Процессуальная форма судебной экспертизы

Статья на тему: "Процессуальная форма судебной экспертизы" с полным описанием тематики и ответами на интересующие вопросы. За консультацией можно обратиться к дежурному консультанту.

Судебная экспертиза — основная процессуальная форма использования специальных знаний в судопроизводстве

Основной формой использования специальных знаний в судопро­изводстве является судебная экспертиза Ее сущность состоит в анали­зе по заданию следователя, дознавателя, суда, лица или органа, осуще­ствляющего производство по делу об административном правонару­шении, сведущим лицом — экспертом предоставляемых в его распо­ряжение материальных объектов экспертизы (вещественных доказа­тельств), а также различных документов с целью установления факти­ческих данных, имеющих значение для правильного разрешения дела. По результатам исследования эксперт составляет заключение, которое служит одним из предусмотренных законом источников доказательств, а фактические данные, содержащиеся в нем, — доказательствами.

Понятие экспертиза (от лат. ехреПт — знающий по опыту, опытный; испытанный, изведанный) применяется в науке и прак­тике для обозначения исследований, требующих использования профессиональных знаний. Результаты экспертизы получаются опытным путем с помощью специального инструментария — Экс­пертных методик.

Экспертизы производятся практически во всех сферах человече­ской деятельности. Это могут быть так называемые государственные экспертизы, выполняемые органами исполнительной власти и други­ми государственными органами (Как межведомственные, так и внут­риведомственные экспертизы). Так, государственную экологическую экспертизу осуществляют в отношении проектов, реализация которых может привести к негативным последствиям для окружающей среды.

Термин «государственная экспертиза» употребляется и в ином зна­чении. Так называют учреждения и организации, проводящие специ­альные исследования в той или иной области по заданиям государст­венных органов. Так, организация «Государственная экспертиза про­ектов МЧС России» выполняет государственные экспертизы, чтобы выявить, насколько соответствуют нормам, стандартам и правилам предполагаемые проекты и решения по объектам производственного и социального назначения, могут ли они оказаться источниками чрез­вычайных ситуаций или отрицательно повлиять на обеспечение защи­ты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, а также в ка­кой мере соблюдаются при проектировании этих объектов нормы и правила инженерно-технических мероприятий гражданской обороны.

Экспертизы производятся и в рамках различных министерств и служб, которые разрабатывают соответствующие рекомендации. Для проведения военно-врачебной экспертизы создаются военно­врачебные и врачебно-летные комиссии. Экспертизы качества и безопасности товаров (работ, услуг), а также по фактам нарушения прав потребителей обеспечивают государственную и общественную защиту прав и интересов потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни и здо­ровья, на получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах).

Судебная экспертиза — это отличная от других специфическая разновидность экспертиз, обладающих особым статусом. Сходство ее с экспертизами в других сферах человеческой деятельности за­ключается в том, что она по сути является исследованием, осно­ванным на использовании специальных знаний. Однако далеко не любое исследование может называться судебной экспертизой, по­скольку эти экспертизы выполняются в ходе судебного исследова­ния по уголовным и гражданским делам, делам по административ­ным правонарушениям. Кроме того, судебные экспертизы произво­дятся при рассмотрении дел в Конституционном Суде РФ.

Основания и порядок назначения судебных экспертиз по уго­ловным и гражданским делам, делам об административных право­нарушениях определяются УПК, ГПК, АПК, КоАП, а также Феде­ральным законом «О государственной судебно-экспертной деятель­ности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г., № 73—ФЗ. Эти нормативные акты устанавливают права и обязанности лиц, при­нимавших участие в производстве судебной экспертизы, их право­отношения, содержание составляемых при этом основных процес­суальных документов, регламентируют и другие вопросы, связанные с порядком назначения и производства экспертизы.

Таким образом, судебную экспертизу от экспертиз, осуществ­ляемых в иных сферах человеческой деятельности, отличают сле­дующие признаки:

• подготовка материалов на экспертизу, назначение и проведение ее с соблюдением специального правового регламента, опреде­ляющего (наряду с соответствующей процедурой) права и обя­занности эксперта, субъекта, назначившего экспертизу, участ­ников уголовного, гражданского, арбитражного процесса, про­изводства по делу об административном правонарушении;

• проведение исследования, основанного на использовании спе­циальных знаний в различных областях науки, техники, искус­ства или ремесла;

• дача заключения, имеющего статус источника доказательств. Судебная экспертиза — не единственная форма применения

специальных знаний в судопроизводстве. В ст. 188 ГПК, ст. 58, 168 УПК и ст. ,25.5 КоАП предусмотрена возможность привлечения к производству следственных и судебных действий специалиста, где он использует свои специальные знания и навыки для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств, оказывает помощь в постановке вопросов эксперту (ст. 58 УПК), а также дает разъяснения в виде показаний или заключения сторонам и суду по вопросам, входя­щим в его профессиональную компетенцию (ст. 58 УПК, 188 ГПК).

Сведения о фактах, установленных специалистом, фиксируются в протоколе следственного или судебного действия, протоколе об адми­нистративном правонарушении, которые наряду с заключением и по­казаниями специалиста являются доказательствами. Участие специа­листа в следственных и судебных действиях является процессуальной формой применения специальных познаний. Случаи обязательного его участия указаны в законе: участие педагога в допросе (опросе в КоАП) свидетеля в возрасте до 14 лет (ст. 179 ГПК, ст. 178 УПК, п. 4 ст. 25.6 КоАП), а по усмотрению следователя и при допросе свидетелей в воз­расте от 14 до 16 лет (ст. 191 УПК); участие судебного медика, а при невозможности его участия — иного специалиста в наружном осмотре трупа (ст. 178 УПК); участие врача в освидетельствовании в необходи­мых случаях (п. 4 ст. 179, п. 2 ст. 290 УПК).

Хотя АПК не содержит норм, описывающих участие специали­ста в рассмотрении дел, но косвенные указания на возможность та­кого участия в них имеются. Речь может идти прежде всего о при­менении технических средств и специальных знаний при производ­стве осмотров и исследовании письменных и вещественных доказа­тельств по месту их нахождения (ст. 78, 79), представлении доказа­тельств (ст. 64, 65).

Дача специалистами консультаций адвокатам возможна и в не­процессуальной форме, поскольку согласно п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе привлекать на договорной основе спе­циалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юри­дической помощи.

Читайте так же:  Ходатайство следователю о назначении дополнительной экспертизы

Следователь или судья, обладая специальными знаниями и со­ответствующими научно-техническими средствами, при производ­стве следственных действий могут обойтись и без помощи специа­листа. В то же время судебная экспертиза назначается независимо от того, обладают ли следователь, судья, лицо, рассматривающее дело об административном правонарушении, специальными зна­ниями, поскольку фактические данные, полученные путем эксперт­ного исследования, не могут быть отражены ни в каком процессу­альном документе, кроме заключения эксперта.

Источник: http://knigi.news/sudebnaya/sudebnaya-ekspertiza-osnovnaya-protsessualnaya-50739.html

Актуальные вопросы правового регулирования судебной экспертизы в уголовном процессе

Сущность судебной экспертизы, ее предмет и объект

Судебная экспертиза является самостоятельной процессуальной формой получения новых и уточнения (проверки) имеющихся вещественных доказательств в уголовном, гражданском и арбитражном процессе.

Сущность судебной экспертизы состоит в анализе по заданию следователя (суда) сведущим лицом — экспертом — предоставляемых в его распоряжение материальных объектов экспертизы (вещественных доказательств), а также различных документов (в том числе протоколов следственных действий), с целью установления фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения дела. По результатам исследования эксперт составляет заключение, которое является одним из предусмотренных законом источником доказательств, а фактические данные, содержащиеся в нем, — доказательствами.

А.М. Зинин указывает на следующие признаки судебной экспертизы, отличающие ее от экспертиз, осуществляемых в иных сферах человеческой деятельности:

Во-первых, соблюдение специального правового регламента подготовки материалов на экспертизу, назначения и проведения экспертизы, определенного соответствующими кодексами России: Уголовно-процессуальным (УПК), гражданским процессуальным (ГПК) или арбитражным процессуальным (АПК). Эти кодексы устанавливают права и обязанности лиц, принимавших участие в производстве судебной экспертизы, их правоотношения, содержание составляемых при этом основных процессуальных документов, регламентируют и другие вопросы, связанные с порядком назначения и производства экспертизы.

Во-вторых, проведение исследования, основанного на использовании специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла.

В-третьих, дача заключения, имеющего статус источника доказательств.

А.В. Смирнов, в свою очередь, считает, что судебная экспертиза обладает следующими отличительными признаками:

  • — проведение ее лицом, сведущим в определенной специальной области или областях знаний;
  • — необходимость в использовании этих познаний для проведения особого исследования объекта;
  • — самостоятельный характер такого исследования;
  • — особая процессуальная форма экспертного исследования.

К специальным познаниям относятся знания в науке, технике, искусстве или ремесле и других отдельных областях человеческой деятельности. Постановка перед экспертами вопросов правового характера по общему правилу недопустима.

Специальные познания при производстве судебной экспертизы используются для выполнения особых исследований, т. е. изучения представленных объектов. Этим экспертиза отличается, в частности, от получения справок по специальным вопросам (например, справки метеослужбы о погодных условиях в тот или иной день), а также от показаний сведущих свидетелей, т. е. свидетелей, обладающих специальными знаниями, которые, благодаря им, имели возможность при наблюдении за происходящим событием правильнее его понять и обратить внимание на существенные обстоятельства. Особый характер экспертных исследований выражается в том, что они выполняются не в процессе осуществления других процессуальных действий (например, допроса), а проводятся отдельно, для чего эксперту предоставляется определенное время и место.

Экспертные исследования имеют самостоятельный характер. Это означает следующее:

  • а) следователь может лишь присутствовать при проведении экспертных исследований (ст. 197 УПК), но не руководить при этом действиями эксперта;
  • б) лицо или орган, назначивший экспертизу, другие участники процесса не вправе навязывать эксперту ту или иную методику проведения исследований либо вытекающие из них выводы, которые определяются экспертом самостоятельно. По этому, в частности, признаку экспертиза отличается от помощи специалиста, в случае привлечения его к участию в процессуальных действиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применения технических средств в исследовании материалов уголовного дела (ч. 1 ст. 58), поскольку такой специалист действует под руководством следователя.

Особая процессуальная форма экспертного исследования требует особого порядка назначения и проведения экспертизы, а также оформления ее результатов в виде отдельного вида доказательств — заключения эксперта (ст. 80). Данный признак позволяет отграничить экспертизу от различного рода непроцессуальных специальных исследований, результаты которых также могут использоваться в уголовном процессе.

Содержание предмета судебной экспертизы необходимо рассматривать с двух позиций — научной и практической.

С точки зрения научной отрасли знания предметом науки о судебной экспертизе являются закономерности формирования свойств объектов и их изменения в связи с совершением преступления .

С точки зрения практической деятельности предметом судебной экспертизы являются фактические данные (обстоятельства дела), устанавливаемые на основе специальных знаний и исследования материалов уголовного либо гражданского дела (ст. ст. 57, 199, 204 УПК). Закон не дает определения понятия “специальные знания”. В криминалистической литературе и на практике под этим термином обычно понимают знания, приобретенные при получении специального образования или в процессе практической работы по конкретной специальности. Не относятся к специальным общеизвестные, а также юридические знания. [Е.Р. Россинская]

Применительно к конкретной экспертизе ее предметом является экспертная задача, которую предстоит решить эксперту в ходе и по результатам исследования на основе соответствующего объема специальных знаний с использованием находящихся в его распоряжении средств и методов.

Понятие объекта экспертизы также следует рассматривать с точки зрения науки и практики. Применительно к понятиям науки судебной экспертизы — объект судебной экспертизы — это род (вид) объектов, какой-либо класс, категория предметов, характеризующихся общими свойствами. В практической экспертной деятельности — это определенный предмет(ы), поступающий на исследование эксперту. Это, в основном, вещественные доказательства. К ним относятся: отображения людей и животных, предметов, механизмов, агрегатов, части этих предметов, вещества, материалы, изделия, документы и полиграфическая продукция, трупы человека и животных и их части, разнообразные объекты растительного и животного происхождения и др.

Кроме того, к объектам экспертизы относятся события, факты, явления и другие нематериальные объекты, необходимость изучения которых в процессе расследования требуют специальных познаний и проведения экспертного исследования. Однако, изучение этих событий, фактов, явлений и других нематериальных объектов осуществляется путем исследования материальных носителей информации о них.

Читайте так же:  Психиатрическое освидетельствование по месту жительства

Существенными сторонами понятия “объект судебной экспертизы” являются:

  • — материальная природа объекта судебно-экспертного исследования;
  • — информационная роль объекта судебной экспертизы в установлении определенных фактических данных;
  • — связь установленных фактов с расследуемым или рассматриваемым событием [Основы судебной экспертизы.].

Источник: http://studwood.ru/861243/pravo/aktualnye_voprosy_pravovogo_regulirovaniya_sudebnoy_ekspertizy_ugolovnom_protsesse

Непроцессуальная форма использования специальных знаний.

Непроцессуальная форма — это фактически легитимная [1] , но не закрепленная в законе возможность применения специальных знаний.

0 существовании непроцессуальной формы использования специальных знаний (познаний) было известно давно (В. И. Гончаренко — 1980 г.; И. Н. Сорокотягин — 1984 г.; Г. И. Грамович — 1987 г.; В. Н. Махов — 2000 г.; Е. Р. Российская — 2005 г. и др.).

Б. М. Бишманов в работе «Эксперт и специалист в уголовном судопроизводстве» (2003) утверждает, что «термины “непроцессуальные” и “не указанные и не регламентированные уголовно-процессуальным законом формы использования специальных знаний” представляют собой недопустимые понятия. ; как может быть в процессуальной деятельности “непро- цессуальная” форма использования специальных знаний. ; использование специальных знаний может быть только в процессуальной форме. » [2] .

Дальше он пишет, что за рамками процессуального статуса находится использование специальных знаний, умений, навыков в таких формах, как «участие специалиста в оперативно-розыскном мероприятии; оказание сведущими лицами справочно-информационной помощи; использование оперативным работником личных специальных знаний при проведении оперативно-розыскных мероприятий; консультации специалиста; проведение специальных исследований предметов и документов до возбуждения уголовного дела; обучение специалистом следователей и оперативных работников современным приемам и методам исследования оружия и следов его применения, работе с новыми научно-техническими средствами, а также их внедрение специалистом в следственную и оперативно-розыскную деятельность; участие специалиста в разработке профилактических предложений» [3] .

Перечисленное является непроцессуальной деятельностью специалиста. Следовательно, Б. М. Бишманов не отрицает существование «непроцессуальной» формы использования специальных знаний. Закон определяет «исследование» как элемент процесса доказывания, процессуальный способ («экспертиза», «экспертное исследование»), стадию экспертного исследования (сравнительное исследование).

Поэтому утверждение Б. М. Бишманова о том, что специалист проводит исследование [4] , является неверным. Общеизвестно, что сведущее лицо может проводить исследование до возбуждения уголовного дела, и подобные исследования называются предварительными (несудебными), а полученные результаты не имеют доказательственного значения. В подобных случаях использование специальных знаний касается работы со следами на месте происшествия, по изъятию предметов и документов (например, осмотр и изъятие огнестрельного оружия).

Непроцессуальными формами использования специальных знаний являются:

  • • консультационная деятельность специалиста;
  • • справочная деятельность специалиста;
  • • производство несудебных экспертиз (предварительное исследование);
  • • участие специалиста в ОРД;
  • • обучение специалистом следователей, судей, оперативных работников современным приемам и методам работы со следами, по изъятию предметов, веществ и т.д.;
  • • производство ревизий, аудита, ведомственных проверок по решению правоохранительных органов;
  • • использование следователем, судьей и другими сотрудниками собственных специальных знаний;
  • • привлечение сведущего лица для содействия в применении научно- технических средств в предварительном исследовании объектов;
  • • использование специальных знаний специалиста по «старым» делам, нераскрытым делам прошлых лет;
  • • составление портрета неизвестного (неустановленного) преступника и жертвы преступления;
  • • использование сведущих лиц (специалистов) в процессе ОРД;
  • • другие возможности непроцессуального использования специальных знаний (полиграф, гипноз и т.д.).

В форме консультационной деятельности специалист может оказать помощь следователю, суду при подготовке дела к рассмотрению, должностному лицу, рассматривающему дело об административном правонарушении.

Согласно подп. 4 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе привлечь специалиста для получения консультации по специальным вопросам.

Консультация может быть дана: а) в устной форме (используется, например, в речи в судебном заседании); б) в письменной форме (в виде справки, которая может быть приобщена к делу в качестве полноценного доказательства).

В ч. 1 ст. 157 ГПК РФ указывается: «Суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключение эксперта, консультации и пояснения специалистов».

Е. Р. Российская считает, что заключение специалиста — это письменная консультация специалиста по вопросам, входящим в его компетенцию, представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами (ч. 3 ст. 80 УПК РФ) [5] .

На наш взгляд, заключение специалиста — это самостоятельное процессуальное направление использования знаний специалиста. Консультация — это ненроцессуальная форма использования специальных знаний (за исключением ст. 157 ГПК РФ). Примером непроцессуальной формы участия сведущего лица будет получение следователем консультации у бухгалтера по правильному изучению большого объема нормативных актов бухгалтерского учета и контролю, изучению особенностей производственно-хозяйственной деятельности предприятия, правил, положений, наставлений, ведомственных инструкций, документов на описание ценностей и т.д.

Следователь, владеющий основами бухгалтерского учета, способен дать самостоятельную критическую оценку выводам аудита, ревизоров, изучить необходимую документацию, однако предварительный обмен мнениями (следователя и бухгалтера) по отдельным пунктам акта аудиторской проверки, ревизии или другого документа позволяет следователю убедиться в правильности анализа поступившей к нему информации, психологически настроить себя на активный допрос обвиняемого или свидетеля.

В литературе постоянно высказывается предложение о необходимости особой регламентации порядка деятельности сведущих лиц (специалистов) за пределами следственного действия, об установлении норм, определяющих порядок передачи материалов, объем задания, пределы исследования и формы закрепления полученных результатов.

Практика показывает, что особенно эффективны консультации следователя при изучении материалов о хищении денежных средств, ценностей и других хозяйственных злоупотреблениях.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

К консультативной помощи сведущего лица следователь, судья и др. обращаются при проверке первичных материалов и при необходимости ознакомления с документацией, технологическим процессом, получения сведений справочного характера, с целью разобраться с большим объемом работ.

Например, при расследовании причин несчастного случая на производстве следователь, судья, прокурор и др. могут прибегнуть к консультации, если есть возможность предполагать, что в материалах отсутствуют или недостаточно ясны необходимые технические сведения, или заинтересованные лица (подозреваемый, обвиняемый, потерпевший и др.) оспаривают содержание документа с техническими сведениями, или данные противоречат материалам дела.

Читайте так же:  Срок исполнения решения суда по выплате

Наиболее распространенными направлениями использования консультаций являются:

  • • возможность назначения экспертизы по конкретным вопросам;
  • • содействие в отборе исходных данных и материалов для экспертного исследования;
  • • критический анализ заключения эксперта сведущим лицом;
  • • иные вопросы, входящие в компетенцию специалиста.

Изложенное позволяет утверждать, что судопроизводство нуждается

в процессуальной фигуре — консультанте, деятельность которого должна определяться законом как самостоятельная форма использования специальных знаний. Сведущее лицо как консультант должно располагать процессуальной самостоятельностью.

Как отличить консультацию по материалам дела от экспертизы, проводимой по материалам дела (например, посмертной судебно-психологической экспертизы потерпевшего)?

Правоохранительные органы приглашают консультанта, если деятельность сведущего лица не требует исследований, особых временных усилий. В противном случае проводится судебная экспертиза. Кроме того, консультация проводится комиссионно или комплексно. Коллективное мнение сведущих лиц считается более убедительным, нежели выводы одного специалиста.

Производство предварительных исследований (несудебной экспертизы) является распространенной формой непроцессуального использования специальных знаний. Сведущие лица проводят предварительные исследования (криминалистические, взрывотехнические, медицинские и др.), в го же время полученные результаты не имеют доказательного значения, но они позволяют своевременно решить вопрос о возбуждении уголовного дела.

Справочная деятельность сведущего лица заключается в оказании помощи следователю, суду при рассмотрении дел об административных правонарушениях, при подготовке материалов для экспертизы и др.

Справочная деятельность сведущего лица осуществляется в непроцессуальной форме до начала производства по делу и дает возможность правоохранительным органам правильно ориентироваться в создавшейся обстановке, принимать решения о назначении экспертизы, определять круг вопросов, адресованных эксперту, и т.д.

Сущность такой формы использования специальных знаний заключается в даче письменной справки по конкретным вопросам, касающимся правил, инструкций, положений, руководств, не требующих каких-то выводов и заключений.

Справочная деятельность сведущего лица является разновидностью дачи консультаций.

Привлечение сведущего лица для содействия в применении научно- технических средств связано с проверкой аппаратуры, технических устройств (магнитофона, видео- и фотокамеры, металлоискателя и др.). Неисправная аппаратура лишает следователя возможности фиксировать полученные данные.

Кроме того, возникает своеобразный психологический барьер, сковывающий мыслительные и волевые возможности следователя. Подобные ситуации возникают у него в связи с опасением отрицательных реакций со стороны присутствующих па его неумелые действия по ликвидации неполадок.

Источник: http://studme.org/181408/pravo/neprotsessualnaya_forma_ispolzovaniya_spetsialnyh_znaniy

Процессуальная регламентация несудебной экспертизы

Дьяконова О.Г., доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского филиала Российской правовой академии Министерства юстиции РФ, кандидат юридических наук.

В юридической науке существуют различные классификации экспертиз. Так, в зависимости от характера исследуемых объектов в совокупности с решаемыми задачами, Е.Р. Россинская предлагает развернутую классификацию судебных экспертиз . Существуют также классификации по другим основаниям (объему исследования, численности экспертов, последовательности проведения и т.д.) . Многие ученые разделяют экспертизы по субъекту проведения: государственная (ведомственная) и частная. Частная несудебная экспертиза проводится на договорной основе, как правило, в каком-то судебно-экспертном учреждении. Государственная (ведомственная) экспертиза проводится для нужд определенного ведомства . Е.В. Иванова предлагает разделить весь объем проводимых экспертиз по наличию процессуальной формы назначения, проведения и оформления результатов на три вида: судебные экспертизы, экспертизы, регламентированные ведомственными нормативными актами, нерегламентированные экспертизы . Практика производства экспертиз по уголовным делам в настоящее время позволяет отметить распространенность обращений для производства экспертных исследований в негосударственные экспертные учреждения и к частнопрактикующим экспертам.

См.: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.: Норма, 2006. С. 143 — 144.
См.: Россинская Е.Р., Галяшина Е.И., Зинин А.М. Теория судебной экспертизы: Учебник / Под ред. Е.Р. Россинской. М.: Норма, 2009. С. 161.
См.: Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве. М., 2005. С. 40 — 42.
См.: Иванова Е.В. Использование в уголовном процессе данных несудебных экспертиз. URL: http:// www.svem.ru/ blog/ actual_problems_legal_expertology.

Весьма интересные данные социологического опроса судей, прокуроров, следователей, физических лиц и организаций, которые обращаются в государственные экспертные учреждения (2006 — 2007 гг.), приводит в своей работе А.Н. Попов: в 80% всех обращений грубо нарушаются сроки производства экспертиз; в 38% случаев государственными экспертами были даны не категорические, а вероятностные заключения, которые вообще не могут признаваться в качестве юридических доказательств по делу. Кроме того, по данным указанного автора, 79% обывателей считают, что государственные эксперты дают заведомо ложные заключения исключительно в интересах лиц, «заказавших» эти заключения . Подобные рассуждения, увы, характеризуют лишь отношение граждан к институту, сущность которого они во многом не понимают, в связи с чем выражают недоверие, основанное не на фактах, а на предположительных выводах.

См.: Попов А.Н. Вопросы производства судебных и внесудебных экспертиз в российском юридическом процессе // Научные публикации филиала Российского государственного социального университета в г. Красноярске, 2008. URL: http://kraspubl.ru/content/view/119/36.

В законодательстве до сих пор нет определенной регламентации таких экспертиз. Более того, законодатель не определился и в отношении термина, обобщающего наименования таких экспертиз. Исключением могут являться ст. 53 Основ законодательства об охране здоровья граждан, а также отдельные постановления Правительства и некоторые другие нормативные акты, в которых регламентирована возможность проведения независимой экспертизы, порядок оплаты труда независимых экспертов и другие вопросы. Однако, как справедливо отмечают В.И. Внуков и Е.А. Зайцева, термин «независимая экспертиза» не отражает сути этого явления. Более того, рассуждая логически, все остальные экспертизы будут являться «зависимыми», что противоречит основополагающим принципам судебной экспертизы . С.Н. Шишков по этому поводу в 1994 г. отмечал, что такое понятие неудачно, поскольку следует говорить о независимости эксперта , что является одним из принципов производства экспертизы в соответствии с Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — ФЗ об экспертной деятельности).

См.: Внуков В.И., Зайцева Е.А. Независимая экспертиза в уголовном судопроизводстве России: Монография. Волгоград: ВА МВД России, 2008. С. 28.
См.: Шишков С. Регламентация медицинской экспертизы в Основах законодательства об охране здоровья граждан // Законность. 1994. N 5. С. 37.
См.: Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 23. Ст. 2291. Далее — Закон об экспертной деятельности.

Читайте так же:  Срок кассационного обжалования по уголовному делу составляет

Можно согласиться с мнением Е.Р. Россинской, которая предлагает использовать термин «альтернативная экспертиза», так как реальная независимость эксперта не всегда имеет место, следует учитывать возможность проведения альтернативных судебных экспертиз, конкуренцию государственных и негосударственных экспертных учреждений . Кроме того, такие экспертизы можно определить термином «несудебные экспертизы».

См.: Галяшина Е.Р., Россинская Е.Р. Законодательство о судебной экспертизе и пути его совершенствования // Lex Russica. 2006. N 6. С. 1046.

А.Н. Попов считает, «что в процессуальные законы нужно внести изменения: установить, что судебную экспертизу вправе назначать как органы и лица, ведущие процесс, так и стороны по делу. в законе необходимо указать особенности судебных расходов при назначении сторонами судебной экспертизы, но требования к порядку назначения, к экспертному заключению и правовой статус экспертов должны быть одинаковы» .

Попов А.Н. Вопросы производства судебных и внесудебных экспертиз в российском юридическом процессе: Научные публикации филиала Российского государственного социального университета в г. Красноярске, 2008. URL: http://kraspubl.ru/content/view/119/36.

См.: Кокорин П.А. Судебная экспертиза и деятельность специалиста — основные формы использования специальных знаний в работе следователя // Сибирский юридический вестник. 2000. N 4.
См.: Треушников М.К. Судебные доказательства: Монография. 3-е изд., испр. и доп. М.: Городец, 2004. С. 221.
Орлов Ю.К. Производство экспертизы в уголовном процессе. М.: ВЮЗИ, 1982. С. 26.

См.: Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. М.: Городец, 2000. С. 79.

Таким образом, как верно указывают большинство авторов, несудебные экспертизы отличаются от судебных, во-первых, порядком назначения, во-вторых, субъектами, имеющими возможность определять необходимость проведения экспертного исследования и поручать его производство.

В ст. 198 УПК РФ, соответственно, необходимо внести дополнение в виде права указанных в ней лиц обращаться к экспертам с поручением о производстве несудебной экспертизы. Думается, что порядок направления материалов для производства судебной экспертизы вполне подходит и для несудебной экспертизы, поскольку каждое из перечисленных выше лиц имеет право обратиться с просьбой к руководителю экспертного учреждения, который дальше уже будет решать вопросы о передаче поручения какому-либо эксперту. Необходимо определить, что руководитель экспертного учреждения должен уведомить поручающую сторону о том, какому эксперту будет передано поручение о производстве несудебной экспертизы, с тем чтобы поручающий мог воспользоваться в случае необходимости правом отвода.

Следует также отметить, что поручаемая экспертиза не должна касаться, во-первых, случаев принуждения к исследованию живых лиц, во-вторых, на нее не должны представляться объекты, имеющиеся в уголовном деле в единственном числе, невосстановимые и (или) могущие потерять свои свойства, что повлечет невозможность их последующего исследования в случае необходимости.

Таким образом, под несудебными экспертизами в рамках уголовного судопроизводства можно понимать экспертные исследования, поручение о производстве которых в государственные и негосударственные экспертные учреждения и частнопрактикующим экспертам направляют потерпевший, гражданский истец, подозреваемый, обвиняемый, гражданский ответчик, а также наряду с ними — их представители (законные представители) и защитник с целью получения по поставленным в поручении вопросам заключения экспертов, основанного на проведенном исследовании представленных объектов с использованием специальных знаний.

Источник: http://wiselawyer.ru/poleznoe/46412-processualnaya-reglamentaciya-nesudebnoj-ehkspertizy

Судебная экспертиза — основная процессуальная форма использования специальных знаний в судопроизводстве

Хотя АПК не содержит норм, описывающих участие специалиста в рассмотрении дел, но косвенные указания на возможность такого участия в них имеются. Речь может идти прежде всего о применении технических средств и специальных знаний при производстве осмотров и исследовании письменных и вещественных доказательств по месту их нахождения (ст. 78, 79), представлении доказательств (ст. 64, 65).
Дача специалистами консультаций адвокатам возможна и в непроцессуальной форме, поскольку согласно п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи.
Следователь или судья, обладая специальными знаниями и соответствующими научно-техническими средствами, при производстве следственных действий могут обойтись и без помощи специалиста. В то же время судебная экспертиза назначается независимо от того, обладают ли следователь, судья, лицо, рассматривающее дело об административном правонарушении, специальными знаниями, поскольку фактические данные, полученные путем экспертного исследования, не могут быть отражены ни в каком процессуальном документе, кроме заключения эксперта.

Источник: http://economy-ru.com/buhgalterskiy-uchet-knigi/sudebnaya-ekspertiza-osnovnaya-protsessualnaya-57486.html

Процессуальная форма объектов судебно-медицинской экспертизы

Всесторонний анализ объектов судебно-медицинских экспертных исследований на современном этапе является одной из актуальных научных задач, решение которой имеет важное теоретическое и практическое значение и во многом определяет эффективность судебно-медицинского экспертного познания. Одним из аспектов такого анализа является классификация объектов судебно-медицинской экспертизы по процессуальному основанию. К объектам судебно-медицинской экспертизы относятся: живые лица; трупы людей, останки трупов; части человеческих тел; органы, ткани и их фрагменты; биологические вещества, происходящие от человека; химические вещества и лекарственные препараты; информация, содержащаяся в материалах дел; предметы (вещи) не медико-биологической природы; процессы и модели процессов.

Живые лица как объекты судебно-медицинской экспертизы по процессуальной форме могут относиться к потерпевшим (ст.42 УПК), подозреваемым (ст.46 УПК), обвиняемым (ст.47 УПК), свидетелям (ст.56 УПК), истцам в гражданском судопроизводстве (ст.38 ГПК).

Процессуальная форма таких объектов судебно-медицинской экспертизы, как трупы людей или останки трупов, части человеческих тел, до настоящего времени в специальной литературе однозначно не определяется. Более того, по мнению ряда авторов, трупы людей по морально-этическим соображениям следует относить к объектам, не имеющим определенного процессуального значения. Действительно, характер данных объектов не позволяет придать им какую-либо из действующих процессуальных форм. И причиной тому являются не морально-этические соображения, а именно специфический характер этих объектов, не соответствующий ни одной из действующих процессуальных форм. Между тем труп или его останки, части человеческих тел как материальные объекты могут фигурировать в деле не только в качестве объектов экспертных исследований, но и как объекты, результаты исследования которых отражают существо дела и влияют на квалификацию преступных действий. Например, в случае убийства труп одновременно является результатом преступного деяния, объектом экспертных исследований, результаты которых могут влиять на квалификацию преступления.

Читайте так же:  Ходатайство от жены в суд на удо

Существующее положение, когда не может быть установлена процессуальная форма фигурирующего в деле материального объекта, на наш взгляд, требует дополнения в процессуальные нормы. Следует отметить, что специфический характер таких объектов уже обусловил ряд процессуальных особенностей при проведении некоторых следственных действий в отношении трупов. Так, ст.178 УПК предусматривается специальный порядок осмотра трупа и эксгумации трупа; ст.193 УПК определен особый порядок опознания трупа, отличающийся от процедуры опознания живых лиц. Изложенное позволяет нам высказать мнение о том, что труп и фрагменты человеческого тела в силу их специфических особенностей требуют введения специальной процессуальной нормы, определяющей процессуальное значение таких объектов, как трупы или их останки, части человеческих тел.

Различную процессуальную форму в соответствии с действующим процессуальным законодательством могут иметь объекты экспертных исследований, входящие в группу «биологические вещества, происходящие от человека». К ним относятся: следы крови и выделений организма (слюна, сперма, потожировые выделения, моча, кал), клетки тканей и органов человека, волосы. В специальной литературе и в нормативных документах обычно их причисляют к вещественным доказательствам. В ряде случаев выявляемые биологические вещества как самостоятельные объекты действительно соответствуют вещественным доказательствам (ст.81 УПК, ст.73 ГПК). Например, обнаруженные и изъятые с места происшествия волосы, кровь и др. При этом носителями биологических веществ как вещественных доказательств могут быть материальные предметы, которые сами по себе не являются вещественными доказательствами. Например, пол, стена, на которых имеются следы крови, и т. п. В подобных случаях в роли вещественных доказательств выступают непосредственно биологические вещества, их следы, но не пол и стена.

В других случаях носители биологических веществ могут сами по себе выступать в качестве вещественных доказательств. Например, нож, которым причинено ранение и на котором имеются следы крови. В таких случаях к вещественному доказательству на практике обычно относят только нож. Полагаем, что в подобных случаях речь должна идти о двух самостоятельных, хотя и взаимосвязанных вещественных доказательствах: о ноже и о следах крови. Это обусловлено самостоятельным процессуальным и гносеологическим значением как ножа, так и следов крови на нем. Подобные комплексы вещественных доказательств мы предлагаем обозначать как комбинированные вещественные доказательства.

Биологические вещества могут также иметь и процессуальное значение образцов в случаях их получения в порядке и в целях, предусмотренных ст.202 УПК.

Объекты судебно-медицинских экспертных исследований, относящиеся к группе химических веществ и лекарственных препаратов, в правовом смысле также соответствуют вещественным доказательствам.

Далее остановимся на рассмотрении информации как объекте судебно-медицинских экспертных исследований. В специальной литературе до настоящего времени информация не обозначалась в качестве объекта судебно-медицинских исследований. Поскольку для получения информации в процессе судебно-медицинских экспертных исследований изучаются материалы дел, именно они указываются в качестве объектов исследований. Однако с гносеологических позиций это не верно. Для познания предмета и решения конкретных задач судебно-медицинских экспертиз материалы дел (документы) являются только носителями информации. Судебно-медицинскому изучению при этом подлежат не свойства самих документов, а характер информации (сведений) о медико-биологических объектах, процессах, действиях медицинских работников и т. п. Поэтому в познавательном аспекте именно информация является объектом судебно-медицинских исследований. Однако информации как таковой, поскольку она не обладает материальными свойствами, не может быть придана какая-либо процессуальная форма. Процессуальную форму информация приобретает в совокупности с ее носителем.

Чаще других документов носителями информации, относящейся к компетенции судебно-медицинских экспертов, выступают различные медицинские документы. По процессуальной форме при судебно-медицинских экспертных исследованиях медицинские документы соответствуют в уголовном процессе — «иным документам» (ст.84 УПК), в гражданском процессе — «письменным доказательствам» (ст.71 ГПК), в административном процессе — «документам» (ст.26.7 КоАП). Этим же процессуальным формам соответствуют акты, оформляемые при проведении так называемых судебно-медицинских исследований и освидетельствований, в случаях приобщения их к делу.

Документы, приобщенные к делу (в том числе медицинские документы), могут относиться и к вещественным доказательствам. Например, в случаях проведения судебно-технической или почерковедческой экспертиз этих документов в целях установления их первоначального содержания, давности записей и т. д. В таких случаях сами по себе документы, включая медицинские, являются не только носителями и источниками информации, но непосредственно их свойства выступают объектами экспертных исследований.

Кроме медицинских документов источниками информации при судебно-медицинских экспертных познаниях могут быть и другие документы, по процессуальной форме соответствующие протоколам следственных действий — допросов, осмотров и освидетельствований (ст. ст.166, 180 УПК), заключениям или показаниям экспертов (ст. ст.80, 204 УПК, ст.86 ГПК, ст.26.4 КоАП).

Объекты судебно-медицинской экспертизы, условно обозначенные нами как «предметы (вещи) не медико-биологической природы», обычно имеют процессуальную форму вещественных доказательств. К таковым относятся, например, орудия травмы, исследования которых производятся судебно-медицинскими экспертами при решении идентификационных задач.

Медико-биологические процессы, познаваемые при судебно-медицинских экспертных исследованиях, не обладая материальностью, аналогично информации, сами по себе не могут быть классифицированы по процессуальному основанию. Объектами экспертного познания они выступают лишь в гносеологическом смысле, и на них не может распространяться процессуальный режим как на реально существующие материальные объекты. Вместе с тем можно отметить, что результаты познания свойств и признаков процессов все же приобретают процессуальное значение посредством отражения информации о них в процессуальном документе — в заключении эксперта. Информация — это содержательное описание объекта или явления. Таким образом, тот или иной процесс как объект экспертного исследования посредством отражения информации о нем в заключении эксперта либо в протоколе следственного эксперимента и в совокупности с ними приобретает соответствующую процессуальную форму.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://pandia.ru/text/80/126/19121.php

Процессуальная форма судебной экспертизы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here