Суда постановления судьи прокурора следователя

Статья на тему: "Суда постановления судьи прокурора следователя" с полным описанием тематики и ответами на интересующие вопросы. За консультацией можно обратиться к дежурному консультанту.

Статья 7. Законность при производстве по уголовному делу

1. Суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу.

2. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом.

3. Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

4. Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Комментарий к Ст. 7 УПК РФ

1. Часть первая комментируемой статьи связана с частью первой статьи 1 УПК, где говорится, что порядок уголовного судопроизводства определяется УПК, основанным на КРФ, иначе говоря, уголовно-процессуальным законом, и только данным законом. Ничего нового комментируемая норма не привносит.

2. Часть вторая комментируемой статьи также повторяет идею, сформулированную в части первой статьи 1 УПК, и воспроизводит общеизвестное теоретическое положение о том, что закон — это нормативный акт, имеющий высшую юридическую силу и приоритет по отношению к подзаконным актам.

3. Содержание части третьей комментируемой статьи воспроизводится в части первой статьи 75 УПК, где говорится, что доказательства, полученные с нарушением требований УПК, являются недопустимыми. По своей природе это норма доказательственного права; место ей — в главе, посвященной доказательствам.

4. Целесообразность повторного включения в УПК норм, которые не порождают новых правоотношений, спорна. Их практическая ценность сомнительна.

Источник: http://stupkrf.ru/7

Статья 7 УПК РФ. Законность при производстве по уголовному делу

1. Суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу.

2. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом.

3. Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

4. Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Комментарии к ст. 7 УПК РФ

1. Законность — это общеправовой конституционный принцип. Принцип законности в уголовном процессе — это требование от начальников органов дознания, следователей (дознавателей и др.), судей, судов и других субъектов уголовного процесса осуществления своих функций и реализации полномочий на основе строгого соблюдения Конституции РФ, УПК и иных законов, регулирующих уголовно-процессуальную деятельность.

2. Следователи (дознаватели и др.), суды и т.п., реализуя свой правовой статус, должны правильно толковать и неуклонно соблюдать нормы как процессуального, так и материального права. Малейшее отступление, к примеру, прокурора от этого требования не только подрывает авторитет прокуратуры, но и наносит ущерб делу укрепления законности.

3. Только урегулированная законом деятельность может быть частью уголовного процесса, поэтому нарушение нормы права может вывести действие за пределы уголовного судопроизводства. Полученное, к примеру, с нарушением закона доказательство признается недопустимым и не может быть положено в основу обвинения.

4. Не согласен с Победкиным А.В. и Яшиным В.Н., которые считают, что «любая процессуальная процедура на основании ст. 7 УПК должна быть предусмотрена именно Уголовно-процессуальным кодексом» . Данная процедура может быть установлена любым источником уголовно-процессуального законодательства. Главное, чтобы в УПК не существовало запрета осуществления действий, предусмотренных таким источником. Только существование такого запрета может привести к ситуации, когда следует руководствоваться не положениями иного закона, в котором содержится уголовно-процессуальная норма (в нашем случае ст. 11 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» ), а УПК. Вот об этом и говорит законодатель в ч. 1 ст. 7 УПК.

См.: Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник / Под. ред. д-ра юрид. наук, проф. В.Н. Григорьева. М.: Книжный мир, 2004. С. 122.

См.: Собр. законодательства РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.

5. Законными, обоснованными и мотивированными должны быть все письменно оформленные процессуальные решения государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовный процесс.

6. Обоснованными решения признаются лишь тогда, когда тому были законные фактические основания.

7. В содержании письменно оформленного мотивированного решения излагаются доказательства (сведения и обстоятельства), послужившие основаниями и условиями (мотивами, задачами и др.) принятия указанного решения.

8. См. также комментарий к ст. ст. 75, 408 УПК.

Источник: http://rulaws.ru/upk-rf/CHAST-PERVAYA/Razdel-I/Glava-2/Statya-7/

Статья 7. Законность при производстве по уголовному делу

СТ 7 УПК РФ

1. Суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу.

2. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом.

3. Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

4. Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Комментарий к Статье 7 Уголовно-процессуального кодекса

1. Законность как основополагающий принцип уголовного судопроизводства представляет собой соблюдение всеми субъектами уголовно-процессуальных отношений прав и обязанностей при осуществлении ими в пределах своей компетенции уголовно-процессуальной деятельности. Это их прямая обязанность. Положение данного принципа базируется на ст. 15 Конституции РФ.

2. Части 1 и 2 комментируемой статьи определяют приоритет УПК РФ над другими федеральными законами при осуществлении уголовно-процессуальных действий по уголовным делам. Исключением являются только федеральный конституционный закон или международный договор РФ как обладающие большей юридической силой по отношению к обычному федеральному закону. Данная позиция определена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П. Так, если в ходе производства по уголовному делу будет установлено несоответствие между федеральным конституционным законом (либо международным договором Российской Федерации) и УПК РФ (который является обычным федеральным законом), применению — согласно ст. 15 (ч. 4) и ст. 76 (ч. 3) Конституции РФ — подлежит именно федеральный конституционный закон или международный договор Российской Федерации как обладающие большей юридической силой по отношению к обычному федеральному закону .
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» // .

Читайте так же:  Разрешение на короткоствольное нарезное оружие

Кроме того, приоритет УПК РФ перед другими обычными федеральными законами может быть ограничен рамками специального предмета регулирования. Так, к примеру, предметом регулирования УПК РФ является порядок уголовного судопроизводства, т.е. порядок производства (досудебного и судебного) по уголовным делам на территории России. В этой связи УПК РФ не должен подменять или отменять положения уголовного законодательства, определяющие преступность и наказуемость деяний, а также виды и размеры наказаний либо деятельность по возложению на лицо уголовной ответственности и наказания. Поэтому в части специального предмета регулирования правоотношений над УПК РФ могут иметь приоритет и другие федеральные законы. Так, приоритет УПК РФ перед другими обычными федеральными законами не является безусловным, а ограничен рамками специального предмета регулирования, которым, как это следует из его ст. ст. 1 — 7, является порядок уголовного судопроизводства, т.е. порядок производства (досудебного и судебного) по уголовным делам на территории Российской Федерации .
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П.

Не обладают приоритетом нормы УПК РФ и в случаях, когда в уголовно-процессуальных отношениях законодательные акты устанавливают дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом при производстве по уголовным делам. Так, ст. 7 УПК РФ по своему конституционно-правовому смыслу не исключает применение в ходе производства процессуальных действий норм иных — помимо Уголовно-процессуального кодекса РФ — законов, если этими нормами закрепляются гарантии прав и свобод участников соответствующих процессуальных действий, а потому не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителей .
———————————
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. N 439-О «По жалобе граждан С.Ю. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 89, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // .

3. Положения ч. 2 комментируемой статьи свидетельствуют о безусловном приоритете норм УПК РФ в принятии процессуальных решений при производстве по уголовному делу. При этом не только суд, но и другие участники уголовного судопроизводства, обладающие правом на принятие тех или иных процессуальных решений (дознаватель, следователь, прокурор и т.д.), должны в основу своих процессуальных решений при производстве по уголовному делу класть только нормы УПК РФ.

Источник: http://upkod.ru/chast-1/razdel-1/glava-2/st-7-upk-rf

Статья 7 УПК РФ. Законность при производстве по уголовному делу (действующая редакция)

1. Суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу.

2. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом.

3. Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

4. Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 7 УПК РФ

В части 4 данной статьи содержится требование законности, обоснованности и мотивированности процессуальных решений. К сожалению, в ней указаны далеко не все виды процессуальных решений, которые должны отвечать указанным требованиям. Так, не только определения суда и постановления судей, но и постановления президиумов судов, вынесенные при пересмотре судебных решений, вступивших в законную силу, безусловно, также должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 3 ст. 408 УПК). То же самое относится к обвинительному заключению и, конечно, к приговору. С учетом данного положения следует толковать нормы, содержащиеся в ч. 3 ст. 159 и ч. 2 ст. 271 УПК, где речь идет о решениях следователя, дознавателя и суда в отношении заявленных ходатайств. В указанных статьях ничего не говорится о том, что постановления следователя, дознавателя, определения суда, постановления судьи об отказе в удовлетворении ходатайств должны быть мотивированными. Как следует из ч. 4 ст. 7 УПК, эти решения также должны быть мотивированными, что неоднократно было отмечено КС РФ (см.: Определения от 08.07.2004 N 237-О и от 25.01.2005 N 42-О).

3. Требование мотивированности названных решений не случайно стоит в одном ряду с требованиями их законности и обоснованности. Мотивированность решений состоит в письменном анализе законности или незаконности, а также обоснованности или необоснованности тех или иных действий, решений и ходатайств. Поскольку обоснованность есть требование наличия достаточных данных или фактических обстоятельств, указывающих на необходимость принятия соответствующих решений и действий, мотивированное решение — лишь то, в котором приводятся эти обстоятельства, а в случаях, предусмотренных законом, — и данные (как правило, доказательства). Так, не могут считаться мотивированными обвинительное заключение, приговор, постановление (определение) о прекращении дела, если в них не указано, почему одни из имеющихся в деле доказательств были приняты за основу решения, а другие отвергнуты. В подобных случаях мотивированность есть внешнее проявление требования оценки доказательств в их совокупности (ст. 88 УПК).

Источник: http://www.zakonrf.info/upk/7/

Статья 7. Законность при производстве по уголовному делу

1. Суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу.

2. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом.

3. Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

4. Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.
(Часть в редакции, введенной в действие с 10 января 2016 года Федеральным законом от 30 декабря 2015 года N 440-ФЗ.

Комментарий к статье 7 УПК РФ

———————————
См.: Постановление КС РФ от 29.06.2004 N 13-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 7, 15, 107, 234 и 450 УПК РФ в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы // РГ. 07.07.2004. N 143.
См.: Определение КС РФ от 08.11.2005 N 439-О по жалобе гр. С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и др. на нарушение их конституционных прав ст. ст. 7, 29, 182 и 183 УПК РФ // РГ. 31.01.2006. N 18.

Читайте так же:  Общего порядка судебного разбирательства уголовных дел

В части 4 данной статьи содержится требование законности, обоснованности и мотивированности процессуальных решений. К сожалению, в ней указаны далеко не все виды процессуальных решений, которые должны отвечать указанным требованиям. Так, не только определения суда и постановления судей, но и постановления президиумов судов, вынесенные при пересмотре судебных решений, вступивших в законную силу, безусловно, также должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ч. 3 ст. 408 УПК). То же самое относится к обвинительному заключению и, конечно, к приговору. С учетом данного положения следует толковать нормы, содержащиеся в ч. 3 ст. 159 и ч. 2 ст. 271 УПК, где речь идет о решениях следователя, дознавателя и суда в отношении заявленных ходатайств. В указанных статьях ничего не говорится о том, что постановления следователя, дознавателя, определения суда, постановления судьи об отказе в удовлетворении ходатайств должны быть мотивированными. Как следует из ч. 4 ст. 7 УПК, эти решения также должны быть мотивированными, что неоднократно было отмечено КС РФ (см.: Определения от 08.07.2004 N 237-О и от 25.01.2005 N 42-О).

3. Требование мотивированности названных решений не случайно стоит в одном ряду с требованиями их законности и обоснованности. Мотивированность решений состоит в письменном анализе законности или незаконности, а также обоснованности или необоснованности тех или иных действий, решений и ходатайств. Поскольку обоснованность есть требование наличия достаточных данных или фактических обстоятельств, указывающих на необходимость принятия соответствующих решений и действий, мотивированное решение — лишь то, в котором приводятся эти обстоятельства, а в случаях, предусмотренных законом, — и данные (как правило, доказательства). Так, не могут считаться мотивированными обвинительное заключение, приговор, постановление (определение) о прекращении дела, если в них не указано, почему одни из имеющихся в деле доказательств были приняты за основу решения, а другие отвергнуты. В подобных случаях мотивированность есть внешнее проявление требования оценки доказательств в их совокупности (ст. 88 УПК).

Другой комментарий к статье 7 УПК РФ

1. Порядок судопроизводства на территории РФ определяется УПК, основанным на Конституции. Поскольку УПК является законодательным актом, специально предназначенным для урегулирования порядка уголовного судопроизводства, он в этой сфере обладает приоритетом по отношению к другим законам и тем более иным нормативным правовым актам, на что специально указал КС РФ в своем Постановлении от 27.03.1996 N 8-П по делу о проверке конституционности ст. 1 и 21 Закона РФ от 21.07.1993 «О государственной тайне» (ВКС РФ. 1996. N 2).

3. Доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми, т.е. не имеющими юридической силы и не подлежащими использованию при доказывании обстоятельств, подлежащих установлению в ходе производства по уголовному делу (см. коммент. к ст. 75).

Недопустимыми доказательства признаются как в случае нарушения норм УПК судом, прокурором, следователем, органом дознания и дознавателем, так и в случае невыполнения установленных УПК требований при собирании доказательств подозреваемым, обвиняемым, их защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями (см. коммент. к ст. 86).

4. Нарушение уголовно-процессуального законодательства при проведении процессуальных действий, не связанных непосредственно с собиранием и исследованием доказательств (предъявление обвинения, применение меры пресечения, ознакомление с материалами дела и т.д.), а также при принятии тех или иных уголовно-процессуальных решений ведет к признанию юридически ничтожными порождаемых этими действиями и решениями последствий. Так, в случае, если мера пресечения в виде личного поручительства была избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого без его на то согласия, ее несоблюдение в дальнейшем не может влечь замену меры пресечения на более строгую и возложение ответственности на поручителя.

5. Требование мотивированности определений суда, постановлений судьи (президиума суда, выступающего в качестве надзорной инстанции), прокурора, следователя, дознавателя означает, что все вышеперечисленные решения должны содержать обоснование сформулированных в них выводов ссылками на положения закона и конкретные исследованные соответственно в ходе судебного заседания или предварительного расследования материалы уголовного дела. При наличии в материалах дела доказательств, ставящих под сомнение обоснованность принятого решения, в определении (постановлении) должны быть приведены мотивы, по которым эти доказательства были отвергнуты. Мотивировка решения позволяет не только лучше уяснить существо и основания принятого решения, но и проверить в дальнейшем его законность и обоснованность.

Мотивировка решения во всяком случае должна носить конкретный характер, поэтому недопустимым является ее ограничение формальным воспроизведением предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований и условий применения тех или иных мер или совершения тех или иных действий.

В Определении от 25.01.2005 N 42-О по делу о нарушении конституционных прав и свобод положениями ст. 7 и 123, ч. 3 ст. 124, ст. 125, 388 и 408 УПК (ВКС РФ. 2005. N 4) КС РФ признал, что указанные статьи, в том числе ст. 7, в их конституционно-правовом истолковании не допускают отказ дознавателя, следователя, прокурора, а также суда при рассмотрении заявления, ходатайства или жалобы участника уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в них доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом.

6. В том случае, если в определении или постановлении решаются сразу несколько вопросов, должны быть указаны мотивы каждого из принятых решений. Так, в постановлении о прекращении уголовного дела должны быть приведены мотивы как самого прекращения этого дела, так и решений относительно меры пресечения и судьбы вещественных доказательств. В постановлении о замене в порядке исполнения приговора назначенного осужденному вида исправительного учреждения при отбывании наказания более строгим суд должен не только мотивировать саму необходимость такой замены, но и указать мотивы, по которым в порядке замены им был назначен тот, а не иной вид наказания.

Источник: http://proupkrf.ru/st_7_upk_rf

Статья 66 УПК РФ. Отвод прокурора

1. Решение об отводе прокурора в ходе досудебного производства по уголовному делу принимает вышестоящий прокурор, а в ходе судебного производства — суд, рассматривающий уголовное дело.

2. Участие прокурора в производстве предварительного расследования, а равно его участие в судебном разбирательстве не является препятствием для дальнейшего участия прокурора в производстве по данному уголовному делу.

Комментарии к ст. 66 УПК РФ

1. В ч. 1 коммент. ст. законодатель попытался закрепить право вышестоящего прокурора (суда, судьи) разрешать заявления (ходатайства) об отводе нижестоящего прокурора и по собственной инициативе принимать решение об отводе такового или решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления (ходатайства) .

Читайте так же:  Человек не отдает деньги взятые под расписку

В дальнейшем в комментарии к настоящей статье для краткости, если иное специально не оговорено, под решением об отводе прокурора будет подразумеваться сразу два решения: об отводе прокурора и об отказе в удовлетворении заявления (ходатайства) о его отводе.

2. Решение об отводе — это закрепленное в процессуальном документе властное веление об отстранении (в нашем случае прокурора) от участия в уголовном процессе.

3. Прежде чем будет принято решение об отводе прокурора, может иметь место несколько ситуаций:

— выявление фактических оснований отвода непосредственно самим вышестоящим прокурором (судом, судьей).

4. Когда прокурору неизвестно о наличии обстоятельств, перечисленных в ст. 61 УПК, или он знал о таковых, но по каким-либо причинам своевременно не заявил самоотвод, отвод прокурору в соответствии с правилами, закрепленными в п. 5 ч. 2 ст. 42, п. 4 ч. 4 ст. 44, ч. 3 ст. 45, п. 5 ч. 4 ст. 46, п. 5 ч. 4 ст. 47, п. 8 ч. 1 ст. 53, п. 8 ч. 2 ст. 54, ч. 2 ст. 55, ч. 1 ст. 64, ст. 244, п. 5 ч. 2 ст. 426, п. 1 ч. 1 ст. 428, п. 2 ч. 2 ст. 437 УПК, может быть заявлен подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, законным представителем лица, в отношении которого осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, защитником, а также потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и (или) их представителями (законными представителями). Правовой основы заявления отвода иными участниками уголовного процесса УПК не содержит.

5. На досудебных стадиях уголовного процесса заявление (ходатайство) об отводе может поступить как непосредственно к вышестоящему прокурору, так и к самому прокурору, которому заявляется отвод, а равно к следователю (дознавателю и др.), в производстве которого находится уголовное дело. Чаще всего заявление (ходатайство) приносится путем передачи его вышестоящему прокурору через следователя (дознавателя и др.) или же самого прокурора, который, по мнению заявителя, подлежит отводу, направления почтой, нарочным или непосредственно заявителем в канцелярию соответствующего учреждения, в штате которого находится орган предварительного расследования, расследующий уголовное дело (в канцелярию органа прокуратуры, например в канцелярию прокуратуры области при заявлении отвода прокурору района).

6. Нельзя признать незаконным, а значит, не порождающим возникновения обязанности рассмотреть заявление (ходатайство) принесение такового путем личного устного информирования соответствующего прокурора, например во время личной беседы с ним гражданского ответчика. Но и в этом случае со слов рассматриваемого субъекта уголовного процесса должен быть составлен письменный документ, в котором будут отражены основные моменты, на которых последний акцентирует внимание в своем заявлении (ходатайстве) об отводе.

7. Следователь (дознаватель и др.), к которому в ходе досудебного производства обратились с заявлением (ходатайством) об отводе прокурора, обязан принять данное заявление (ходатайство). Устное ходатайство, заявленное в процессе производства следственного (иного процессуального) действия, заносится в протокол этого действия. Процессуальный документ, в котором зафиксировано заявление (ходатайство) об отводе прокурора, следователь (дознаватель и др.) передает надзирающему прокурору. Последний вместе со своими письменными объяснениями направляет его вышестоящему прокурору для принятия по заявлению (ходатайству) решения.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

8. При наличии к тому фактических оснований заявленный отвод должен быть удовлетворен. Правда, пока отвод не удовлетворен, прокурор, которому таковой заявлен, вправе продолжать осуществление уголовно-процессуальной деятельности. Заявление отвода не приостанавливает ни уголовного процесса, ни уголовно-процессуальных полномочий прокурора.

9. По общему правилу полномочия прокурора в данном конкретном уголовном процессе прекращаются после принятия решения об отводе. При существующей законодательной базе обжалование прокурором района Генеральному прокурору РФ решения прокурора области о его отводе не является препятствием для отстранения прокурора от участия в досудебном производстве. Прокурор района вправе обжаловать решение прокурора области. Он даже может предоставить Генеральному прокурору РФ уголовное дело с письменным изложением своих возражений против решения непосредственно вышестоящего по отношению к нему прокурора. Однако, даже приняв к производству уголовное дело, он не является следователем, он есть иной орган предварительного расследования, и поэтому на него не распространимы правила п. 7 ч. 3 ст. 38 УПК.

10. В отличие от ст. 69 УПК, где закреплен порядок отвода переводчика, в ч. 1 коммент. ст. отсутствует уточнение, что решение об отводе прокурора в суде присяжных принимает не суд, а судья, председательствующий в суде с участием присяжных заседателей. Что же, в суде присяжных вопрос отвода прокурора ставится перед присяжными заседателями? Несомненно, нет. И эта разновидность отвода в суде присяжных разрешена может быть только председательствующим — профессиональным судьей, а не коллегией присяжных заседателей и не совместно всем составом суда.

11. Судьей разрешается отвод прокурора также на стадии подготовки к судебному заседанию. Думается, им же должен разрешаться отвод прокурора и в осуществляемых судьей судебных заседаниях на стадии предварительного расследования.

12. Каково значение выражения «участие прокурора в производстве предварительного расследования, а равно в судебном разбирательстве»?

13. Согласно ч. 2 коммент. ст. «участие прокурора в производстве предварительного расследования, а равно его участие в судебном разбирательстве не является препятствием для дальнейшего участия прокурора в производстве по данному уголовному делу». Видами такого участия могут быть:

— предварительная проверка сообщения о преступлении или оказание помощи в этой проверке (получение объяснений, участие в осмотре места происшествия и т.п.);

— производство неотложных следственных действий или оказание помощи в производстве хотя бы одного из таковых;

— исполнение поручений (указаний) органа предварительного расследования, в том числе участие в следственных действиях, производимых следователями (дознавателями и др.);

— не являющееся вышеназванными видами деятельности предварительное расследование;

— осуществление от имени государства уголовного преследования;

— надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и (или) органов предварительного следствия;

— поддержание государственного обвинения.

14. Специфика статуса прокурора позволяет говорить о возможности его участия в уголовном процессе и в других формах. Так, прокурор вправе:

1) проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях;

2) возбуждать уголовное дело и в порядке, установленном УПК, поручать его расследование дознавателю, следователю, нижестоящему прокурору либо принимать его к своему производству;

3) давать письменные указания о направлении предварительного расследования, производстве следственных и (или) иных процессуальных действий либо лично производить отдельные следственные, а равно иные процессуальные действия;

4) давать согласие следователю (дознавателю и др. ) на возбуждение уголовного дела в соответствии со ст. 146 УПК;

Согласие не берется лишь в случае возбуждения уголовного дела самим прокурором.

5) давать согласие следователю (дознавателю и др. ) на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;

Согласие не берется лишь тогда, когда ходатайство исходит от самого прокурора.

Читайте так же:  Полное товарищество наименование и статус участников

6) разрешать отводы, заявленные нижестоящему прокурору, следователю (дознавателю и др.), а также их самоотводы;

7) отстранять следователя (дознавателя и др.) от дальнейшего производства расследования, если ими допущено нарушение требований УПК при производстве предварительного расследования;

8) изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю, передавать уголовное дело от одного следователя прокуратуры другому с обязательным указанием оснований такой передачи;

9) передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому в соответствии с правилами, установленными ст. 151 УПК, изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования и передавать его следователю прокуратуры с обязательным указанием оснований такой передачи;

10) отменять незаконные и (или) необоснованные постановления нижестоящего прокурора, следователя (дознавателя и др.) в порядке, установленном УПК;

11) поручать органу дознания производство следственных действий, а также давать ему указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий;

12) продлевать срок предварительного расследования;

13) утверждать постановление следователя (дознавателя и др.) о прекращении производства по уголовному делу;

14) утверждать обвинительное заключение или обвинительный акт и направлять уголовное дело в суд;

15) возвращать уголовное дело следователю (дознавателю и др.) со своими указаниями о производстве дополнительного расследования;

16) приостанавливать или прекращать производство по уголовному делу;

17) поручать поддержание от имени государства обвинения в суде дознавателю либо следователю, производившему дознание по данному уголовному делу;

18) осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК.

15. То обстоятельство, что прокурор ранее или же в настоящее время в уголовном процессе реализовывал либо реализовывает одно, а равно несколько из указанных своих полномочий, не является фактическим основанием его отвода.

16. А вот факт осуществления по уголовному делу полномочий, которыми уголовно-процессуальное законодательство прокурора не наделяет, вполне может свидетельствовать о косвенной заинтересованности прокурора в исходе осуществляемой им уголовно-процессуальной деятельности.

17. И еще одно обстоятельство, свидетелем возможности которого на практике был сам автор. В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 41 УПК не допускается возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия. Соответственно, если прокурор в нарушение закона (а законно прокурор не может применять оперативно-розыскные меры) осуществлял по конкретному факту оперативно-розыскные мероприятия как во время предварительного расследования, так и до него, вплоть до начала уголовного процесса, он не имеет права производить по делу уголовно-процессуальную деятельность.

18. От участия прокурора в производстве предварительного следствия и дознания следует отличать его действия по организации или непосредственному участию в получении обвинительных доказательств с нарушением закона. Тем более когда им или подчиненным ему следователем прокуратуры в нарушение требований ч. 1 ст. 75 УПК данные доказательства положены в основу обвинения.

19. Подлежит, к примеру, отводу прокурор, который под видом оперативно-розыскного мероприятия в нарушение требований ст. 2, ч. 6 ст. 6 и ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» организовал осуществление мероприятия, содержащего в себе признаки объективной стороны провокации взятки (ст. 304 УК), а затем основывал свои решения о предъявлении обвинения в получении взятки (ч. 2 ст. 290 УК), о возбуждении перед судом ходатайства о заключении обвиняемого под стражу, утверждении обвинительного заключения и направлении дела в суд на не имеющих юридической силы доказательствах. Такой прокурор подлежит отводу, даже если сам он считает необходимым поддерживать в суде обвинение. Согласно Определению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июля 1998 г. сомнения в беспристрастности и объективности (а не сама пристрастность или необъективность. — Прим. авт.) признаны фактом, достаточным для отвода при рассмотрении уголовного дела .

«Оперативно-розыскными мероприятиями» провоцировалось совершение преступления — получение взятки. До того как они были проведены, преступления не было и оно не готовилось, не было сведений и о вымогательстве взятки. «Оперативно-розыскные мероприятия» проводил следователь прокуратуры.

См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июля 1998 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 3.

20. Формулировка ч. 2 коммент. ст. порождает возникновение вопроса. Что же, участие должностного лица в качестве прокурора в одном процессе препятствует его участию в каком-либо другом уголовном судопроизводстве? Конечно же, нет. Словосочетание «по данному уголовному делу» употреблено здесь не в целях закрепления еще одного фактического основания отвода прокурора, коим, может показаться, является участие его в предварительном расследовании (на одной из судебных стадий) по другому уголовному делу. Рассматриваемое словосочетание, напротив, размещено здесь в целях уточнения, что фактическим основанием отвода не будет являться даже предыдущее участие прокурора в предварительной проверке сообщения о преступлении, предварительном расследовании и (или) судебном заседании по тому же самому факту, по которому должностное лицо вновь приступило к осуществлению уголовно-процессуальной деятельности в качестве прокурора.

21. См. также комментарий к ст. ст. 61, 62, 64, 65, 54, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://rulaws.ru/upk-rf/CHAST-PERVAYA/Razdel-II/Glava-9/Statya-66/

Дело № 36-ДП13-6

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ (в порядке главы 48 УПК РФ)

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 августа 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, надзор
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение
г. Москва 7 августа 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Старкова А.В.,
судей Пелевина Н.П. и Нестерова В.В.,
при секретаре Поляковой А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. о пересмотре постановления Сафоновского районного суда Смоленской области от 3 февраля 2012 года, кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда от 11 апреля 2012 года и постановления президиума Смоленского областного суда от 28 февраля 2013 года.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснения представителя заявителя Ефременкова А.В. — адвоката Семченкова В.М., возражавшего против удовлетворения надзорного представления, мнение прокурора Сеничевой И.С., поддержавшей доводы надзорного представления, судебная коллегия

установила:

Постановлением Сафоновского районного суда Смоленской области от 3 февраля 2012 года удовлетворена жалоба Ефременкова А.В., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, действия старшего следователя СЧ СУ У МВД России 2 по Смоленской области старшего лейтенанта юстиции А при вынесении постановления о возбуждении уголовного дела № от 14 декабря 2011 года в отношении Ефременкова А.В. и избрании статуса подозреваемого признаны незаконными.

Постановлено возложить обязанность на старшего следователя СЧ СУ УМВД России по области ст. лейтенанта юстиции А . устранить допущенное нарушение закона.

Производство по жалобе Ефременкова А.В. в части требований о возложении обязанности на руководителя СУ УМВД России по Смоленской области о принесении публичных извинений в средствах массовой информации, в связи с отказом от жалобы в данной части, прекращено.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда от 11 апреля 2012 года постановление Сафоновского районного суда Смоленской области от 3 февраля 2012 года оставлено без изменения.

Постановлением президиума Смоленского областного суда от 28 февраля 2013 года отказано в удовлетворении надзорного представления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. о пересмотре постановления Сафоновского районного суда Смоленской области от 3 февраля 2012 года, кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда от 11 апреля 2012 года.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. ставится вопрос об отмене состоявшихся судебных решений как незаконных и необоснованных.

Указывается, что уголовное дело № возбуждено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, надлежащим лицом, при наличии на то повода и основания. В обоснование доводов представления указывается, что отражение в постановлении о возбуждении уголовного дела конкретных доказательств, подтверждающих наличие оснований для возбуждения уголовного дела и достаточность фактических данных причастности конкретного лица к совершению преступления, уголовно- процессуальный закон не требует. Суд при рассмотрении жалобы Ефременкова А.В. в порядке ст. 125 УПК РФ проверил не только достаточность данных, указывающих на признаки преступления, но и в нарушение закона предрешил вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела, сделав выводы о неполноте материалов, собранных оперативно-следственными органами, относительно содержащихся в них сведений, имеющих значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Кроме того, суд первой инстанции в нарушение ст. 39 УПК РФ возложил обязанность по устранению допущенного, 3 по его мнению, нарушения закона на следователя, принявшего решение, в то время как такими полномочиями наделен руководитель соответствующего следственного органа.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорного представления, судебная коллегия находит представление подлежащим удовлетворению.

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными, мотивированными.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

Вопреки указанным требованиям закона, свое решение о признании незаконным постановления следователя о возбуждении в отношении Ефременкова А.В. уголовного дела Сафоновский районный суд Смоленской области в постановлении от 3 февраля 2012 года мотивировал отсутствием в 4 представленных материалах достаточных данных, позволяющих сделать вывод о наличии или отсутствии состава преступления в действиях Ефременкова А.В. Таким образом, суд вошел в обсуждение обстоятельств, являющихся предметом доказывания по уголовному делу, при том, что, исходя из указанных выше правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, обоснованность выводов следователя о совершении лицом действий, в которых он подозревается, и о наличии в этих действиях состава преступления, подлежит проверке судом после завершения предварительного расследования по возбужденному уголовному делу и поступления уголовного дела в суд.

В то же время, как видно из представленных материалов, уголовное дело № в отношении Ефременкова А.В. возбуждено надлежащим лицом — старшим следователем СЧ СУ УМВД России по Смоленской области старшим лейтенантом юстиции А при наличии на то повода — рапорта следователя СО при ОВД по Сафоновскому району Смоленской области И об обнаружении признаков преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ, и основания — достаточных данных, свидетельствующих о незаконной предпринимательской деятельности учредителя и генерального директора ООО « Ефременкова А.В. без специального разрешения (лицензии), связанной с эксплуатацией взрывопожароопасных производственных объектов.

Вывод суда о нарушении старшим следователем СЧ СУ УМВД России по Смоленской области старшим лейтенантом юстиции А при принятии решения о возбуждении уголовного дела требований ст. 90 УПК РФ также является необоснованным.

Признание незаконным постановления следователя по ОВД СЧ СУ при УВД по Смоленской области Р от 24 августа 2010 года о возбуждении уголовного дела № по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ — по факту осуществления ООО « в период с 28 января 2010 года по 14 мая 2010 года предпринимательской деятельности, связанной с эксплуатацией взрывопожароопасных производственных объектов, без специального разрешения (лицензии), с извлечением дохода в особо крупном размере на сумму руб., в данном случае не имеет преюдициального значения и не является обстоятельством, влекущим признание незаконным постановления старшего следователя СЧ СУ УМВД России по Смоленской области ст. лейтенанта юстиции А о возбуждении уголовного дела № от 14 декабря 2011 года в отношении Ефременкова А.В. по факту осуществления им, как учредителем и генеральным директором ООО « », в период времени с 1 января 2009 года по 14 мая 2010 года предпринимательской деятельности, связанной с эксплуатацией 5 взрывопожароопасных производственных объектов, без лицензии, с извлечением дохода в особо крупном размере на сумму рублей.

Кроме того, суд первой инстанции в нарушение требований ст. 39 УПК РФ возложил обязанность по устранению допущенного, по его мнению, нарушения закона на следователя, принявшего решение, в то время как такими полномочиями наделен руководитель соответствующего следственного органа.

Судебная коллегия по уголовным делам и президиум Смоленского областного суда, отказывая в удовлетворении представлений прокурора об отмене состоявшихся судебных решений, указанным выше обстоятельствам надлежащей оценки также не дали.

С учетом изложенного указанные выше постановление районного суда, кассационное определение и постановление президиума областного суда в отношении Ефременкова А.В. нельзя признать законными, поэтому они подлежат отмене, а материалы дела направлению на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить отмеченные нарушения и рассмотреть жалобу Ефременкова А.В. с соблюдением требований закона.

Руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. удовлетворить.

Постановление Сафоновского районного суда Смоленской области от 3 февраля 2012 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда от 11 апреля 2012 года и постановление президиума Смоленского областного суда от 28 февраля 2013 года отменить и направить материалы дела в Сафоновский районный суд Смоленской области на новое судебное рассмотрение.

Источник: http://dogovor-urist.ru/%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE/36-%D0%B4%D0%BF13-6/

Читайте так же:  Обязательное наркологическое или психиатрическое освидетельствование проходят
Суда постановления судьи прокурора следователя
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here