Случае нарушения прав иных лиц

Статья на тему: "Случае нарушения прав иных лиц" с полным описанием тематики и ответами на интересующие вопросы. За консультацией можно обратиться к дежурному консультанту.

Статья 10. Пределы осуществления гражданских прав

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ статья 10 настоящего Кодекса изложена в новой редакции, вступающей в силу с 1 марта 2013 г.

Статья 10. Пределы осуществления гражданских прав

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 10 ГК РФ

1. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

2. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

3. В случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены настоящим Кодексом.

4. Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

5. Добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

ГАРАНТ:

См. Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса РФ

Источник: http://base.garant.ru/10164072/3d3a9e2eb4f30c73ea6671464e2a54b5/

Юридические последствия злоупотребления правом

Дата публикации: 19.04.2017 2017-04-19

Статья просмотрена: 5054 раза

Библиографическое описание:

Колтырин М. Н. Юридические последствия злоупотребления правом // Молодой ученый. — 2017. — №16. — С. 352-355. — URL https://moluch.ru/archive/150/42448/ (дата обращения: 10.02.2020).

Любое юридически значимое действие (бездействие) влечет за собой наступление тех или иных правовых последствий. Это относится как к правомерным, так и к противоправным деяниям. Злоупотребление правом также приводит к определенным юридическим последствиям.

Нормами ст. 10 ГК РФ установлено, что в случае злоупотребления правом арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом. Таким образом, отказ в защите права является универсальной мерой и применим в равной степени к любым формам злоупотребления правом. Также в любой ситуации злоупотребления правом, если такое злоупотребительное поведение повлекло нарушение прав другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В случае же злоупотребления правом в форме совершения действий в обход закона с противоправной целью, указанные последствия применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены ГК РФ.

В юридической доктрине и судебной практике дискуссионным на протяжении длительного времени оставался вопрос о правовой природе отказа в защите принадлежащего лицу права. Необходимо также отметить, что в литературе было высказано мнение о невозможности существования такого юридического последствия как отказ в защите права. Так, С. В. Мусарский, высказывая такую мысль, ссылается на положения ст. 46 Конституции РФ, которая гарантирует каждому право на судебную защиту.

Кроме того, частью 3 ст. 56 Конституции РФ запрещается ограничение этого правила даже в условиях чрезвычайного положения. В соответствии с ч. 2 ст. 55 Конституции в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие указанную норму, за исключением случаев ограничения этого правила федеральным законом, когда это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Иные ограничения судебной защиты прав (в том числе в ГК РФ) не соответствуют Конституции РФ и потому не подлежат применению, представляют собой правонарушение в виде умаления права [5].

Тем не менее, отказ в защите субъективного права лицу, злоупотребившему своим правом, нашел своё закрепление в гражданском законодательстве и подлежит применению в определенных законом ситуациях.

Возвращаясь к анализу правовой природы отказа в защите права, следует отметить, что его принято рассматривать в трех аспектах:

1) как меру правовой охраны,

2) как способ защиты права,

Под правовой охраной чаще всего понимают меры, направленные на предупреждение правонарушений, устранение порождающих их причин и создание условий для беспрепятственного осуществления прав, а правовую защиту определяют как принудительный способ осуществления диспозиции правовой нормы, применяемый в установленном законом порядке компетентными органами либо самим управомоченным лицом в целях восстановления нарушенного права [3]. Таким образом, меры охраны подлежат применению до нарушения субъективного права, а способы защиты — после правонарушения. Поскольку суд отказывает в защите права лицу только в случае несоблюдения им установленных пределов осуществления гражданских прав, т. е. уже при наличии установленного факта злоупотребления правом, можно говорить о несоответствии отказа в защите права категории мер правовой охраны. Исходя из этого, логично отнести данную меру к способам защиты права, однако в этом вопросе всё не так однозначно.

Т. В. Дерюгина считает некорректным признавать отказ в защите права одним из способов защиты прав, поскольку последние выполняют компенсаторно-восстановительную функцию, которые имеют целью восстановление нарушенного права либо компенсацию возникших неблагоприятных последствий, а ст. 10 ГК РФ, по ее мнению, носит самостоятельный превентивный характер, поэтому недопустимо одновременное применение судом санкции в виде совершения активных действий и отказа в защите права.

Тем не менее, в арбитражной практике применения судами ст. 10 ГК РФ содержатся выводы о том, что «отказ в защите права лицу, злоупотребившему правом, означает защиту нарушенных прав лица, в отношении которого допущено злоупотребление. Таким образом, непосредственной целью названной санкции является не наказание лица, злоупотребившего правом, а защита прав лица, потерпевшего от этого злоупотребления. Следовательно, для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие своих действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям закона. Поэтому упомянутая норма закона может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика» [4]. Таким образом, можно говорить о двойственной природе отказа в защите права, выступающего, с одной стороны, в качестве санкции для лица, злоупотребившего своим субъективным правом, а с другой стороны, — в качестве способа защиты прав потерпевшего от злоупотребительного поведения лица.

Читайте так же:  Уточнение обновление изменение персональных данных

При подробном рассмотрении механизма наступления юридических последствий злоупотребления правом можно прийти к следующим выводам. Поскольку защита права имеет место только после его нарушения, то для отказа нарушителю в защите его права, оно сначала должно быть оспорено потерпевшим от действий этого лица субъектом. При этом сам по себе отказ в защите права не влечет каких-либо положительных «приращений» для пострадавшей стороны, происходит лишь пресечение недобросовестного осуществления субъективных прав нарушителем. Поэтому в литературе предлагается трактовать отказ в защите права как предварительную меру, позволяющую далее применять меры ответственности или иные способы защиты прав потерпевшей стороной, и, в зависимости от результатов совершенного злоупотребления правом, суду следует ориентироваться на специальные нормы ГК РФ о недействительности сделок, неосновательном обогащении и др. Данная позиция отчасти нашла своё отражение в новой редакции ст. 10 ГК РФ, которая теперь закрепляет возможность применения судом иных предусмотренных законом мер воздействия на правонарушителя.

Основанием приведенного выше вывода ВАС служат правила пп. 6 п. 2 ст. 1512 ГК РФ, устанавливающие, что предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия правовой охраны, если действия правообладателя, связанные с предоставлением правовой охраны товарному знаку или сходному с ним до степени смешения другому товарному знаку, признаны в установленном порядке злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией. Таким образом, при вынесении решения по конкретному делу арбитражным судом были применены как общие нормы ст. 10 ГК РФ, так и специальные нормы коммерческого права.

Другой пример, лицо подало исковое заявление в суд с требованием обязать ответчика восстановить положение, существовавшее до нарушения последним прав истца, выразившегося в разрыве тепловой сети здания, приобретенного истцом именно как отапливаемого нежилого помещение с намерением последующего использования в предпринимательской деятельности, что является существенным изменением обстоятельств, о которых истец на момент заключения сделки не знал и не мог знать. Суд квалифицировал действия ответчика как злоупотребление правом и обязал восстановить систему отопления нежилого помещения, принадлежащего истцу [6].

На основе приведенных примеров из судебной практики, можно заключить, что юридическое последствие злоупотребления правом в виде отказа в защите субъективного права лица не является самостоятельной правовой мерой и применяется либо наряду с другими способами защиты, либо, если законом предусмотрены иные последствия, не должно применяться совсем.

На счет толкования конструкции «иных мер», предусмотренных законом и применяемых судом одновременно с отказом в защите права лицу, совершившему злоупотребление им, не существует единого мнения. Как видно из анализа материалов правоприменительной практики, суды в качестве иных мер применяют любые способы защиты и меры ответственности, какие только можно обнаружить в гражданском и смежном с ним законодательстве касательно определенных правовых ситуаций.

С позицией ученого нельзя не согласиться: пробелы и коллизии норм гражданского законодательства, а также некорректность формулировок, используемых законодателем в ст. 10 ГК РФ, не только создают трудности в толковании норм права, но и способствуют возникновению серьезных проблем в правоприменительной практике, в частности приводя к неправильному применению положений действующего законодательства. Подобные упущения законодателя могут спровоцировать неблагоприятные последствия в виде нарушения гражданских прав субъектов правоотношения вместо требуемой в тех или иных ситуациях правовой защиты.

Вследствие неопределенностей в трактовке норм ст. 10 ГК РФ в литературе высказываются предложения по установлению дополнительных санкций применительно к конкретным случаям злоупотребления правом. В частности, кандидат юридических наук В. А. Гуреев предлагает: «… предусмотреть правила, согласно которым акционер, злоупотребивший соответствующим правом, по решению суда должен лишаться на определенный период времени:

1) права на участие в общем собрании акционеров с правом голоса, а также права обжаловать принятые на нем в указанный период решения, либо

2) права доступа к документам общества» [2]. По мнению исследователя, предлагаемые меры, с одной стороны, призваны создать условия для укрепления правовой защиты от действий субъектов права по злоупотреблению своими правами, а, с другой стороны, отражают специфику защиты в акционерных правоотношениях.

Что касается возможности возмещения убытков, причиненных другому лицу в результате злоупотребления субъективным гражданским правом, то здесь вряд ли можно говорить о какой-либо специфике, обусловленной непосредственно таким явлением как злоупотребление правом. Обязанность нарушителя полностью возместить причиненный его противоправными действиями вред установлена ст. 1064 ГК РФ. И в случаях причинения ущерба посредством злоупотребления правом имеет место противоправное вредоносное деяние, что признается основанием для применения мер гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков. Таким образом, возмещение убытков, причиненных лицу в результате злоупотребительного поведения, нельзя рассматривать в качестве отдельного нового способа защиты нарушенного права. Это лишь один из множественной разновидности случаев возмещения вреда от правонарушения, не предусматривающих в принципе каких-либо особенностей реализации данного способа защиты права.

Подводя итог вышеизложенного, стоит подчеркнуть, что злоупотребление правом, как и любое другое юридически значимое действие, влечет за собой наступление определенных правовых последствий, основные из которых закреплены в ст. 10 ГК РФ. Однако именно нормы о юридических последствиях злоупотребительного поведения являются предметом дискуссий в цивилистическом сообществе. Несмотря на прочно сложившуюся в судебной практике тенденцию применения всего разнообразия «иных мер» к лицу, совершившему злоупотребление правом, вопрос о целесообразности расширительного толкования указанных положений ст. 10 ГК РФ остается открытым и требует скорейшего разрешения.

  1. Витрянский В. В. Реформа российского гражданского законодательства: промежуточные итоги. М.: Статут, 2016. 431 с. С.36–37.
  2. Гуреев В. А. Проблемы правовой квалификации корпоративного шантажа в акционерных правоотношениях // Юрист. 2008. № 4.
  3. Дерюгина Т. В. Пределы осуществления гражданских прав. — М.: Зерцало-М, 2010. С. 84.
  4. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. № 2. 2009
  5. См.: Мусарский С. В. Обзор судебной практики применения норм о запрете злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ) (полный анализ всей судебной практики за 1995–2011 годы) // СПС КонсультантПлюс. 2011.
  6. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.09.2011 по делу № А33–16648/2010 // СПС «КонсультантПлюс».
Читайте так же:  Защита информационных систем обработки персональных данных

Источник: http://moluch.ru/archive/150/42448/

В чём может выражаться нарушение прав и законных интересов ю/л в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

1. Нарушение прав юридического лица при договорной работе. Происходит нарушение прав юридических лиц в тех случаях, когда контрагенты по каким-либо причинам не исполняют или некачественно исполняют свои обязанности, предусмотренные договором и законом.

2. Нарушение вещных прав юридического лица. В таком случае, как и любой собственник или обладающий объектом на ином праве, юридическое лицо вправе защищать себя и свои права.

3. Необходимость защиты прав юридического лица в трудовых отношениях.

4. Нарушение прав юридических лиц в сфере защиты права на деловую репутацию.

5. Нарушение прав юридического лица государственными и муниципальными органами. Здесь можно говорить о двух возможных видах нарушения:

когда государственный орган или муниципальное образование выступает в качестве участника гражданских отношений. То есть, когда, например, с муниципальным органом заключен гражданский договор, и он не выполняет своих обязанностей по нему;

когда государственные или муниципальные органы выступают в качестве субъекта контрольных и надзорных отношений.

В таких случаях нарушение прав может заключаться как в ошибках и нарушениях в ходе проверок, так и непосредственно в вынесенных по их результатам решений.

6. Нарушение прав юридического лица при деликатных отношениях. Права юридического лица могу нарушаться и при правонарушениях. При этом это могут быть как преступления, направленные непосредственно на данную организацию, например, какие-либо мошеннические действия либо кража, так и непредумышленные действия лиц. Например, при дорожно-транспортном происшествии был поврежден автомобиль организации, что повлекло за собой невозможность выполнить юридическим лицом своих обязательств перед контрагентом.

Источник: http://www.9111.ru/questions/5128764/

О злоупотреблении гражданскими процессуальными правами

Дата публикации: 13.11.2015 2015-11-13

Статья просмотрена: 5879 раз

Библиографическое описание:

Кинжибеков В. В. О злоупотреблении гражданскими процессуальными правами // Молодой ученый. — 2015. — №22. — С. 600-602. — URL https://moluch.ru/archive/102/23333/ (дата обращения: 10.02.2020).

Одним из спорных и малоизученных, но в то же время важных правовых институтов является противодействие злоупотреблению правом. Данная проблема в настоящее время хорошо изучена в науке гражданского права, однако в гражданском процессуальном праве нет четкой концепции по данному вопросу.

В целом злоупотребление — это известное в общественной жизни явление, которое имеет негативный характер. Оно определяется как нарушение «добрых», или даже «честных» правил, в силу умысла исполнителя. Слово «злоупотребление» восходит от слова «зло» в связи с этим В. П. Грибанов отмечает, что злоупотребление правом — это использование права «во зло» [1, c. 4].

Также в словарях «злоупотребление» определяется как проступок, связанный с незаконным, преступным действием, использование чего-либо во вред кому-либо [2, c.4].

В соответствии с ч.1 ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами [3, c.4]. Исходя из этой статьи, при анализе такого явления, как «злоупотребления», нужно рассмотреть и противоположную ему правовую категорию — «добросовестность» так как именно во взаимодействии эти явления более полно проявляют свою сущность и отражают свое значение.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Добросовестность — это некий эталон надлежащего поведения субъектов определенных отношений, на соблюдение которого рассчитывают их контрагенты [2, c 4]. Явление добросовестность олицетворяет честность, старательность в исполнении обязанностей, а также доверие к чужой честности. Если каждая сторона в процессе будет вести себя добросовестно, то это обеспечит нормальную деятельность суда и всех лиц участвующих в деле, гарантирует надлежащее осуществление прав другой стороны, а также будет способствовать выяснению объективной истины в каждом деле.

Таким образом, если добросовестность — это должное поведение, то злоупотребление — это намеренное недолжное поведение. При этом важной чертой здесь является цель такого поведения — соблюдение установленных прав и обязанностей, либо приобретение выгод с причинением вреда оппоненту.

Институт злоупотребления процессуальными правами в силу своей специфики и нормативного закрепления занимает особое место в рамках процессуальных отношениях. Данный институт влияет не только на сами отношения, складывающиеся в гражданском процессе, но и в целом на основы судопроизводства.

А. В. Юдин, под злоупотреблением процессуальными правами понимает особую форму гражданского процессуального правонарушения, т. е. умышленные недобросовестные действия участников гражданского процесса, сопровождающиеся нарушением условий осуществления субъективных процессуальных прав и совершаемые лишь с видимостью реализации таких прав, сопряженные с обманом в отношении известных обстоятельств дела, в целях ограничения возможности реализации или нарушения прав других лиц, участвующих в деле, а также в целях воспрепятствования деятельности суда по правильному и своевременному рассмотрению и разрешению гражданского дела, влекущие применение мер гражданского процессуального принуждения [5, c.4].

Данное определение очень детально и всесторонне описывает такое явление, как злоупотребление процессуальным правом, однако данный институт можно рассмотреть под другим углом и дать определение исходя из законодательной формулировки. Так, в соответствии с ч.1 ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

Таким образом, исходя из законодательной трактовки, злоупотребление процессуальными правами — это нарушение лицом, участвующем в деле, обязанности добросовестного пользования процессуальными правами.

В связи с этим можно выделить следующие характерные черты злоупотребления процессуальными правами:

1) Это недобросовестное использование предусмотренных законом процессуальных прав

2) Формально злоупотребление процессуальными правами выглядят как правомерные действия

3) Злоупотребление процессуальными правами может осуществляться только лицами, участвующими в деле

4) Это влечет наступление неблагоприятных последствий. Так, если в гражданский кодекс в качестве последствий злоупотребления правом указывает на отказ суда в защите субъективного права, то в гражданском процессуальном кодексе такого последствия не усматривается. В то же время в ГПК имеются специальные нормы, которые направлены на противодействие злоупотреблению правом, в частности это нормы ст 99, 150, 159 ГПК РФ. Последствия злоупотребления процессуальными правами предусматриваются и в уголовном законодательстве, в частности ст 298.1 УК РФ [5, c. 4].

5) Целью злоупотребления является получение лицом, участвующем в деле, процессуальных выгод, которые влекут причинение процессуального вреда участникам процесса и (или) воспрепятствование деятельности суда по правильному и своевременному разрешению гражданского дела.

Читайте так же:  Отозвать жалобу на судью

Таким образом, понятием «злоупотребление процессуальным правом» охватываются случаи, когда принадлежащие лицам процессуальные права осуществляются не в соответствии с их целевым назначением, а в иных целях, не связанных с защитой нарушенных прав и охраняемых законом интересов лиц. Мотивами такого поведения могут быть как желание получить права на какое-либо имущество, когда при обычных условиях лицо не может на него претендовать, так и намерение причинить вред деловой репутации ответчика, возбудив против него гражданское дело в суде. Так же очень распространённым мотивом является затягивание судебного разбирательства в целях отсрочки принятия неблагоприятного для себя решения.

Исходя из этого, можно сказать, что злоупотреблений правом в гражданском процессе очень много. В связи с этим их можно классифицировать по различным основаниям.

1) В основу первой классификации положен объект злоупотребления процессуальными правами. Так, их можно подразделить на вред, причинённый интересам правосудия, и вред, нарушивший права лиц, участвующих в деле.

2) По характеру поведения лица, злоупотребившего своими правами, можно классифицировать на совершаемые путем активных действий и путем пассивных действий.

3) По степени влияния на исход процесса злоупотребления можно разделить на повлиявшие и на не повлиявшие на исход.

4) В зависимости от последствий злоупотребления можно подразделить на причинившие незначительный, средний и существенный вред правоотношениям.

5) По сфере действия злоупотребления процессуальным правом делятся на общие и институциональные. Так, общие буду свойственны для гражданского процесса в целом и как правило свидетельствуют о неправомерности возникновения процесса. В пример можно привести неосновательное обращение в суд. Что говоря о институциональных, то они совершаются в сфере отношений, регулируемых процессуальными нормами какого-либо отдельного института отрасли. Это к примеру, злоупотребления, связанные с уплатой государственной пошлины; злоупотребления правом в сфере подведомственности и подсудности гражданского дела (то есть искусственного создания условий рассмотрения дела определенным судом); злоупотребления при формировании состава суда (например, не основанные заявления об отводе судей); злоупотребления, совершаемые представителями лиц; злоупотребления, связанные с извещением участников гражданского процесса и так далее.

Данная классификация не является исчерпывающей и как я считаю, практически любое субъективное право может быть искажено недобросовестным лицом при его использовании. Сейчас полностью определить и понять где кончается право и начинается его злоупотребление — крайне сложно. Понятие злоупотребление в гражданском процессуальном праве связанно с понятием недобросовестности, а является ли конкретное действие добросовестным или нет, будет решать суд, так как в настоящий момент нет четких критериев и правил такой оценки.

  1. Грибанов В. П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав // Осуществления и защита гражданских прав. М., 2000.
  2. Словарь русского языка: в 4 т. / АН СССР, Ин-т рус. яз.; под ред. А. П. Евгеньевой. 3-е изд., стереотип. М.: Русский язык, 1985–1988. Т. I. А — Й. 1985.
  3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ.
  4. Юдин А. В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве: автореф. дисс. д-ра юрид. наук, СПб., 2009.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ

Источник: http://moluch.ru/archive/102/23333/

Нарушение прав и законных интересов заявителя

Заметка Александра Латыева, ИНТЕЛЛЕКТ-С, в блоге на портале Zakon.Ru.

Так сложилось, что материальные основания для признания в судебном порядке незаконными действий и бездействия, ненормативных актов и вообще всяких результатов деятельности (далее – действия) органов публичной власти либо должностных лиц (далее – органы власти) у нас в стране сосредоточены в процессуальном, а не материально-правовом законодательстве.

Наиболее лаконично и точно, на мой вкус, они выражены в ч.2 ст.201 АПК РФ и включают в себя два обязательных элемента:

  • нарушение этими действиями норм права,
  • нарушение этими действиями прав и законных интересов заявителя.

В принципе, нечто аналогичное, но в более развернутом виде, мы видим в ч.9 ст.226 КАС РФ, п.3 которой раскрывает нарушение оспариваемыми действиями норм объективного права, а п.1 также говорит о нарушении прав, свобод, законных интересов административного истца.

Раньше аналогичные правила содержались п.1 ч.2 ст.227 ГПК РФ, а еще раньше их можно было вывести из системы ст.239.2 и 239.7 старого ГПК РСФСР и ст.2 и 7 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан».

С несоответствием оспариваемых действий закону все более или менее понятно (насколько вообще может быть что-то понятно в российской юриспруденции), а вот со вторым условием.

В сущности, если мы признаем, что и административное право реализуется в правоотношениях, то в таком случае практически всегда нарушение органом власти требований нормативных актов должно выступать как нарушение субъективного административного права другого участника соответствующего административного отношения.

При таком подходе единственной функцией второго условия признания незаконными действий органов власти выступит недопущение обращения в суд за защитой чужих интересов. Только если бы в суд обратилось лицо, не участвующее в спорном административном отношении, суд мог бы констатировать, что да, нарушение требований норм права имело место, но не было нарушения прав заявителя. Если же в суд обращается сам участник административного отношения, то констатация наличия первого обстоятельства с неизбежностью должна влечь за собой и признание нарушенными субъективных прав заявителя – как минимум, административных.

Именно такой подход – по моему глубокому убеждению – является единственно верным.

Однако, судя по всему, наши суды исходят из совершенно другого понимания нарушения прав и законных интересов заявителя. Они постоянно требуют показать, какие иные, находящиеся за пределами спорного административного правоотношения, права или интересы заявителя нарушены, и отказывают в удовлетворении требований даже при установлении неправомерности действий органов власти, если таковые не будут названы.

Как представляется, такой подход категорически противоречит и тексту закона, и самой идее судебного оспаривания административных актов.

При этом я сильно сомневаюсь, что это требование – показать нарушение каких-то еще иных прав и законных интересов – основано, например, на административно-правовых теориях о реализации административного права вне правоотношений. (Вообще, можно заметить, что административное право намного лучше описывается через теорию правоотношения, чем многие права гражданские.) Здесь, скорее, проявляется процветающее в наших судах стремление во что бы то ни стало оправдать власть, а если за ней и будут замечены нарушения – сделать вид, что это не так уж и важно.

Читайте так же:  Водитель с выездом за границу

Я бы еще понял такое разделение, если бы этот вопрос возникал при рассмотрении вопроса о принятии мер по устранению нарушения, но нет – суды обсуждают его и при простой констатации нарушения. Как будто действия органа власти, если они не нарушают ничего, кроме самого административного права заявителя, становятся вдруг от этого правильными.


Источник: http://www.intellectpro.ru/press/works/narushenie_prav_i_zakonnyh_interesov_zayavitelya/

Злоупотребление правом в гражданском праве

Злоупотребление правом (злоупотребление гражданскими правами).

Эта правовая конструкция хорошо известна еще со времен римского права. В известной римской сентенции «Summum ius, summa iniuria» («высшее право – высшая несправедливость») выражается одна из основных ее идей – каждое право должно иметь пределы его осуществления, в противном случае происходит нарушение прав других лиц, что, в свою очередь, исключает соблюдение важных для гражданского оборота принципов добросовестности и разумности.

Итак, статья 10 ГК РФ устанавливает недопустимость действий граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Несколько декларативная, на первый взгляд, норма носит достаточно прикладной характер, широко используется на практике для соблюдения, восстановления принципов разумности и справедливости, в том числе, в тех случаях, когда другие нормы права «не срабатывают», не могут быть применены в силу тех или иных причин.

Учитываем, что применение нормы статьи 10 ГК неоднократно разъяснялось высшими судебными инстанциями. Прежде всего, используем рекомендации, сформированные правоприменительной практикой, содержащиеся в «Обзоре практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» (Информационное письмо Президиума ВАС РФ №127).

Итак, остановимся на основных моментах.

1. Злоупотребить правом может только лицо, которое таким правом обладает.

2. При осуществлении принадлежащего ему права это лицо имеет намерение причинить вред другим лицам, и именно цель причинения вреда делает поведение лица противоправным, ибо само по себе право у лица существует и под сомнение не ставится.

3. Последствием допущенного злоупотребления правом является отказ лицу, допустившему злоупотребление, в судебной защите.

Так, коллегия судей ВАС РФ в Определении об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ № ВАС-9462/12 от 15 ноября 2012 г. совершенно справедливо сделала вывод о злоупотреблении процессуальными правами со стороны заявителя, указавшего в качестве оснований для пересмотра судебных актов судов нижестоящих инстанций нарушение правил о подведомственности дела арбитражному суду, тогда как производство в арбитражном суде было инициировано самым заявителем. Злоупотреблением правом признано и заявленное в качестве основания для пересмотра указание на нарушение формы заявления, поданного заявителем.

4. Судебно-арбитражная практика использует в качестве следствия злоупотребления правом не только отказ в судебной защите, но и признание сделки недействительной.

Подобная ситуация была описана в пункте 9 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ: сделки купли-продажи были признаны недействительными по п.2 статьи 10 ГК РФ и ст. 168 ГК РФ в связи с тем, что при совершении сделок покупатель допустил злоупотребление правом, используя ситуацию, в которой руководитель продавца, действуя недобросовестно, в ущерб продавцу, продал имущество по заведомо низкой цене, что привело к утрате продавцом возможности использования имущества, необходимого ему для осуществления основной деятельности, и понесению продавцом дополнительных расходов по аренде этого недвижимого имущества, во много раз превышающих полученную продавцом покупную цену имущества.

5. Исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами по требованиям арбитражного управляющего, кредиторов с целью защиты прав и интересов кредиторов при банкротстве недействительной может быть признана сделка должника, совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве, которая направлена на нарушение прав и законных интересов кредиторов (в том числе, совершенная по заведомо заниженной цене сделка по отчуждению третьим лицам имущества должника, с целью уменьшения конкурсной массы должника) (пункт 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)»).

Так, на основании статьи 10 ГК в связи с допущенным злоупотреблением правом был признан недействительным договор купли-продажи должником (продавцом) недвижимого имущества, по цене, более чем в 48 раз ниже рыночной, направленный на уменьшение конкурсной массы должника и совершенный во вред интересам кредиторов, к числу которых относились и участники долевого строительства (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.06.2012 по делу №А33-3111/2009).

6. Одной из форм злоупотребления правом являются также акты недобросовестной конкуренции (недобросовестная конкуренция), то есть действия хозяйствующих субъектов, противоречащие законодательству и обычаям делового оборота, и направленные на получение прибыли за счет других хозяйствующих субъектов. Правовые санкции за недобросовестную конкуренцию включают в себя комплекс мер различного характера, и одним из них является отказ в защите гражданского права как результат злоупотребления правом.

Итак, нормы о злоупотреблении правом закреплены всего лишь в одной статье ГК. И, тем не менее, позволим себе утверждать о достаточно широком спектре возможностей по использованию этой правовой конструкции в различных видах правовых споров как истцами, при обосновании своих исковых требований, так и ответчиками, при формулировании и оформлении возражений на исковые требования.

7. Полезное из арбитражной практики ВАС РФ и Западно-Сибирского региона по состоянию на март 2014.

7.1. Заявление приобретателя недвижимого имущества об отсутствии государственной регистрации договора аренды, о наличии которого он знал в момент приобретения недвижимости, является злоупотреблением правом ( п.4 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 №165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными );

7.2. Бездействие конкурсного управляющего по поиску имущества должника является осуществлено в целях злоупотребления правом ( Постановление ФАС ЗСО от 18.03.2014 по делу №А03-7554/2012 );

7.3. Поскольку на момент заключения договора цессии ОАО «Омскэнергосбыт» уже отвечало признакам неплатежеспособности, что исключало возможность отчуждения ликвидного актива (права требования к ОАО «МРСК Сибири») в обычном порядке; расчет за уступленное право по договору цессии произведен в порядке статьи 410 ГК РФ договор цессии, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты прав и законных интересов кредиторов должника — ОАО «Омскэнергосбыт», правомерно признан недействительным. Довод заявителя о том, что ОАО «ТГК N 11» на момент заключения договора цессии не знало о неплатежеспособности ОАО «Омскэнергосбыт» опровергается материалами дела. Довод заявителя о незаконности утверждения очевидности признаков несостоятельности ОАО «Омскэнергосбыт» до момента вынесения судом определения о признании заявления о банкротстве обоснованным и введении в отношении должника процедуры наблюдения, является ошибочным в силу положений пункта 2 статьи 3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ ( Постановление ФАС ЗСО от 13.03.2014 по делу № А46-6112/2013 );

Читайте так же:  Закон повестках суда

7.4. Общество «Агросервис» и Предприниматель приводят убедительные доводы о мнимости сделки, положенной в основу мирового соглашения и, как следствие, о нарушении прав и законных интересов утвержденным мировым соглашением кредиторов Предпринимателя. Однако указанные обстоятельства не могут быть установлены судом кассационной инстанции в силу предоставленных ему процессуальных полномочий. Для того чтобы исключить использование мирового соглашения в качестве инструмента злоупотребления правом, суд при поступлении ходатайства о его утверждении должен установить наличие у истца субъективного права, у ответчика — обязанности, а также факт неисполнения этой обязанности, повлекшего нарушение права истца. Иными словами, мировое соглашение нельзя утверждать, не установив фактические обстоятельства дела и наличие задолженности ( Постановление ФАС ЗСО от 12.03.2014 по делу №А03-9375/2013 );

7.5. Действия мэрии по обращению с заявлением о снятии спорных земельных участков с кадастрового учета являются формой злоупотребления правом, т.к. ранее признан незаконными отказ мэрии в образовании земельного участка, бездействие в непринятии решения о предоставлении обществу земельного участка на праве собственности ( Постановление ФАС ЗСО от 11.03.2014 по делу № А45-10227/2013 );

7.6. Следует признать ошибочными, основанными на неверном толковании указанных норм права выводы судов о том, что избранный способ защиты нарушенного права в виде признания недействительным устава общества не предусмотрен ни статьей 12 ГК РФ. Выводы суда о злоупотреблении гражданскими правами со стороны истца в виде предъявления требования об установлении за истцом права на принятие решений общего собрания общества простым большинством голосов и установление корпоративного контроля над обществом с помощью судебного акта сделаны без учета положений ст.2 АПК РФ, ст.10 ГК РФ ( Постановление ФАС ЗСО от 11.02.2014 по делу № А46-3112/2013 );

7.7. Обстоятельства продажи движимого имущества свидетельствуют о недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) покупателя, воспользовавшегося тем, что представитель продавца, также действующий недобросовестно, при заключении договора купли-продажи действовал явно в ущерб обществу, в результате чего общество могло утратить возможность использовать имущество, необходимое ему для осуществления основной деятельности. Изложенное, по мнению суда, подтверждается следующими обстоятельствами: имущество по договору (акту приема-передачи) покупателю не передавалось; документы на транспортные средства также не передавались, имущество используется в основной деятельности общества; оплата имущества покупателем не производилась; доказательств, подтверждающих то, что покупателем предпринимались действия по понуждению продавца к исполнению договора, в деле нет ( Постановление ФАС ЗСО от 29.01.2014 по делу № А45-15552/2013 );

7.8. Согласно пункту 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Публичный порядок Российской Федерации предполагает добросовестность сторон, вступающих в частные отношения, нарушением чего является создание видимости частноправого спора, в том числе с отнесением его на рассмотрение третейским судом для получения формальных оснований для преимущественного удовлетворения требований в нарушение принципа единой правовой защиты интересов кредиторов, исключающий удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб другим. Взыскатель и должника являются аффилированными лицами, искусственно создают кредиторскую задолженность и причиняют вред другим кредиторам ( Постановление ФАС ЗСО от 26.12.2013 по делу № А45-28722/2012 );

7.9. Пунктом 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» предусмотрено, что судам, оценивая действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения статьи 10 ГК РФ, части 2 статьи 10, части 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции, и, в частности, определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав. Суды обоснованно сочли, что управляющая компания обязана выполнять Правила № 170, в том числе обеспечивать допуск работников предприятий связи на крыши и чердачные помещения. При таких обстоятельствах, арбитражные суды пришли к обоснованному выводу о наличии в действиях управляющей компании нарушений части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции ( Постановление ФАС ЗСО от 27.11.2013 по делу №А75-409/2013 );

7.10. Положения устава предлагают к предоставлению информации о лице, выдвигающим свою кандидатуру в совет директоров общества, большой объем сведений. Непредоставление хотя бы незначительной части этой информации обществу (либо неправильное оформления такого предложения), исходя из статьи 11.11 Устава (и закона) влечет за собой отказ кандидатам во включении их в список кандидатур для голосования по выборам в совет директоров. Суд первой инстанции сделал вывод, что информация о кандидатах в совет директоров (при их выдвижении в качестве таковых в совет директоров – комм. автора статьи) должна быть реально исполнима и не создавать препятствия в реализации прав лиц, выдвигающих свои кандидатуры в данный орган ( Постановление ФАС ЗСО от 31.10.2013 по делу №А45-3752/2013 ).

p.s. Обратим внимание, что использование аргументов, относящихся к злоупотреблению правом требует представления соответствующих доказательств и доказывание наличия права, причинение вреда (или возможности причинения вреда) и прочих фактов.

p.s.s. Также стоит отграничивать злоупотребление материальным правом от злоупотребления процессуальным правом. В нашей статье, мы остановились только на первом варианте.

p.s.s. Наши обзоры по одной из форм злоупотребления правом, а именно по обходу закона, подготовленные на основе практики ВАС РФ и практики ФАС округов.

Также предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://vitvet.com/articles/articles23/

Случае нарушения прав иных лиц
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here