Постановление пленума верховного суда защита чести

Статья на тему: "Постановление пленума верховного суда защита чести" с полным описанием тематики и ответами на интересующие вопросы. За консультацией можно обратиться к дежурному консультанту.

Законодательная база Российской Федерации

Бесплатная горячая линия юридической помощи

Бесплатная консультация
Навигация
Федеральное законодательство

Действия

  • Главная
  • ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.92 N 11 (ред. от 21.12.93) «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ДЕЛ О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ»
Наименование документ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.92 N 11 (ред. от 21.12.93) «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ДЕЛ О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ»
Вид документа постановление
Принявший орган верховный суд рф
Номер документа 11
Дата принятия 01.01.1970
Дата редакции 21.12.1993
Дата регистрации в Минюсте 01.01.1970
Статус отменен/утратил силу
Публикация
  • В данном виде документ опубликован не был
  • (в ред. от 18.08.92 — «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 11, 1992; «Сборник Постановлений Пленума Верховного
  • Суда РФ 1961 — 1993″, М., «Юридическая литература», 1994)
Навигатор Примечания

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.92 N 11 (ред. от 21.12.93) «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ДЕЛ О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ»

Примечание к документу: Данная редакция вводится в действие с 21 декабря 1993 года

Обсудив материалы проведенного совместно с Генеральной прокуратурой Российской Федерации изучения судебной практики по делам о защите чести и достоинства граждан и организаций, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства, регулирующего данные правоотношения, постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что право граждан на защиту чести и достоинства является их конституционным правом, а честь, достоинство и деловая репутация организаций — одним из условий их успешной деятельности. Это обязывает суды при рассмотрении споров о защите чести и достоинства глубоко анализировать все обстоятельства каждого дела данной категории.

2. Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан и организаций, о котором указывается в статье 7 ГК РСФСР, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидеопрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением.

Порочащими являются также не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или организацией действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют их честь и достоинство.

3. В порядке, определенном ст. 7 ГК РСФСР, не могут рассматриваться требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других официальных документах, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законами порядок.

4. Иски о защите чести и достоинства вправе предъявить организации и граждане, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения.

При распространении порочащих сведений в отношении несовершеннолетних или недееспособных иски о защите их чести и достоинства в соответствии со ст.48 ГПК РСФСР могут предъявить законные представители. Заинтересованные лица имеют право на судебную защиту своих чести и достоинства согласно ст. 3 ГПК РСФСР и в случае, когда порочащие сведения распространены в отношении членов их семей, других родственников, в том числе умерших.

5. Частью 1 ст. 7 ГК РСФСР установлено, что гражданин или организация вправе требовать по суду опровержения порочащих их честь и достоинство сведений. При этом законом не предусмотрено обязательного предварительного обращения с таким требованием к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к средству массовой информации, распространившему сведения, которые, по мнению истца, необоснованно порочат его честь и достоинство.

Если же иск предъявлен к средству массовой информации, распространившему сведения, не соответствующие действительности и порочащие честь и достоинство гражданина или организации либо ущемляющие права и законные интересы гражданина, о публикации опровержения или ответа (комментария, реплики), то это требование может быть рассмотрено судом при условии, что редакция средства массовой информации в такой публикации отказала либо не произвела ее в установленном законом порядке (части 5 и 6 ст. 7 ГК РСФСР, ст. ст. 43 — 46 Закона РФ «О средствах массовой информации»).

К нарушению установленного порядка публикации, в частности, можно отнести случаи, когда опровержение (ответ) в средствах массовой информации, выходящих в свет (эфир) не реже одного раза в неделю, не последовало в течение 10 дней, а в иных средствах массовой информации — в подготавливаемом или ближайшем планируемом выпуске.

6. Ответчиками по искам об опровержении сведений, порочащих честь и достоинство, являются лица, распространившие эти сведения.

Если иск содержит требование об опровержении сведений, распространенных в средствах массовой информации, в качестве ответчиков привлекаются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. При опубликовании или ином распространении таких сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) ответчиком по делу является редакция соответствующего средства массовой информации. В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика должен быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.

По искам об опровержении порочащих сведений, изложенных в служебных характеристиках, ответчиками являются лица, их подписавшие, и предприятие, учреждение, организация, от имени которых выдана характеристика.

7. В силу ст. 7 ГК РСФСР и ст. 43 Закона РФ «О средствах массовой информации» обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике независимо от того, предъявлен иск о защите чести и достоинства либо о возложении на средство массовой информации обязанности опубликовать опровержение или ответ на публикацию. Истец обязан доказать лишь сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск.

8. В случае, когда действия лица, распространившего порочащие другое лицо сведения, содержат признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 или ст. 131 УК РСФСР, потерпевший вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о защите чести и достоинства в порядке гражданского судопроизводства.

Отказ в возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР, прекращение возбужденного уголовного дела, а также вынесение приговора не исключают возможности предъявления иска о защите чести и достоинства в порядке гражданского судопроизводства.

9. В ст.57 Закона РФ «О средствах массовой информации» установлены основания освобождения от ответственности редакции, главного редактора, журналиста за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций либо ущемляющих права и законные интересы граждан.

Однако наличие этих обстоятельств не исключает возможности рассмотрения судом иска организации или гражданина об опровержении сведений, порочащих честь и достоинство либо ущемляющих права и законные интересы.

При этом к участию в деле должны быть привлечены граждане и организации, от которых поступили такие сведения и которые должны доказать, что они соответствуют действительности. На редакцию средства массовой информации в случае удовлетворения иска может быть возложена обязанность сообщить о решении суда и в случае, если имеются основания, исключающие ее ответственность.

Читайте так же:  Оплатить долг по судебному приказу

10. На требование об опровержении сведений, порочащих честь и достоинство истца, заявленное в порядке ч. 1 ст. 7 ГК РСФСР, исковая давность в силу ч. 1 ст. 90 ГК РСФСР и ч. 1 п. 2 ст. 43 Основ гражданского законодательства СССР и республик не распространяется.

Вместе с тем следует иметь в виду, что ст. ст. 45 и 46 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» установлен годичный срок, в течение которого гражданин или организация вправе обратиться в суд с требованием о признании необоснованным отказа редакции в публикации опровержения или ответа на публикацию. Началом течения указанного срока является день распространения оспариваемых сведений. При наличии уважительных причин этот срок в соответствии со ст. 87 ГК РСФСР может быть восстановлен судом.

11. В силу ч. 7 ст. 7 ГК РСФСР, а также ст. 62 Закона РФ «О средствах массовой информации» моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный вред, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами в размере, определяемом судом. Размер возмещения морального (неимущественного) вреда определяется при вынесении решения в денежном выражении в зависимости от характера и содержания публикации, порочащей честь и достоинство гражданина, ущемляющей его права, иные охраняемые законом интересы и его репутацию, от степени распространения недостоверных сведений, а также других заслуживающих внимания обстоятельств, связанных с распространением таких сведений.

При этом следует иметь в виду, что моральный вред, хотя он и определяется судом в конкретной денежной сумме, признается законом вредом неимущественным и, следовательно, государственная пошлина должна взиматься на основании подп. «д» п. 1 ст. 3 Закона Российской Федерации «О государственной пошлине», а не в процентном отношении к сумме, определенной судом в качестве возмещения понесенного истцом морального вреда. Требование о возмещении морального вреда может быть заявлено самостоятельно, если, например, редакция средства массовой информации добровольно опубликовала опровержение, удовлетворяющее истца.

12. В случае, когда вместе с просьбой о защите чести и достоинства гражданином или организацией заявлено требование о возмещении материального ущерба, причиненного распространением порочащих сведений, суд разрешает это требование в соответствии со ст. ст. 444 и 445 ГК РСФСР.

13. При удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения порочащих сведений, признанных не соответствующими действительности, и при необходимости изложить текст такого опровержения, где должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены, а также определить срок (применительно к установленному ст. 44 Закона РФ «О средствах массовой информации») в течение которого оно должно последовать.

14. При неисполнении решения по делу о защите чести и достоинства в установленный судом срок он в соответствии со ст. 406 ГПК РСФСР вправе наложить на нарушителя штраф, взыскиваемый в доход государства. При повторном и последующих нарушениях сроков, устанавливаемых судом для исполнения решения, штраф может быть применен неоднократно, причем уплата штрафа не освобождает должника от обязанности выполнить решение суда об опровержении порочащих истца сведений.

15. В связи с принятием данного Постановления Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 2 марта 1989 года «О применении в судебной практике статьи 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик о защите чести и достоинства граждан и организаций» с последующими изменениями и дополнениями на территории Российской Федерации не действует.

Председатель Верховного Суда
Российской Федерации
В.М.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума,
член Верховного Суда
Российской Федерации
В.В.ДЕМИДОВ

На сайте «Zakonbase» представлен ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.92 N 11 (ред. от 21.12.93) «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ДЕЛ О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ» в самой последней редакции. Соблюдать все требования законодательства просто, если ознакомиться с соответствующими разделами, главами и статьями этого документа за 2014 год. Для поиска нужных законодательных актов на интересующую тему стоит воспользоваться удобной навигацией или расширенным поиском.

На сайте «Zakonbase» вы найдете ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.92 N 11 (ред. от 21.12.93) «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ДЕЛ О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ» в свежей и полной версии, в которой внесены все изменения и поправки. Это гарантирует актуальность и достоверность информации.

При этом скачать ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.92 N 11 (ред. от 21.12.93) «О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ДЕЛ О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ» можно совершенно бесплатно, как полностью, так и отдельными главами.

Источник: http://zakonbase.ru/content/base/1254/

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 24 февраля 2005 года №3

О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц

В соответствии со статьей 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации.

Согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Применительно к свободе массовой информации на территории Российской Федерации действует статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с частью 1 которой каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Вместе с тем в части 2 статьи 10 названной Конвенции указано, что осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия. При этом положения данной нормы должны толковаться в соответствии с правовой позицией Европейского Суда по правам человека, выраженной в его постановлениях.

Предусмотренное статьями 23 и 46 Конституции Российской Федерации право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами.

Обсудив материалы проведенного изучения судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, Пленум Верховного Суда Российской Федерации отмечает, что суды России в основном правильно, с соблюдением требований, предусмотренных статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, рассматривают дела данной категории. Вместе с тем в связи с ратификацией Российской Федерацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней в судебной практике возникли неясные вопросы, требующие разрешения.

Читайте так же:  Судебный приказ между юридическими лицами

Учитывая это, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства, регулирующего указанные правоотношения, постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что право граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц — одним из условий их успешной деятельности.

Полный текст доступен после регистрации и оплаты доступа.

Источник: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=18848

Администратор блогов → Олег Сухов: Когда клевета ненаказуема

В 2012 г. УК РФ дополнен ст. 128.1 «Клевета», то есть распространение заведомо ложных сведений, умаляющих достоинство другого лица. Однако уголовная ответственность по этой статье не всегда наступает неотвратимо. Расскажу, почему. Со ссылками на конкретные примеры из судебной практики.

Добросовестное заблуждение, высказывания не являются порочащими

Далеко не все кажущиеся оскорбительными и унижающими высказывания являются основанием для привлечения к ответственности. Только заведомо ложные (не соответствующие действительности) и порочащие утверждения признаются клеветой. Зачастую для определения этого требуется проведение лингвистической экспертизы.

В постановлении Пленума ВС РФ «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан…» от 24 февраля 2005 года указано, что к порочащим относятся сведения о нарушении законодательства, совершении нечестного поступка, неэтичном поведении. Отсутствие прямого умысла при их распространении (то есть если человек уверен, что они правдивы, хотя на самом деле ложны) освобождает от ответственности.

ВС РФ 1 октября 2007 года отменил приговор Тверского областного суда и направил дело на новое рассмотрение, так как гражданка, осужденная за клевету С., «не отрицает, что сообщенные ей сведения о даче мировому судье взятки за разрешение гражданского дела не в ее пользу она посчитала обоснованными и обратилась с заявлением в квалификационную коллегию судей… Доводы суда в приговоре о том, что допрошенные… свидетели не подтвердили факта получения взятки, сами по себе не могут свидетельствовать о заведомой ложности сообщенных С. сведений, поскольку данный состав преступления предполагает… прямой умысел лица на их распространение. …Таким образом, изложенные в приговоре выводы… не позволяют решить вопрос о виновности или невиновности С.».

Отказ от обвинения, примирение сторон, неявка в судебное заседание потерпевшего

Уголовные дела о клевете относятся к делам частного обвинения, возбуждаются только по заявлению потерпевшего, которое направляется мировому судье, и прекращаются в связи с примирением сторон, отказом от обвинения, неявкой в судебное заседание частного обвинителя без уважительных причин.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Так, постановлением мирового судьи судебного участка № 23 Москвы от 14 ноября 2011 года прекращено уголовное дело по обвинению в клевете в связи с неявкой в судебное заседание частного обвинителя (потерпевшая не поставила суд в известность о своем временном отсутствии по адресу регистрации).

Истечение срока давности привлечения к ответственности

Срок давности привлечения к уголовной ответственности за клевету составляет 2 года. По его истечении со дня совершения преступления лицо освобождается от ответственности. Такие случаи не редкость, особенно если об умаляющих честь утверждениях — например в сети Интернет — гражданину становится известно по прошествии значительного времени.

В постановлении Московского городского суда от 9 ноября 2012 года установлено: «то обстоятельство, что до момента обнаружения… статья продолжала оставаться на сайте, будучи доступной для неограниченного круга лиц, и К. не предпринял каких-либо мер по удалению ее с сайта, не свидетельствует о длящемся характере совершенного им деяния».

Клевета в отношении юридического лица

Ст. 128.1 УК, в отличие от ст. 152 ГК, с целью защиты деловой репутации организаций не применяется.

В правовой литературе высказываются мнения о необходимости УК РФ дополнить статьей «Клевета в отношении юридического лица» или в статье 128.1 предложение: «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию», — уточнить словами «физического или юридического лица».

Заявление о преступлении, свидетельские показания или приказ об увольнении

К уголовной ответственности нельзя привлечь, если сведения:

1. приведены в заявлении, направленном в компетентные органы (например, о предполагаемом преступлении), но в результате проверки не нашли подтверждения. В определении ВС РФ от 25 августа 2011 года указано: «Из показаний Б. следует, что сведений, порочащих честь… Н., она не распространяла. После получения на сотовый телефон сообщения оскорбительного характера… Б. … обратилась в милицию с заявлением, в котором просила разобраться по указанному факту, сообщив, что находится в неприязненных отношениях с Н. …Таким образом… в ее действиях отсутствует состав преступления».

Но гражданин может быть привлечен к ответственности, если обращение не обоснованно и его единственная цель – причинить вред какому-либо лицу;

2. Содержатся в официальных документах (в постановлении органов следствия, заключении эксперта, приказе об увольнении и др.), для обжалования которых предусмотрен установленный законом судебный порядок;

3. Сообщены по другому делу и являлись доказательствами. Обычно осужденные, оправдывая себя, называют показания соучастников или свидетелей в отношении них клеветническими.

ЕСПЧ, рассматривая жалобы на нарушение свободы выражения мнения, установил, что пределы критики в отношении политика шире по сравнению с частным лицом, а роль прессы такова, что некоторые утверждения могут даже оскорблять и шокировать, но не должны выходить за пределы приемлемой критики и быть чрезмерными.

Кроме того, в отличие от высказывания о фактах, требование о доказывании правдивости оценочного убеждения неисполнимо и нарушает свободу мнения. В постановлении по делу «Красуля против Российской Федерации» от 22 февраля 2007 года указано, что утверждения «о том, что губернатор «чудом избежал поражения на губернаторских выборах» и что он «шумный и амбициозный, но абсолютно недееспособный»… являются наиболее типичным примером оценочных суждений…»

Эта правовая позиция воспринята судами в России, которые устанавливают отсутствие состава преступления в таких высказываниях, как «без стыда и совести», «злоупотребляет доверием», «проявляет халатность», «ставит в смешное положение», «непрофессионален», «унижает достоинство», «принимает неадекватные решения», «грубо нарушает права граждан» и даже – «может находиться в психически ненормальном состоянии», «не всегда бывает в уме и здравой памяти».

При возникновении сложных конфликтных ситуаций стоит проявлять уважение друг к другу или, по меньшей мере, сдержанность и корректность, ведь клевета наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей. Соединенная с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления – до пяти миллионов рублей.

Источник: http://blog.pravo.ru/blog/7241.html

ВС дал разъяснения по делам о защите чести и деловой репутации

Верховный суд РФ опубликовал на своем сайте обзор судебной практики, где, в частности, дал разъяснения о подведомственности дел по защите деловой репутации адвокатских образований и их членов, а также о порядке рассмотрения споров о защите чести и достоинства в случае, когда нельзя установить распространителя недостоверных порочащих сведений. Документ утвержден Президиумом суда 16 марта.

В обзоре проанализирована практика рассмотрения судами в 2010-2015 годах дел о защите чести, достоинства и деловой репутации. Согласно статистике, в среднем в год рассматривается 5000 дел в судах общей юрисдикции и 800 дел в арбитражных судах, разрешающих споры о защите репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Читайте так же:  Медсправка для патента на работу

По итогам изучения судебной практики ВС пришел к выводу, что при рассмотрении требований о защите чести, достоинства и деловой репутации суды в основном правильно применяли законодательство, регулирующее спорные отношения. Однако допускаемые судами ошибки и возникающие у них вопросы указывают на необходимость обратить внимание на следующие аспекты.

В частности, ВС отмечает, что в случае, если сторонами спора о защите деловой репутации являются юрлица или индивидуальные предприниматели в сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, такой спор относится к компетенции судов общей юрисдикции.

Специализированная коллегия адвокатов Москвы «Призывник» обратилась в Арбитражный суд Московского округа с иском к интернет-компании «Яндекс» о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца и адвокатов-членов этого адвокатского образования текстовых сообщений поисковой системы.

Суд при вынесении решения руководствовался положениями пункта 5 части 1 статьи 33, пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ, а также положениями закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Кроме того, была принята во внимание правовая позиция, изложенная в пункте 3 постановления Пленума ВС от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», согласно которой, если сторонами спора о защите деловой репутации являются юрлица или индивидуальные предприниматели в сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомственен суду общей юрисдикции. В итоге производство по делу было прекращено в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду.

При этом суд исходил из того, что адвокатская деятельность не является предпринимательской. Истец – коллегия адвокатов – является некоммерческой организацией, основанной на членстве и действующей на основании заключаемого ими учредительного договора, и не преследует целей извлечения прибыли. С учетом этого суд пришел к выводу, что заявленные исковые требования не подпадают под категорию споров о защите деловой репутации, рассматриваемых арбитражными судами применительно к пункту 5 части 1 статьи 33 АПК РФ (постановление АС МО от 14 апреля 2015 года по делу № А40-48978/14).

Анализируя другое дело, ВС указывает, что в том случае, когда невозможно установить лицо, распространившее порочащие сведения, заявление о признании таких сведений не соответствующими действительности рассматривается в порядке особого производства. Если в ходе разбирательства, осуществляемого в порядке особого производства, будет установлено лицо, распространившее оспариваемые порочащие сведения, суд оставляет указанное заявление без рассмотрения.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию заявителя сведений, распространенных в интернете. Оставляя иск без движения, суд первой инстанции в определении сослался на то, что в заявлении отсутствуют сведения об ответчике, а именно о его наименовании и местонахождении. Впоследствии заявление было возвращено истцу на основании пункта 4 части 1 статьи 129 АПК РФ, поскольку он не устранил в срок обстоятельства, послужившие основанием для оставления заявления без движения.

Девятый арбитражный апелляционный суд отменил определение суда первой инстанции, а вопрос направил на новое рассмотрение. Обращаясь в арбитражный суд первой инстанции, общество указывало на невозможность идентифицировать лицо, распространившее сведения в сети. Согласно позиции, изложенной в пункте 2 постановления Пленума ВС от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юрлиц», защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены недостоверные порочащие сведения, не исключается даже в случае, когда невозможно установить распространителя таких сведениий (например, при направлении анонимных писем либо распространении сведений в интернете лицом, которое невозможно идентифицировать).

Такое заявление рассматривается в порядке особого производства. Таким образом, подчеркивает ВС, у арбитражного суда первой инстанции не имелось оснований, предусмотренных пунктом 4 части 1 статьи 129 АПК РФ, для возвращения заявления (постановление 9-го ААС от 6 марта 2013 года по делу № А40-138780/12-19-1171).

С полным текстом Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации можно ознакомиться здесь.

Источник: http://pravo.ru/news/view/127137/

Защита чести и достоинства

Вице-президент ФПА РФ Генри Резник прокомментировал опубликованный ВС РФ обзор судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации

29 марта Верховный Суд РФ опубликовал «Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации» за период с 2010 по 2015 г. В связи с допускаемыми судами ошибками и возникающими у них вопросами ВС РФ обратил внимание на ряд моментов, требующих разъяснений.

Комментируя обзор судебной практики по ст. 152 ГК РФ, вице-президент ФПА РФ Генри Резник отметил, что в нем зафиксированы позитивные изменения, которые произошли в рассмотрении дел данной категории. «Начало этим изменениям положило Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц”. Укрепило их Постановление Пленума ВС РФ от 15 июня 2010 г. “О практике применения судами Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации””. И сейчас суды – как общей юрисдикции, так и арбитражные – разводят оценочные суждения и заявления о фактах, поскольку проверить на соответствие действительности можно только последние», – пояснил Генри Маркович.

Вице-президент ФПА РФ положительно отозвался о п. 8 обзора: «Критика деятельности лиц, осуществляющих публичные функции, допустима в более широких пределах, чем в отношении частных лиц». Но заметил, что здесь необходима дополнительная расшифровка: «Это нельзя понимать таким образом, что в отношении публичных фигур возможно распространение ложных утверждений об их действиях. И неплохо было бы, если бы Пленум ВС РФ сделал дополнение, что при определении размера компенсации морального вреда публичным персонам, таким как политики, государственные деятели, звезды спорта и шоу-бизнеса, учитывалось, что они более открыты для критики, и даже в случае, если утверждение в отношении них не соответствует действительности, размер компенсации был бы меньше, чем частным лицам», – отметил он.

Комментируя п. 10, согласно которому «СМИ не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию, если оно дословно воспроизвело сообщение, опубликованное другим СМИ, и если не будет доказано, что оно знало или должно было знать о том, что распространяемые сведения не соответствуют действительности», Генри Маркович отметил: «Здесь воспроизводится положение закона о СМИ, освобождающее от ответственности при цитировании, но с очень важным дополнением по поводу осознанного цитирования заведомо не соответствующих действительности фактов. Это направлено против известного еще с советских времен механизма, когда в малоизвестной и незначительной газете публикуется некая ложная информация, которую потом массово тиражируют крупные издания. Это трудно доказуемо, но все же бывает достижимо».

«Важное для адвокатуры утверждение приводится в п. 17 обзора: “Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в процессуальных документах, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законом судебный порядок”. Это важно потому, что в 2005 г. мы убедили суд, что к процессуальным документам нужно отнести не только постановления следователя, приговоры суда, но и ходатайства, которые подают адвокаты. Потому что были такие случаи, когда адвокатов пытались привлечь, и иногда успешно, за распространение не соответствующих действительности порочащих сведений в ходатайствах. Теперь же дано четкое пояснение на этот счет», – сказал он.

Читайте так же:  Форма ответственности адвокатов в англии

Также Генри Резник отметил значимость п. 18 обзора, касающийся того, что присуждение компенсации морального вреда должно соответствовать цели, для достижения которой установлен данный способ защиты неимущественных прав граждан. «Бывает, истцы заявляют, что надо взыскивать с ответчиков большие суммы для предупреждения подобных нарушений в будущем, чтобы “остановить потоки лжи” и т.д. Но это абсолютно недопустимо – компенсироваться должен только тот моральный вред, который был нанесен лично истцу». При этом он отметил необходимость гармонизации оснований для компенсации морального вреда со стандартами Европейского суда, а также установления того, что моральный вред вовсе не обязательно должен взыскиваться при совершении гражданско-правового деликта по ст. 152 ГК РФ.

Генри Маркович выступил и с критикой, так как, по его словам, п. 6 вносит неясность в отношении ответственности за оскорбление. «В нем говорится, что при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо учитывать, что содержащиеся в оспариваемых высказываниях ответчиков оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, если только они не носят оскорбительный характер. Но совершенно не ясно, при чем тут вообще ст. 152 Гражданского кодекса РФ! Ведь даже в последнем пункте обзора подчеркивается, что привлечение лица к административной ответственности за оскорбление (ст. 5.61 КоАП РФ) не является основанием для освобождения его от обязанности денежной компенсации, причиненного потерпевшему морального вреда в соответствии со ст. 151 ГК РФ. В ГК РФ нет нормы, которая позволяла бы гражданскому суду устанавливать факт оскорбления. Шестой пункт можно принимать только при введении особого понятия гражданско-правового оскорбления, выраженного в приличной форме. Но не думаю, что ВС РФ разделяет такую точку зрения, ибо это лишит понятие оскорбления какой-либо правовой определенности», – заключил вице-президент ФПА РФ.

Источник: http://fparf.ru/news/fpa/zashchita-chesti-i-dostoinstva/

Защита чести, достоинства и деловой репутации в судебной практике

А.М. ЭРДЕЛЕВСКИЙ

Александр Эрделевский, профессор МГЮА, доктор юридических наук.

Пленум Верховного Суда РФ в недавно принятом Постановлении от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее — Постановление N 3) дал российским судам разъяснения по поводу применения норм, регулирующих отношения, связанные с защитой таких личных неимущественных благ, как честь, достоинство и деловая репутация. Ранее разъяснения по этому вопросу содержались в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. N 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее — Постановление N 11), которое было объявлено утратившим силу в связи с принятием Постановления N 3 (п. 19 Постановления N 3). Постановление N 3 содержит более подробные, по сравнению с Постановлением N 11, разъяснения Верховного Суда РФ по вышеуказанной категории дел, а в подходе к решению некоторых вопросов его позиция претерпела существенные изменения, в связи с чем представляется целесообразным провести подробный анализ некоторых аспектов этого нового и весьма важного судебного акта.

Прежде чем перейти непосредственно к анализу Постановления N 3, следует заметить, что остается не вполне понятным, в связи с чем Верховному Суду потребовалось принимать новое постановление, поскольку, как представляется, было вполне достаточно внести изменения и дополнения в уже существовавшее Постановление N 11, тем более что никаких изменений в нормы ГК, посвященные защите личных неимущественных благ и компенсации морального вреда (ст. 150 — 152, 1099 — 1101 ГК), не вносилось. Как усматривается из преамбулы Постановления N 3, где отмечается в основном правильное соблюдение судами требований ст. 152 ГК, единственным мотивом для его принятия было возникновение в судебной практике неясных вопросов, связанных с ратификацией Российской Федерацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней. Между тем различие между вышеуказанными Постановлениями далеко не сводится исключительно к этим вопросам.

В сочетании с высказанной в п. 1 Постановления N 3 правильной позицией относительно квалификации деловой репутации юридического лица абсолютно нелогичным выглядит абзац 1 п. 15 того же Постановления, где со ссылкой на п. 7 ст. 152 ГК указывается, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица. Следует полагать, что это неверное высказывание сделано под влиянием Определения Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 508-О и толкования, содержащегося в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (подробнее об этом см.: Эрделевский А.М. О подходе Конституционного Суда РФ к защите деловой репутации юридических лиц). Отмеченное противоречие существенно снижает позитивный в целом эффект Постановления N 3.

Важное практическое значение п. 2 Постановления N 3 состоит в приравнивании по правовым последствиям распространения порочащих сведений в сети Интернет к распространению таких сведений в письменной форме. Аналогичное указание есть и в п. 7 Постановления.

С процессуальной точки зрения вносит определенность в вопросы подведомственности споров о защите деловой репутации п. 3 Постановления N 3, где Верховный Суд на основании ст. 33 АПК делает вывод о том, что споры между любыми субъектами гражданских правоотношений, в которых предметом иска является требование о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, подведомственны арбитражным судам, а не судам общей юрисдикции. В то же время если сторонами спора о защите деловой репутации будут юридические лица или индивидуальные предприниматели в сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции.

Важное процессуальное значение имеет и п. 5 Постановления, посвященный субъектному составу ответчиков по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации: надлежащими ответчиками являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. Дело в том, что в посвященном аналогичному вопросу п. 6 Постановления N 11 указывалось, в частности, что, если иск содержит требование об опровержении сведений, распространенных в средствах массовой информации, в качестве ответчиков привлекаются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. На практике это указание рассматривалось судами как обязательное. Но если все необходимые для предъявления иска с позиций ст. 131 ГПК данные о средстве массовой информации или его учредителе как ответчике истцу известны либо их можно истребовать у органа, осуществляющего регистрацию средств массовой информации, то получение таких сведений об авторе публикации часто оказывалось затруднительным или невозможным, что осложняло судебный процесс.

В п. 5 Постановления N 3, как и в п. 6 Постановления N 11, отмечается, что если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. Если эти сведения были распространены в средстве массовой информации с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком. Но далее в п. 5 Постановления N 3 со ссылкой на ст. 40 ГПК уточняется, что если истец предъявляет требования к одному из надлежащих ответчиков, которыми совместно были распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, суд вправе привлечь к участию в деле соответчика лишь при невозможности рассмотрения дела без его участия. Это уточнение не замедлило положительно сказаться на судебной практике, поскольку суды перестали без достаточных оснований обременять истца и самих себя «раскапыванием» сведений о личности автора.

Читайте так же:  Судебная экспертиза для подозреваемого

Особого внимания заслуживает п. 7 Постановления N 3, где даны разъяснения относительно предмета доказывания по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации. В соответствии с п. 1 ст. 152 ГК удовлетворение иска об опровержении сведений возможно лишь при наличии следующего состава юридических фактов: распространение ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности.

По сравнению с п. 2 Постановления N 11 круг действий, квалифицируемых в качестве распространения сведений, расширился в п. 7 Постановления N 3 за счет включения в него, как отмечалось выше, распространения сведений в сети Интернет. Впервые в порядке судебного толкования дано определение не соответствующих действительности сведений. Согласно п. 7 Постановления N 3 таковыми являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Отмечается, что не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок. В качестве примера сведений, которые не могут быть опровергнуты в порядке ст. 152 ГК, приводятся сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом РФ.

Порочащими в п. 7 Постановления N 3 предлагается считать, в частности, сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица. Сходное определение порочащих сведений содержалось и в п. 2 Постановления N 11, однако в нем отсутствовали слова «в частности», указывающие на неисчерпывающий характер перечня сведений, которые следует считать порочащими.

Необходимо также заметить, что правило п. 1 ст. 152 ГК является специальным способом восстановления чести, достоинства и деловой репутации истца в положение, существовавшее до нарушения права. Необоснованный отказ в применении этого способа правовой защиты представляет собой нарушение ст. 1 Протокола 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., согласно которой каждое лицо имеет право на уважение своей собственности и никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом. Деловая репутация, согласно подходу Европейского суда по правам человека, входит в состав имущества в смысле ст. 1 Протокола 1 к Конвенции, поэтому не основанный на законе отказ в восстановлении умаленной деловой репутации противоречит Конвенции.

С п. 7 Постановления N 3 тесно связан п. 9 того же Постановления, где речь идет о распределении бремени доказывания в судебных спорах о защите чести и достоинства. Как отмечается в п. 9 Постановления N 3, в силу п. 1 ст. 152 ГК обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике, а истец обязан доказать лишь факт распространения ответчиком сведений и их порочащий характер. Для сравнения обратим внимание, что в п. 7 Постановления N 11, также посвященном предмету доказывания по данной категории споров, об обязанности доказывания порочащего характера распространенных сведений не упоминалось, из чего в судебной практике делался вывод, что это обстоятельство не подлежит доказыванию истцом, а устанавливается (оценивается) самим судом.

Конечно, именно подход, сформулированный в п. 9 Постановления N 3, соответствует правилу п. 1 ст. 56 ГПК, согласно которому каждая сторона должна доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Однако в судебной практике не замедлили в большом количестве появиться решения, в которых суды отказывали в удовлетворении иска об опровержении порочащих сведений в связи с недоказанностью истцом порочащего характера распространенных сведений. В связи с этим следует вернуться к п. 7 Постановления N 3, который позволяет разделить порочащие сведения на две группы. К первой группе относятся сведения, содержащие утверждения о нарушении истцом норм закона или морали, ко второй — сведения, содержащие утверждения, иным образом умаляющие существующий уровень чести, достоинства и деловой репутации истца. Следует обратить внимание, что ко второй группе сведений относятся именно утверждения, а не выражение ответчиком мнения, ущемляющего права и интересы истца, поскольку в последнем случае защита нарушенных прав осуществляется на основании п. 3, а не п. 1 ст. 152 ГК.

Сведения, относящиеся к первой группе, следует считать порочащими per se (сами по себе), в силу общеизвестности порочащего характера таких сведений. Их порочащий характер должен признаваться судом обстоятельством общеизвестным и в силу этого не нуждающимся в доказывании в соответствии с п. 1 ст. 61 ГПК. Видимо, именно поэтому в п. 7 Постановления N 11 среди обстоятельств, подлежащих доказыванию истцом, не упоминалось об обязанности доказать порочащий характер распространенных сведений. Так как п. 2 Постановления N 11 называл порочащими лишь первую группу сведений, суду оставалось оценить лишь общеизвестность их порочащего характера.

Доказывание порочащего характера сведений, относящихся ко второй группе, должно осуществляться истцом по общим правилам доказывания, поскольку порочащий характер таких сведений не может быть признан общеизвестным обстоятельством.

Важное значение имеют указания, содержащиеся в п. 11 Постановления N 3, где соответственно отмечается, что в случае, когда сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, а также свидетелями в отношении участвовавших в деле лиц, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном ст. 152 ГК. Поскольку такое требование может быть удовлетворено лишь в случае несоответствия их действительности, то, если такое несоответствие не было установлено в ходе уже состоявшегося судебного разбирательства, оно, по существу, представляет собой требование о пересмотре судебного решения, для которого процессуальным законодательством установлен специальный порядок. Если же такие сведения были распространены в ходе рассмотрения дела указанными выше лицами в отношении лиц, не являющихся участниками судебного процесса, то эти лица могут защитить свои права в порядке, предусмотренном ст. 152 ГК.

Для целей определения размера компенсации морального вреда, причиненного распространением порочащих сведений в средствах массовой информации, необходимо обратить внимание на п. 15 Постановления N 3, где наряду с перечнем обстоятельств, подлежащих учету при определении размера компенсации (характер и содержание публикации, степень распространения недостоверных сведений), обращается внимание на то, что сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не должна вести к ущемлению свободы массовой информации.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/4998-zashhita-chesti-dostoinstva-delovoj-reputacii-sudebnoj-praktike

Постановление пленума верховного суда защита чести
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here