Судебная практика по возмещению морального вреда беременным

Статья на тему: "Судебная практика по возмещению морального вреда беременным" с полным описанием тематики и ответами на интересующие вопросы. За консультацией можно обратиться к дежурному консультанту.

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Основаниями для компенсации морального вреда являются нравственные страдания в связи с повреждением здоровья, утратой родственников и т.д. Компенсировать моральный вред можно во внесудебном порядке либо обратиться в суд. При этом требовать компенсации морального вреда можно в любом размере.

Основания компенсации морального вреда

Вы вправе претендовать на компенсацию морального вреда, если вам причинены физические или нравственные страдания действиями, нарушающими ваши личные неимущественные или имущественные права либо посягающими на принадлежащие вам нематериальные блага, а также в других установленных случаях. При этом в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано по причине того, что, например, невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений.

Моральный вред, в частности, может быть связан с утратой вами родственников, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих вашу честь, достоинство или деловую репутацию (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1064 ГК РФ; п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10; п. 5 Обзора, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018).

Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав

Если моральный вред причинен действиями или бездействием, нарушающими имущественные права гражданина, он подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

При этом моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ; ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

Компенсация морального вреда при нарушении неимущественных прав

Основанием для возмещения морального вреда являются действия, нарушающие личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 151, п. 1 ст. 1099 ГК РФ).

Компенсировать моральный вред можно, в частности, в следующих случаях:

— нарушение тайны завещания (ст. 1123 ГК РФ);

— нарушение прав и интересов в результате распространения ненадлежащей рекламы (ст. 38 Закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ);

— нарушение прав в области персональных данных (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ);

— нарушение прав и интересов в связи с разглашением информации ограниченного доступа (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ);

— невыполнение условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом (ст. 6 Закона от 24.11.1996 N 132-ФЗ);

— нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, при наличии вины причинителя вреда (ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

— нарушение права гражданина, проживающего в жилом помещении, на благоприятную окружающую среду, свободную от воздействия табачного дыма и любых последствий потребления табака соседями (п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2018), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018).

Одно из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда — вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни или здоровью источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ; п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10).

Ответственность за причинение морального вреда возлагается на лицо, причинившее такой вред. Доказать отсутствие вины в причинении вреда обязан причинитель вреда (п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

Вы можете требовать компенсации морального вреда в любом размере. Тем не менее при определении размера компенсации суд принимает во внимание степень вины нарушителя, учитывает характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

«Электронный журнал «Азбука права», актуально на 25.06.2019

Другие материалы журнала «Азбука права» ищите в системе КонсультантПлюс.

Наиболее популярные материалы «Азбуки права» доступны в мобильном приложении КонсультантПлюс: Студент.

Источник: http://www.consultant.ru/edu/student/consultation/kompensatsia_moralnogo_vreda/

Судебная практика по возмещению морального вреда беременным

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении обязанностей по трудовому договору

Порядок возмещения морального вреда определен статьями 237 ТК РФ и 1099 — 1101 ГК РФ.

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении N 1, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда (пункт 32).

В соответствии с пунктом 3 статьи 8 Закона N 125-ФЗ возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Некоторые вопросы применения законодательства о возмещении морального ущерба в связи с несчастными случаями на производстве, критерии признания события несчастным случаем, подлежащим расследованию, разъясняются также в Постановлении Пленума Верховного Суда от 10.03.2011 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по вопросам возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении обязанностей по трудовому договору, а именно:

— объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья;

— вопросы квалификации несчастного случая как связанного с производством;

— споры о компенсации морального вреда.

II.Выводы судов по вопросам возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении обязанностей по трудовому договору

1.Объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья

В части же взыскания с работодателя расходов на платную палату суд указал, что работником не доказан факт невозможности получения койко-места в бесплатной палате, данные расходы не были вызваны объективной медицинской либо ситуационно-бытовой необходимостью.

Читайте так же:  Применение судами постановлений пленума верховного суда

1.2. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.02.2015 N 33-3128/2015 по делу N 2-3536/2014

Исковые требования:

Гражданин Ф.(работник) обратился в суд к ОАО «Гражданское» (работодателю) с требованием о возмещении вреда, причиненного здоровью, взыскании денежных средств на приобретение комплекта медицинских конструкций, в обоснование заявленных требований указав, что при исполнении трудовых обязанностей в ОАО «Гражданское» он получил травму в виде оскольчатого перелома верхней трети левой большеберцовой кости со смещением обломков, проходил лечение в медицинском учреждении, где по рекомендации врачей с целью быстрейшего выздоровления им был приобретен комплект конструкций для остеосинтеза, однако получил письменный отказ ответчика в компенсации понесенных расходов.

Решение суда:

В удовлетворении требований отказано.

Позиция суда:

Отметив, что из содержания положений

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Источник: http://docs.cntd.ru/document/420290963

Судебная практика по возмещению морального вреда беременным

Автострахование

  • Жилищные споры

  • Земельные споры

  • Административное право

  • Участие в долевом строительстве

  • Семейные споры

  • Гражданское право, ГК РФ

  • Защита прав потребителей

  • Трудовые споры, пенсии

    • Главная
    • Размер компенсации морального вреда за легкий вред здоровью. Судебная практика

    Примеры из судебной практики рассмотрения дел о взыскании компенсации морального вреда за причинение ЛЕГКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ (ст. 115 УК РФ)

    Судом за побои и легкий вред здоровью взыскано в счет компенсации морального вреда 5000 рублей

    Обстоятельства дела:
    16 октября 2013 года в помещении ресторана «Девон», расположенного в городе Бавлы Республики Татарстан, произошел конфликт, спровоцированный действиями ответчика, в результате чего С. нанес удары супругу истицы, также нанес удары кулаком в область носа истицы и в область живота. Приговором мирового судьи С. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «а» части 2 статьи 116 УК РФ , пунктом «а» части 2 статьи 115 Уголовного кодекса РФ . Б. причинены нравственные страдания по причине того, что ответчик, избив истицу перед коллегами, унизил ее честь и достоинство, у нее осложнились взаимоотношения с другими сотрудниками. Б. просила взыскать с С. в счет компенсации морального вреда 50000 рублей ( апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 04.08.2014 по делу N 33-10532/2014)

    Суд взыскал 20 000 рублей — с каждого из ответчиков по 10 000 рублей в счет компенсации морального вреда (ст. 115 УК РФ)

    Обстоятельства дела:
    Взыскана компенсация морального вреда в размере 10000 рублей. Приговором мирового судьи уголовное дело по обвинению С. в совершении преступления по ч. 1 ст. 115 УК РФ прекращено по акту об амнистии, а Н.Н. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ и ей назначено наказание в виде штрафа в размере 5000 рублей.. Истец указала, что в результате действий ответчиков она испытывала физические и нравственные страдания, в настоящее время страдает от нанесенных ей побоев, у нее часто болит голова, нарушен сон, она переживает по поводу случившегося, а причиненный ей моральный вред оценивает в размере 60000 рублей ( апелляционное определение Ростовского областного суда от 28.08.2014 по делу N 33-11296/2014)

    Суд взыскал в счет компенсации морального вреда 15 000 рублей (ст. 115 УК РФ)

    Обстоятельства дела:
    Истицам состояла в зарегистрированном браке с ответчиком. Ответчик 14 сентября 2013 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения, учинил с ней скандал, затем избил ее, причинив ей телесные повреждения, квалифицирующиеся как легкий вред здоровью. В результате избиения она с 17 сентября по 8 октября 2013 года находилась на стационарном лечении в больнице. Приговором мирового судьи судебного участка от 22 апреля 2014 года ответчик осужден по части 1 статьи 115 УК РФ и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 5 000 рублей ( апелляционное определение Верховного суда Республики Дагестан от 04.09.2014 по делу N 33-2905/2014)

    Суд взыскал компенсацию морального вреда в размере 30 000 рублей (сломанный нос и операции)

    Обстоятельства дела:
    Требования истица обосновала тем, что 19.12.2011 года ответчик напоил ее психотропными препаратами, избил ее, нанеся удары по лицу, сломав нос. Истец указала, что из-за полученной травмы она испытывала как физические, так и нравственные страдания, в связи с болью, затруднением дыхания, недостатками внешности, перенесла две операции — по восстановлению носового дыхания, косметическую операцию. Также истец понесла затраты на лечение ( апелляционное определение Пермского краевого суда от 23.07.2014 по делу N 33-6318/2014)

    ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ. Один пример из судебной практики

    За причинение вреда здоровью средней тяжести взыскана компенсация в размере 40 000 рублей

    Обстоятельства дела:
    Согласно постановлению о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) от 30 декабря 2012 года уголовное дело в отношении В.В. прекращено по п. 3 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации с согласия подозреваемого. А.В. причинены телесные повреждения, повлекшие, согласно заключению эксперта N 2691 ОБУЗ Бюро СМЭ Ивановской области от 04 октября 2012 года, вред здоровью средней тяжести.
    Выводы суда первой инстанции о размере присужденной истцу компенсации морального вреда судебная коллегия полагает обоснованными и не противоречащими положениям ст. ст. 151, 1101 ГК РФ. Взысканная судом с ответчика в пользу истца сумма компенсации морального вреда в размере 40000 рублей соответствует принципам разумности и справедливости, при этом учтены обстоятельства причинения вреда здоровью истца, характер, объем и тяжесть причиненных истцу физических и нравственных страданий, степень вины ответчика ( определение Ивановского областного суда от 19.02.2014 по делу N 33-222)

    ОБРАЗЦЫ ЗАЯВЛЕНИЙ В ПОЛИЦИЮ:
    Заявление о побоях в полицию . Образец (побои нанес знакомый)
    Заявление о преступлении в полицию (побои из хулиганских побуждений нанесли неизвестные лица)

    ОБРАЗЦЫ ИСКОВ:
    Исковое заявление о возмещении морального вреда, причиненного преступлением (побои или вред здоровью)
    Исковое заявление о компенсации морального вреда, причиненного преступлением (побои, вред здоровью). Требование к двум ответчикам – причинителям вреда о компенсации в равных долях

    Читайте так же:  Лимит задолженности при выезде за границу

    Источник: http://logos-pravo.ru/razmer-kompensacii-moralnogo-vreda-za-legkiy-vred-zdorovyu-sudebnaya-praktika

    Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

    Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

    Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

    А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

    Почему надо конкретно

    Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

    Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.


    «Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

    По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

    «Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

    В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

    Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

    Источник: http://pravo.ru/news/217077/

    Нельзя снижать компенсацию морального вреда за смерть семимесячного плода на том основании, что женщина может иметь других детей

    logoff / Depositphotos.com

    Размер компенсации морального вреда, причиненного внутриутробной гибелью ребенка в медучреждении, нельзя снижать немотивированным указанием на то, что данная смерть, во-первых, не повлекла утраты трудоспособности и репродуктивной функции матери, а во-вторых, не находится в прямой причинно-следственной связи с виновными действиями медперсонала. Снижение компенсации – в таких условиях – говорит о формальном подходе суда к рассмотрению спора о защите нематериальных благ, а сам подход разрушает смысл гражданского судопроизводства (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 13 мая 2019 г. № 53-КГ19-3).

    Видео удалено.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Такую правовую позицию высказал ВС РФ, рассматривая дело об антенатальной гибели плода.

    Несчастье случилось под выходные: будущая мама (на восьмом месяце беременности, с низкой группой риска) простудилась. Консилиум врачей – во вторник – заключил, что прогноз для жизни плода сомнительный, зависит от исхода оперативного лечения, при благополучном исходе хирургического вмешательства в дальнейшем прогноз для здоровья ребёнка благоприятный.

    Поздно вечером в пятницу женщине внезапно стало гораздо хуже, она вызвала «неотложку», которая отвезла пациентку в краевой «инфекционный» стационар. Там будущую маму осмотрели инфекционист и гинеколог, поставили диагноз «другие острые инфекции верхних дыхательных путей множественной локализации», гинеколог не высказал никаких опасений о ребенке. На следующий день – то есть с самого утра субботы – женщина неоднократно жаловалась на плохое самочувствие по гинекологии и просилась на осмотр к врачу-гинекологу. Однако врач – сославшись на занятость – осмотрел ее только вечером. К этому моменту сердце ребенка уже не билось.

    Читайте так же:  Издан судебный приказ

    Впоследствии врачебная комиссия стационара рекомендовала наказать и гинеколога, и инфекциониста; гинекологу был объявлен выговор за нарушение стандартов оказания помощи, обследования и лечения больных, входящих в группу риска по материнской смертности, за нарушение пункта 2.22 части II должностной инструкции врача-акушера-гинеколога по оказанию экстренной помощи гинекологического отделения.

    Экспертизы оказанной маме медпомощи (судебные и ЭКМП по линии ОМС) пришли к следующим выводам:

    Опираясь на эти выводы, суд первой инстанции признал, что:

    • медицинская помощь была оказана женщине несвоевременно;
    • следствием дефектов оказания медицинской помощи явилась антенатальная гибель плода;
    • следовательно, сотрудниками стационара истице был причинен моральный вред, за который причитается компенсация;
    • при определении размера этой компенсации суд учел возраст пациентки, тот факт, что потеря ребёнка причинила ей глубокие нравственные и физические страдания, что халатность врачей по отношению к беременной противоречит принципам оказания медицинской помощи, и что гибель плода, являвшегося жизнеспособным, является тяжким последствием халатности;
    • размер компенсации морального вреда суд оценил в 1 млн 200 тыс. руб., штраф за недобровольное исполнение требований потребителя – в 300 тыс. руб.

    Вскоре решение районного суда было изменено в апелляции. Краевой суд снизил размер компенсации и штрафа вдвое, указав, что:

    • основания для взыскания с больницы компенсации морального вреда, действительно, есть;
    • однако нет негативных последствий для физического здоровья истицы в виде утраты трудоспособности либо утраты репродуктивной функции;
    • а кроме того, нет прямой причинно-следственной связи между допущенными нарушениями и антенатальной гибелью плода.

    ВС РФ категорически не согласился с этим, отметив следующее:

    Итог: оставлено в силе решение суда первой инстанции.

    Источник: http://www.garant.ru/news/1283028/

    Когда за внутриутробную смерть плода суд может взыскать больше 1 млн. компенсации морального вреда?

    При потере беременности и рождении мертвого ребенка женщина может взыскать с медицинской организации компенсацию морального вреда. Но это возможно в том случае, если медработники допустили нарушения. И даже отсутствие прямой причинно-следственной связи совершенно не означает, что суд откажет женщине в удовлетворении иска.

    Такой вывод следует из недавней позиции Верховного Суда РФ по делу о компенсации женщине морального вреда после внутриутробной гибели ребенка в медучреждении.

    Судебная практика в России только начинает складываться в пользу пациентов – когда размер компенсации не выглядит абсурдно смешным. Вместе с тем ожидать, что размеры взысканных за нарушения прав пациентов сумм приблизятся к размерам компенсации, присуждаемым в европейских странах или Америке, пока не приходится.

    В мае 2019 года Верховный Суд РФ рассмотрел дело по жалобе женщины, которая будучи беременной, получила некачественную медицинскую услугу, а затем потеряла ребенка (произошла внутриутробная гибель плода и рождение мертвого ребенка). Суд посчитал 1,2 млн рублей разумной суммой компенсации.

    Елена А. была на 8 месяце беременности, когда однажды в пятницу у неё резко поднялась температура. Других симптомов простуды не было, но она все же вызвала скорую помощь. Врачи решили её госпитализировать. После госпитализации в инфекционное отделение Красноярской больницы скорой медицинской помощи имени Н.С. Карповича, она была осмотрена, в том числе врачом-гинекологом, который не высказывал опасений за состояние здоровья ребёнка.

    На следующий день, в субботу в 10 часов утра во время осмотра дежурным врачом Елена А. высказала жалобы на состояние здоровья по гинекологии, однако, несмотря на её неоднократные обращения к медицинской сестре с просьбой позвать врача-гинеколога, была им осмотрена только около 17 часов, по результатам обследования врач-гинеколог зафиксировал отсутствие сердцебиения плода, а вечером в этот же день около 20 часов была установлена внутриутробная гибель плода.

    На родоразрешение женщину направили в роддом, где у неё родился мертвый ребенок (мальчик).

    Что установили проверки и решили нижестоящие суды:

    Проверки установили дефекты оказания женщине медпомощи – она была несвоевременно осмотрена гинекологом, которого по этой причине привлекли к дисциплинарной ответственности (объявили выговор). Пострадавшая от таких дефектов женщина обратилась в суд с иском о взыскании компенсации морального вреда в размере 2,5 млн. рублей.

    Елена мотивировала свои исковые требования тем, что из-за ненадлежащей медицинской помощи произошли неблагоприятные последствия в виде смерти плода и рождения мертвого ребёнка. Именно в 2,5 млн рублей она оценила размер компенсации за причиненные ей физические и нравственные страдания.

    Но ответчик — КГБУЗ «Красноярская межрайонная клиническая больница скорой медицинской помощи имени Н.С. Карповича» – с такими исковыми требованиями не согласился.

    Суд первой инстанции (Сосновоборский городской суд Красноярского края) удовлетворил исковые требования пострадавшей женщины частично – взыскал 1 млн. 200 тыс. рублей компенсации морального вреда и штраф за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке в размере 300 тыс. рублей.

    Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменил – снизил размер компенсации до 600 тыс. рублей, а сумму штрафа до 150 тыс. рублей.

    Елена А. обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, попросив отменить апелляционное определение, как незаконное, и оставить в силе решение суда первой инстанции.

    Верховный Суд изучил дело, проверил доводы женщины и согласился с ними.

    Что важное сказал Верховный Суд по этому делу?

    Из позиции Верховного Суда, изложенной в определении, следует:

    — размер компенсации морального вреда нельзя снижать только по той причине, что смерть плода не повлекла утраты трудоспособности и репродуктивной функции матери. Да, женщина способна в будущем забеременеть, но это не значит, что нарушение стандартов оказание ей медпомощи не может быть причиной её физических и нравственных страданий.

    — отсутствие прямой причинно-следственной связи с виновными действиями медперсонала – также не причина для снижения размера компенсации. Экспертиза не смогла установить, произошла ли смерть плода из-за некачественно медицинской услуги. Но материалами дела установлено, что медпомощь действительно была оказана с нарушениями.

    Читайте так же:  Педагоги по делам несовершеннолетних

    Причины антенатальной гибели плода могут быть разные, в т.ч. и вирусная инфекция, в связи с которой врач должен был принять меры и назначить противовирусную терапию.

    Но что если бы гинеколог вовремя осмотрел женщину и вовремя отреагировал? Остался бы ребенок жив?

    На эти вопрос уже невозможно достоверно ответить. Тем не менее, суд апелляционной инстанции не вправе был снижать установленный судом первой инстанции размер компенсации морального вреда, ориентируясь лишь на то, что нет прямой связи между действиями врача и потерей женщиной ребенка, а также тем, что она еще способна забеременеть и родить в будущем.

    Пациент всегда находится в более уязвимом и беспомощном положении, чем обычный здоровый человек. Ведь когда человек обращается за медпопощью, он обычно не сосредоточен на защите своих прав, а все внимание его приковано к решению возникшей проблемы со здоровьем. Даже сам факт того, что он нуждается в медпомощи – это и есть причина его неспособности самого себя защитить.

    Но пациент вправе рассчитывать на профессионализм врачей, на их внимательность ко всем нюансам. Очень часто права пациентов нарушаются даже в мелочах, просто не все пациенты, пострадавшие от некачественных медицинских услуг решаются на судебные споры. Но складывающаяся судебная практика показывает, что смысл обращаться за защитой своих медицинских прав есть.

    Остались вопросы или нужна помощь в защите прав?

    Вы можете позвонить мне или написать по электронной почте.

    автор статьи — юрист

    Рейтинг:

    Источник: http://virtual-jurist.ru/note-178.html

    • Судебная практика
    • Статьи
    • Персональные
    • Кулуары
    • Форум Юристов
    • Клуб Адвокатов
    • Новости проекта
    • Песочница
    • Все разделы
    • Все категории

    Жизнь после госслужбы или Как не упустить новые возможности)

    Первая публикация) Немного волнительно.
    Итак, 5 месяцев назад закончились моя трудовая деятельность в госорганах длиною в 10 лет.

    Источник: http://pravorub.ru/cases/87425.html

    Пациенты против больниц: шесть дел о компенсации морального вреда

    Ошибку нижестоящей инстанции исправил Хабаровский краевой суд в деле Ольги Власовой* (№ 2-693/2019). Её мать лечили в районной больнице, а потом она умерла от осложнений. Дочь обвиняла врачей в том, что они провели неполные исследования, поэтому мать скончалась. Экспертиза подтвердила недостатки медпомощи. Но районный суд отказал Власовой: он счёл, что она не доказала вину больницы, а также причинно-следственную связь поведения врачей и смерти матери.

    С этим не согласился краевой суд. Вина ответчика действительно не доказана, согласилась апелляция. В то же время экспертиза подтвердила недостатки оказания медпомощи. И именно больница должна доказать, что провела неполное исследование не по своей вине. Поскольку это не подтверждено, то Власовой присудили компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

    Такой правоприменительный подход, к счастью для пациентов, сформировался в судах в последнее время, комментирует Ирина Фаст из Гражданские компенсации Гражданские компенсации Региональный рейтинг × . «Если сравнивать с практикой прошлых лет, то тогда пациент всегда должен был доказывать факт нарушения его прав, что было крайне сложно», – отмечает эксперт.

    Директор «Правового медконтроля» Марина Агапочкина видит недостатки в судебном акте апелляции. Суд возложил ответственность на больницу, потому что экспертиза подтвердила недостатки оказания медпомощи. Но также должна быть установлена причинно-следственная связь между этим недостатком и смертью матери Власовой, а в судебном акте апелляции этого вывода нет, обращает внимание Агапочкина.

    В России нет официальной статистики дефектов оказания медицинской помощи, но некачественная и неполная диагностика – одна из главных причин осложнений и смертности пациентов, утверждает Фаст. О том, что врачи должны выполнять все стандарты, напомнил Пензенский областной суд в деле № 33-3390/2019. В суд на больницу ФСИН подал Владимир Свиридов*. Он утверждал, что ему не назначили необходимых обследований. Первая инстанция отклонила иск. Она учла, что непроведение одного из исследований не нарушает приказ Минздрава об утверждении стандарта первичной медико-санитарной помощи при заболевании Свиридова.

    Иного мнения оказалась апелляция. Она сочла, что пациенту, напротив, не назначили обследования и лечения, которые включены в минимальный объём медпомощи по его болезни. Обратного больница не доказала. Также она не опровергла свою вину. С такими выводами областной суд назначил Свиридову компенсацию в размере 50 000 руб.

    Стандарты медицинской помощи предусматривают определённую частоту предоставления конкретного мероприятия (лечебного или диагностического) – от 0,1 (предоставляется 10%) – до 1 (предоставляется 100%), делится Агапочкина. «Если эксперты пришли к выводу, что ответчик не провёл диагностические мероприятия, предусмотренные стандартом с частотой предоставления «1» или «100%», то нарушение нормативного стандарта имеется», – говорит эксперт.

    На это указал Челябинский областной суд в деле № 11-9861/2019. Истцы не смогли прикрепиться к одной из городских больниц из-за «превышения плановой мощности медорганизации». Также им указали, что их адрес не относится к территории обслуживания больницы. Этот отказ признал законным суд первой инстанции, который учёл перегрузку учреждения.

    Но закон не даёт больнице право отказать в прикреплении, возразила апелляционная тройка судей. Также застрахованное лицо не ограничено в выборе медицинской организации. Поэтому областной суд обязал ответчика взять истцов на медицинское обслуживание и присудил им по 500 руб. компенсации морального вреда.

    По этой причине Верховный суд Якутии отказал Анастасии Струковой* в выплатах с поликлиники, где лечилась её мать при жизни. Первая инстанция присудила истице ряд выплат, в том числе 120 000 руб. компенсации морального вреда, потому что экспертиза подтвердила дефекты врачебной помощи.

    Но при этом ни один из них не привёл к смерти пациентки. На это обратила внимание апелляция. Это могло указывать, что неправильная медпомощь причинила вред матери Струковой, за что она могла бы получить компенсацию. Но право на компенсацию морального вреда неразрывно связано с личностью потерпевшего. Следовательно, Струкова не могла получить его по наследству. С таким обоснованием апелляция отказала в иске по делу № 33-1048/2019.

    В деле № 33-8112/2019 иск подала Ирина Бородина* в интересах себя и маленького сына-инвалида. Ему ежедневно требовались инсулиновые иглы и тест-полоски, но детская поликлиника не выписывала рецепты со дня постановки на учёт. Поэтому мать покупала их сама год и два месяца, а затем решила вернуть потраченные суммы, а также компенсировать моральный вред. Первая инстанция взыскала убытки, но во втором требовании отказала. Ведь законы не предусматривают компенсаций морального вреда, если нарушается право инвалида на лекарственное обеспечение.

    Читайте так же:  Возмещение ущерба родителями несовершеннолетнего

    Но даже если в законе нет прямого указания, то это не всегда значит, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда, возразил Иркутский областной суд. Право на бесплатные медицинские изделия помогает человеку поддерживать необходимый жизненный уровень. Если оно нарушается, то это угрожает здоровью и подрывает достоинство личности, указала апелляция.

    В итоге больницу обязали обеспечить ребёнка всем необходимым и взыскали компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб.

    «Необеспечение жизненно необходимыми лекарствами создаёт реальную угрозу жизни больного, – комментирует Фаст. – Это повод взыскать компенсацию морального вреда». По словам эксперта, практика по этому вопросу сформировалась. Основные сложности подобных дел – долгая процедура доказывания, ведь в основном пациентам отказывают устно, а не письменно, рассказывает Фаст. Другой минус – низкие размеры компенсации морального вреда. «Можно судиться шесть месяцев и получить 5000 руб.», – говорит юрист.

    Норму применил Хабаровский краевой суд в деле № 33-7165/2019, где общество защиты прав потребителей подало иск к частной клинике. Там провели операцию на глаза девочке Наталье Линник*, после чего у неё на лице остались шрамы. Как утверждала мать, об этом их никто не предупредил. В пользу этого говорило информационное добровольное согласие, подписанное перед операцией. Апелляция решила, что его текст «не даёт сделать однозначный вывод о том, что ответчик в доступной форме предоставил всю информацию о целях, методах медпомощи, связанных рисках, осложнениях и последствиях». С таким обоснованием тройка судей постановила взыскать с больницы 100 000 руб. компенсации морального вреда и 50 000 руб. штрафа.

    Источник: http://pravo.ru/story/217005/

    Официальный сайт
    Верховного Суда Российской Федерации

    ВС запретил произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда

    Верховный суд РФ запретил судам произвольно снижать сумму компенсаций морального вреда: законодатель не предусмотрел пороги размера взыскиваемого ущерба, поэтому именно на суды ложится задача оценить все нюансы определенной ситуации, но при этом суд должен объяснить свою позицию. Если судья решил значительно снизить размер компенсации, по сравнению с требованиями истца, то он обязан привести мотивы своего решения и разъяснить почему именно назначенную сумму он считает приемлемой и разумной, подчеркивает высшая инстанция.

    До высшей инстанции дошел спор жительницы столицы с Министерством внутренних дел о компенсации морального вреда, причиненного преступлением: в дежурной части одного из отдела полиции Санкт-Петербурга пьяный сотрудник уголовного розыска случайно застрелил ее сына.

    Истица настаивала на взыскании 4 миллионов рублей, однако Замоскворецкий суд снизил компенсацию до 150 тысяч рублей, а Мосгорсуд это решение поддержал.

    При этом суды сочли, что смерть сына безусловно причиняет заявительнице глубокие нравственные страдания. Учитывая совместное проживание истицы с сыном, наличие малолетней дочери у погибшего, являвшегося единственным родителем ребенка и опекуном которой теперь является заявительница, суд все же счел возможным определить размер компенсации в 150 тысяч рублей достаточной.

    При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред, напоминает ВС.

    Он указывает, что размер компенсации определяется в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, но с учетом требований разумности и справедливости.

    «При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что размер компенсации. не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального ущерба, убытков и других материальных требований», — отмечает ВС.

    Поскольку закон хоть и предусматривает в качестве способа защиты компенсацию морального вреда, но устанавливает лишь общие принципы для определения размера такой компенсации, то именно суду необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон, указывает ВС.

    «При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении», — подчеркивает высшая инстанция.

    Однако в данном деле существенно снижая сумму взыскиваемого ущерба суд первой инстанции ограничился лишь ссылкой на общие принципы определения размера компенсации морального вреда.

    «Так, взыскивая в пользу истца компенсацию морального вреда, суд первой инстанции не привел мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что сумма в 150 тысяч рублей является достаточной компенсацией причиненных ей ответчиком нравственных страданий», — говорится в определении.

    Также районный суд не указал, какие же конкретно обстоятельства дела повлияли на размер взысканной суммы и послужили основанием для значительного уменьшения размера компенсации по сравнению с заявленной истицей.

    Кроме того, суд не привел мотивы относительно степени вины работодателя, которая указана судом в числе обстоятельств, учитываемых при определении размера компенсации. А ведь сотрудник полиции, находившийся на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения, не только не был отстранен от службы, но более того — ему выдали табельное оружие, из которого он и выстрелил в сына заявительницы.

    Таким образом, вывод суда первой инстанции о размере компенсации морального вреда ничем не мотивирован, в решении не приведены доводы в обоснование размера взыскиваемого ущерба со ссылкой на какие-либо доказательства, что не отвечает требованиям статей 195 и 198 Гражданского процессуального кодекса РФ о законности и обоснованности решения суда, считает ВС.

    В связи с чем ВС определил отменить определение Мосгорсуда и направить дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

    Видео удалено.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Источник: http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28609/

    Судебная практика по возмещению морального вреда беременным
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here