с иском к Бюджетному учреждению Республики Калмыкия «Республиканский центр специализированных видов медицинской помощи» о компенсации морального вреда.

В обоснование своих требований истец указал на то, что в 1988 г. его дочь — несовершеннолетняя Урубжурова В.Б. проходила лечение у ответчика (ранее Республиканская инфекционная больница), где ей вводились лекарственные препараты многоразовыми шприцами. В результате указанного лечения дочь была заражена ВИЧ-инфекцией инструментальным путём. В 1989 г. ей был выставлен диагноз: ВИЧ-инфекция в стадии лимфоаденопатии. В дальнейшем на протяжении жизни ребёнка отмечалось прогрессирующее течение заболевания с многократными госпитализациями в лечебное отделение Республиканского центра по профилактике и борьбе со СПИД. 24 августа 1999 г. Урубжурова В.Б. умерла. Посмертный диагноз: ВИЧ-инфекция в стадии СПИД (терминальная стадия), тяжелейший иммунодефицит, прогрессирующая ВИЧ-энцефалопатия. В результате нарушения санитарно-эпидемиологических правил в Республиканской инфекционной больнице дочь истца заразили ВИЧ-инфекцией, которая впоследствии стала причиной её смерти, что причинило истцу моральный вред, в связи с чем, просил взыскать с ответчика компенсацию морального вреда, причинённого смертью дочери, в размере . руб.

Решением Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 16 ноября 2012 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 24 января 2013 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Урубжуровым Б.С. ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений и вынесении нового решения об удовлетворении иска.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 3 июля 2013 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 августа 2013 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации представитель Бюджетного учреждения Республики Калмыкия «Республиканский центр специализированных видов медицинской помощи» не явился. На основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что дочь истца — Урубжурова В.Б., . года рождения, находясь на стационарном лечении у ответчика, была заражена ВИЧ-инфекцией, которая впервые была выявлена в феврале 1989 г. 24 августа 1999 г. Урубжурова В.Б. умерла с посмертным диагнозом — ВИЧ в стадии СПИД. 20 октября 2011 г. постановлением следователя по особо важным делам следственного управления прокуратуры Республики Калмыкия уголовное дело, возбуждённое в отношении неустановленных сотрудников медицинского учреждения, прекращено производством за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Читайте так же:  Бюро судебно медицинской экспертизы морг

Разрешая заявленные требования, суд пришёл к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска Урубжурова Б.С. о взыскании компенсации морального вреда с Бюджетного учреждения Республики Калмыкия «Республиканский центр специализированных видов медицинской помощи».

При этом суд, сославшись на положения уголовно-процессуального законодательства, указал на то, что по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников, в связи с чем, денежная компенсация морального вреда в данном случае может быть присуждена только лицу, признанному потерпевшим по уголовному делу. Лицом, потерпевшим в результате оказания ненадлежащей медицинской помощи, и, как следствие, факта преждевременной смерти Урубжуровой В.Б., признана её мать и супруга истца, в пользу которой уже была взыскана компенсация морального вреда. Другие лица, по мнению суда, не вправе требовать присуждения им денежной компенсации морального вреда вследствие причинения вреда здоровью иного лица.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться с приведённым выводом суда, поскольку он основан на неправильном толковании норм материального права.

Уголовно-процессуальное законодательство к числу близких родственников погибшего в результате преступления относит супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и родных сестер, дедушку, бабушку и внуков (п. 4 ст. 5 УПК РФ).

В соответствии со статьёй 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинён моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Из данной правовой нормы следует, что каждый из граждан в случае причинения ему морального вреда имеет право на защиту своих прав и интересов.

Системный анализ указанных статей Гражданского и Уголовно-процессуального кодексов Российской Федерации позволяет прийти к выводу о том, что у всех близких родственников возникает право на компенсацию морального вреда. Более того, реализация права одним из родственников на данную компенсацию в рамках уголовного судопроизводства не лишает возможности других родственников реализовать это право в другом порядке, путём подачи гражданского иска в суд.

Таким образом, право на компенсацию морального вреда имеет каждое из перечисленных лиц, при условии причинения им нравственных страданий. Переход прав потерпевшего лишь к одному из его близких родственников сам по себе не может рассматриваться как основание для лишения прав всех иных близких родственников.

При рассмотрении дела суд не учёл, что в результате преступления, совершённого ответчиком, и смертью несовершеннолетней дочери истца, ему лично причинены невосполнимые нравственные и физические страдания. То обстоятельство, что в пользу потерпевшей (матери ребёнка) была взыскана денежная сумма в счёт компенсации морального вреда, само по себе не является основанием для лишения его права на компенсацию причинённого лично ему морального вреда в связи с утратой ребёнка.

Таким образом, приведённые судом мотивы отказа в удовлетворении исковых требований не основаны на законе.

Согласно части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснено в пунктах 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Этим требованиям решение суда не отвечает.

При рассмотрении настоящего дела суд не применил закон подлежащий применению к спорным правоотношениям, а пришёл лишь к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска.

Учитывая изложенное, состоявшиеся судебные постановления нельзя признать постановленными с правильным применением норм материального права и соответствующими установленным по делу обстоятельствам, в связи с чем они подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и рассмотреть перечисленные выше требования в соответствии с нормами закона, действовавшего на момент причинения вреда дочери истца в результате совершённого преступления (ненадлежащего лечения) работниками Республиканской инфекционной больницы (БУ Республики Калмыкия «Республиканский центр специализированных видов медицинской помощи»), в том числе учесть разъяснения, данные в пункте 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Элистинского городского суда Республики Калмыкия от 16 ноября 2012 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия от 24 января 2013 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Председательствующий: Горохов Б.А.
Судьи: Корчашкина Т.Е.
Назарова А.М.

Обзор документа

СК по гражданским делам ВС РФ дала следующие разъяснения относительно компенсации морального вреда по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица.

УПК РФ относит к числу близких родственников погибшего в результате преступления супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков.

В соответствии с ГК РФ суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда.

Такое возможно, если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.

Из этой нормы следует, что каждый из граждан в случае причинения ему морального вреда имеет право на защиту своих прав и интересов.

Системный анализ норм ГК РФ и УПК РФ позволяет прийти к выводу о том, что у всех близких родственников лица, умершего в результате преступления, возникает право на компенсацию морального вреда.

Более того, реализация права одним из родственников на данную компенсацию в рамках уголовного судопроизводства не лишает возможности других родственников реализовать это право в другом порядке, путем подачи гражданского иска в суд.

Читайте так же:  Исполнительный лист по мировому соглашению апк

Таким образом, право на компенсацию морального вреда имеет каждое из перечисленных лиц (при условии причинения им нравственных страданий).

При этом переход прав потерпевшего лишь к одному из близких родственников погибшего сам по себе не может рассматриваться как основание для того, чтобы лишить данного права всех иных близких родственников такого умершего.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70367758/

Наследование денежных сумм, присужденных судом наследодателю

В Гражданском кодексе Российской Федерации (далее — ГК РФ) существует такое понятие «компенсация морального вреда». Согласно ст. 151 ГК РФ компенсация морального вреда производится в случае причинения гражданину морального вреда (т. е. физического или нравственного страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В этом случае суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Верховным Судом был сделан вывод о том, что право требовать компенсацию морального вреда связано с личностью потерпевшего и носит личный характер. Поэтому данное право не входит в состав наследственного имущества и не может переходить по наследству, что четко определено ч. 2 ст. 1112 ГК РФ.

Если гражданин, предъявивший требование о взыскании компенсации морального вреда, умер до вынесения судом решения, производство по делу подлежит прекращению. Если гражданину, предъявившему требование о взыскании компенсации морального вреда, присуждена такая компенсация, но он умер, не успев получить её, то взысканная и не полученная сумма компенсации входит в состав наследства и может быть получена его наследниками. При этом решение суда должно вступить в законную силу.

В п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 № 9 «О Судебной практике по делам о наследовании» разъяснено, что в состав наследуемого имущества может входить любое имущество принадлежащее наследодателю на день открытия наследства, в том числе права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм.

Таким образом, наследники могут наследовать право наследодателя, неразрывно связанное с его личностью только в том случае, если это право трансформировалось в овеществленное право. В данном случае наследуется не право, а имущество как результат реализации данного права (например, не право на получение компенсации морального вреда, а сама компенсация, выраженная в денежной форме).

Свидетельство о праве на наследство нотариусом может быть выдано на присужденные наследодателю судом суммы,которые наследодатель должен был получить при жизни. В заведенное наследственное дело в качестве документов, подтверждающих право наследодателя на получение взысканных в судебном порядке сумм, нотариус приобщает копию решения вступившего в законную силу, или приговора суда о взыскании суммы, а так же справку суда (судебного пристава) о сумме, причитающейся к выплате в пользу наследодателя.

Источник: http://mydocx.ru/1-66013.html

Взыскание компенсации морального вреда по наследству

Добрый день. Меня зовут Александр. У меня возникла такая ситуация. 10 сентября 2012 г. мама разбилась на машине. 15 января 2013 года городской суд признал водителя автомобиля виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ и назначил наказание в виде одного года лишения свободы, три года лишение права управления транспортным средством. В качестве возмещения морального вреда взыскали в пользу ОТЦА 900 тыс. рублей.

31 августа 2014г. скончался отец. На момент его смерти была выплачена только часть моральной компенсации. 1 апреля 2015г. я получил свидетельство о праве на наследство.

Вот в чем заключается вопрос. Могу ли я получить остальную часть компенсации, и куда мне обратиться по этому вопросу?

Здраствууйте! Вам нужно обращаться в суд, вынесший решение, с заявлением о замене стороны исполнительного производства правопреемником

Здравствуйте. Моральный вред не входит в состав наследства, т.к. неразрывно связан с личностью наследодателя — вашего отца и является его личным неимущественным правом. Моральный вред — это физические или нравственные страдания, которые понёс ваш отец, признанный потерпевшим по уголовному делу. Они не передаваемы. Согласно ст.1112 ГК РФ не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага. Жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом (ст.150 ГК РФ). Вам откажут в выплате оставшейся части. К сожалению это так. А почему вы, как сын, остались за пределами исковых требований по взысканию компенсации морального вреда? Теперь вы можете сами заявить такие свои самостоятельные требования по взысканию компенсации. Ваше требование удовлетворят. А про то, что недополучил отец при жизни, придётся забыть. Есть вопросы, задавайте.

Источник: http://www.yurist-online.net/question/107679

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Основаниями для компенсации морального вреда являются нравственные страдания в связи с повреждением здоровья, утратой родственников и т.д. Компенсировать моральный вред можно во внесудебном порядке либо обратиться в суд. При этом требовать компенсации морального вреда можно в любом размере.

Основания компенсации морального вреда

Вы вправе претендовать на компенсацию морального вреда, если вам причинены физические или нравственные страдания действиями, нарушающими ваши личные неимущественные или имущественные права либо посягающими на принадлежащие вам нематериальные блага, а также в других установленных случаях. При этом в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано по причине того, что, например, невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений.

Моральный вред, в частности, может быть связан с утратой вами родственников, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих вашу честь, достоинство или деловую репутацию (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1064 ГК РФ; п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10; п. 5 Обзора, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018).

Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав

Если моральный вред причинен действиями или бездействием, нарушающими имущественные права гражданина, он подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

При этом моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ; ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

Компенсация морального вреда при нарушении неимущественных прав

Основанием для возмещения морального вреда являются действия, нарушающие личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 151, п. 1 ст. 1099 ГК РФ).

Читайте так же:  Возмещение ущерба работником по закону

Компенсировать моральный вред можно, в частности, в следующих случаях:

— нарушение тайны завещания (ст. 1123 ГК РФ);

— нарушение прав и интересов в результате распространения ненадлежащей рекламы (ст. 38 Закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ);

— нарушение прав в области персональных данных (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ);

— нарушение прав и интересов в связи с разглашением информации ограниченного доступа (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ);

— невыполнение условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом (ст. 6 Закона от 24.11.1996 N 132-ФЗ);

— нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, при наличии вины причинителя вреда (ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

— нарушение права гражданина, проживающего в жилом помещении, на благоприятную окружающую среду, свободную от воздействия табачного дыма и любых последствий потребления табака соседями (п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2018), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018).

Одно из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда — вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни или здоровью источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ; п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10).

Ответственность за причинение морального вреда возлагается на лицо, причинившее такой вред. Доказать отсутствие вины в причинении вреда обязан причинитель вреда (п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

Вы можете требовать компенсации морального вреда в любом размере. Тем не менее при определении размера компенсации суд принимает во внимание степень вины нарушителя, учитывает характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

«Электронный журнал «Азбука права», актуально на 25.06.2019

Другие материалы журнала «Азбука права» ищите в системе КонсультантПлюс.

Наиболее популярные материалы «Азбуки права» доступны в мобильном приложении КонсультантПлюс: Студент.

Источник: http://www.consultant.ru/edu/student/consultation/kompensatsia_moralnogo_vreda/

Наследуется ли моральный вред

В юридической литературе, посвященной проблемам наследственного права, вопрос о включении в состав наследства обязанностей (долгов) наследодателя является спорным. Одни авторы отмечают, что в состав наследства наряду с имуществом и имущественными правами наследодателя входят и его обязанности, другие отстаивают позицию, согласно которой долги наследодателя не являются составной частью наследства, а лишь обременяют его .

В рамках настоящего исследования мы будем исходить из буквального толкования статей 1112 и 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности, а наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя.

Особый интерес с точки зрения правоприменительной практики представляют особенности перехода по наследству отдельных прав и обязанностей наследодателя. В данной статье хотелось бы рассмотреть возможность включения в состав наследственной массы обязанности по компенсации морального вреда. И если вопрос о переходе по наследству права на компенсацию морального вреда в литературе и судебной практике решается вполне однозначно, то переход соответствующей обязанности является спорным. Верховным Судом РФ выработана позиция, согласно которой право требования компенсации морального вреда, причиненного наследодателю, не входит в состав наследства, как тесно связанное с личностью; вместе с тем, присужденная наследодателю компенсация морального вреда, не полученная им при жизни, в наследственную массу включается и может быть получена наследниками умершего . Мнение высшей судебной инстанции разделяется и многими учеными .

Проанализировав правоприменительную практику, попробуем выделить три основных позиции судов по данному вопросу:

1. Обязанность по компенсации морального вреда переходит к наследникам умершего как имущественная обязанность в составе наследства.

2. Обязанность по компенсации морального вреда не входит в состав наследства, т.к. является неразрывно связанной с личностью наследодателя.

3. Обязанность по компенсации морального вреда входит в состав наследства, если эта компенсация была присуждена в денежной форме при жизни наследодателя .

Таким образом, можно констатировать, что в настоящее время в судебной практике не выработано единого подхода по вопросу о включении в состав наследства обязанности по компенсации морального вреда.

Для решения данного вопроса необходимо выяснить следующее: во-первых, с какого момента эта обязанность возникает и, во-вторых, является она тесно связанной с личностью наследодателя или нет.

Очевидно, что российское гражданское законодательство презумпции морального вреда не содержит. Потерпевшему при обращении в суд с требованием о компенсации ему морального вреда необходимо доказать наличие нравственных или физических страданий, а также обосновать размер требуемой им компенсации . Следовательно, указанная обязанность возникает не автоматически при наличии противоправного поведения в отношении потерпевшего, а лишь с момента установления ее судом. Иными словами, для возможности включения в состав наследства обязанности по компенсации морального вреда, последняя должна быть при жизни наследодателя установлена в судебном или добровольном порядке путем определения конкретного размера компенсации. Только в этом случае указанная компенсация приобретет форму имущественной обязанности, переходящей на наследников умершего.

В связи с этим приведенная первой позиция судов представляется ошибочной, так как предполагает преемство в обязанности, которая к моменту смерти наследодателя еще не установлена.

Как известно, в состав наследства не входят права и обязанности, тесно связанные с личностью. Можно ли отнести к их числу обязанность по компенсации морального вреда? Представляется, что нет. Причинение морального вреда является видом деликта. Нормы гражданского законодательства (ст.ст. 151, 1099-1100 ГК РФ) специальных требований к субъектному составу на стороне должника в этом случае не содержат. Между тем, в деликтных обязательствах причинитель вреда и ответственное лицо могут не совпадать (см., например: ст.ст. 1073, 1075, 1076 ГК РФ). Как отмечалось ранее, обязанность по компенсации морального вреда носит денежный характер, а, следовательно, может быть произведена без личного участия самого причинителя. Кроме того, особенность ответственности за причинение морального вреда состоит в том, что она направлена не на личность должника, а на его имущественную сферу. Ее целью является восстановление, компенсация тяжести перенесенных потерпевшим страданий. При этом, для потерпевшего, как правило, не имеет значения, кто именно возместит ему вред. Поэтому, связи с личностью в отношении обязанности по компенсации морального вреда не имеется. И смертью наследодателя данное обязательство не прекращается.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что с учетом наличия такой разнообразной и подчас противоречивой судебной практики вопрос о возможности включения в состав наследства обязанности по компенсации морального вреда необходимо решить, если не на законодательном уровне, то путем дачи разъяснений высшей судебной инстанцией.

Источник: http://studbooks.net/1079480/pravo/trebovaniya_kompensatsii_moralnogo_vreda_nasledstvennaya_massa

Читайте так же:  Принято решение судебный приказ

Наследуется ли моральный вред

Главная страница Форум Гарант
Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Статья 1112. Наследство

В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами.
Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Статья 1183. Наследование невыплаченных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию

1. Право на получение подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни по какой-либо причине сумм заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию, принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам независимо от того, проживали они совместно с умершим или не проживали.

а Теперь я окончательно запуталась!

Анонимный пользователь Пишет:
——————————————————-
> как это наследник может получить моралку? если
> четко написано, что в состав наследства не входит
> ст 1112! . и потом, как это обратиться не
> сможет с иском, ведь ппосле дтп и авиа и террактов
> РОДСТВЕННИАМ присуждают выплатить моральный вред!
> (если конечно смерт исход)

ржачно пишешь, жги ищщо :sm14:

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ
за I квартал 2000 г.
(по гражданским делам)
(утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 28 июня 2000 г.)

1. Вопрос: Подлежит ли взысканию с наследников лица, причинившего моральный вред, компенсация морального вреда по иску родственников погибшего гражданина, смерть которого наступила по вине наследодателя — причинителя вреда?
Ответ: Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания), то в соответствии с п.1 ст.151 ГК РФ на причинителя вреда судом может быть возложена обязанность по выплате денежной компенсации указанного вреда.
Согласно действующему гражданскому законодательству в порядке наследования переходят как права, так и обязанности наследодателя.
Поэтому если причинитель морального вреда, обязанный компенсировать упомянутый вред в денежной форме, умер, то его обязанность по выплате денежной компенсации за причиненный моральный вред, как имущественная обязанность, переходит к его наследникам. Наследники должны выплатить данную компенсацию в пределах действительной стоимости перешедшего к ним наследственного имущества (ст.553 ГК РСФСР, 1964 г.).
При этом претензия к наследникам причинителя вреда о выплате компенсации морального вреда должна быть предъявлена в течение шести месяцев со дня открытия наследства (ст.554 ГК РСФСР, 1964 г.).

2. Вопрос: Переходит ли к наследникам право требовать взыскания компенсации морального вреда в случае смерти истца, которому непосредственно причинен моральный вред?
Ответ: Согласно ст.151 ГК РФ компенсация морального вреда производится в случае причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.
Право требовать взыскания компенсации морального вреда связано с личностью потерпевшего и носит личный характер. Поэтому данное право не входит в состав наследственного имущества и не может переходить по наследству. Если гражданин, предъявивший требование о взыскании компенсации морального вреда, умер до вынесения судом решения, производство по делу подлежит прекращению на основании п.8 ст.219 ГПК РСФСР.
В том случае, когда истцу присуждена компенсация морального вреда, но он умер, не успев получить ее, взысканная сумма компенсации входит в состав наследства и может быть получена его наследниками.

Источник: http://forum.garant.ru/?read,7,1073590

Наследуется ли моральный вред

В юридической литературе, посвященной проблемам наследственного права, вопрос о включении в состав наследства обязанностей (долгов) наследодателя является спорным. Одни авторы отмечают, что в состав наследства наряду с имуществом и имущественными правами наследодателя входят и его обязанности Римское частное право: учебник / Д.В. Дождев. — М., 2008. С. 641-642. , другие отстаивают позицию, согласно которой долги наследодателя не являются составной частью наследства, а лишь обременяют его Указанная позиция имела широкое распространение в советском наследственном праве, (см., например: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. — М., 2003. С. 60, 220; Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. — М., 2001. С. 428 и др.), очевидно в связи тем, что ГК РСФСР 1922 г. говорил об «ответственности наследников по долгам, обременяющим наследство». Однако эту точку зрения разделяют и некоторые современные авторы, в частности О.И. Сватеева (Ответственность наследников по долгам наследодателя: вопросы теории и практики: автореф. дис. … к.ю.н. — Волгоград, 2007. С. 15). .

В рамках настоящего исследования мы будем исходить из буквального толкования статей 1112 и 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности, а наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя.

Проанализировав правоприменительную практику, попробуем выделить три основных позиции судов по данному вопросу:

1. Обязанность по компенсации морального вреда переходит к наследникам умершего как имущественная обязанность в составе наследства.

2. Обязанность по компенсации морального вреда не входит в состав наследства, т.к. является неразрывно связанной с личностью наследодателя.

3. Обязанность по компенсации морального вреда входит в состав наследства, если эта компенсация была присуждена в денежной форме при жизни наследодателя См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2000 г.

Таким образом, можно констатировать, что в настоящее время в судебной практике не выработано единого подхода по вопросу о включении в состав наследства обязанности по компенсации морального вреда.

Для решения данного вопроса необходимо выяснить следующее: во-первых, с какого момента эта обязанность возникает и, во-вторых, является она тесно связанной с личностью наследодателя или нет.

Очевидно, что российское гражданское законодательство презумпции морального вреда не содержит. Потерпевшему при обращении в суд с требованием о компенсации ему морального вреда необходимо доказать наличие нравственных или физических страданий, а также обосновать размер требуемой им компенсации См.: абз. 2 п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // «Российская газета». № 29. 08.02.1995.. Следовательно, указанная обязанность возникает не автоматически при наличии противоправного поведения в отношении потерпевшего, а лишь с момента установления ее судом. Иными словами, для возможности включения в состав наследства обязанности по компенсации морального вреда, последняя должна быть при жизни наследодателя установлена в судебном или добровольном порядке путем определения конкретного размера компенсации. Только в этом случае указанная компенсация приобретет форму имущественной обязанности, переходящей на наследников умершего.

Читайте так же:  Разрешение охотничье травматическое оружие

В связи с этим приведенная первой позиция судов представляется ошибочной, так как предполагает преемство в обязанности, которая к моменту смерти наследодателя еще не установлена.

Как известно, в состав наследства не входят права и обязанности, тесно связанные с личностью. Можно ли отнести к их числу обязанность по компенсации морального вреда? Представляется, что нет. Причинение морального вреда является видом деликта. Нормы гражданского законодательства (ст.ст. 151, 1099-1100 ГК РФ) специальных требований к субъектному составу на стороне должника в этом случае не содержат. Между тем, в деликтных обязательствах причинитель вреда и ответственное лицо могут не совпадать (см., например: ст.ст. 1073, 1075, 1076 ГК РФ). Как отмечалось ранее, обязанность по компенсации морального вреда носит денежный характер, а, следовательно, может быть произведена без личного участия самого причинителя. Кроме того, особенность ответственности за причинение морального вреда состоит в том, что она направлена не на личность должника, а на его имущественную сферу. Ее целью является восстановление, компенсация тяжести перенесенных потерпевшим страданий. При этом, для потерпевшего, как правило, не имеет значения, кто именно возместит ему вред. Поэтому, связи с личностью в отношении обязанности по компенсации морального вреда не имеется. И смертью наследодателя данное обязательство не прекращается.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что с учетом наличия такой разнообразной и подчас противоречивой судебной практики вопрос о возможности включения в состав наследства обязанности по компенсации морального вреда необходимо решить, если не на законодательном уровне, то путем дачи разъяснений высшей судебной инстанцией.

Источник: http://studbooks.net/1059981/pravo/trebovaniya_kompensatsii_moralnogo_vreda_nasledstvennaya_massa

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Источник: http://pravo.ru/news/217077/

Наследуется ли моральный вред
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here