Верховный суд возмещение убытков

Статья на тему: "Верховный суд возмещение убытков" с полным описанием тематики и ответами на интересующие вопросы. За консультацией можно обратиться к дежурному консультанту.

Ответственность за дочерние компании, взыскание убытков c арендаторов-неплательщиков и другие позиции. Верховный суд РФ выпустил первый обзор судебной практики в 2019 г.

Убытки можно взыскать не только когда цена заменяющего договора выше цены расторгнутого, но и когда компания заключила заменяющий договор по цене меньшей, чем рассчитывала. Например, если ей пришлось расторгнуть договор аренды из-за постоянных долгов по арендной плате и сдать помещение в аренду по более низкой ставке. Этот и другие выводы ВС РФ включил в обзор судебной практики № 1 (2019).

Президиум Верховного суда 24.04.2019 утвердил первый в этом году обзор судебной практики № 1 (2019). В нем, как всегда, содержатся позиции из дел, рассмотренных всеми коллегиями ВС РФ. В частности, это споры по делам о банкротстве, обязательственные споры, в том числе о цессии, земельные споры и т.д. Мы выбрали несколько из них.

Контроль над дочерним обществом

Позиция: отсутствие формального признака контроля (50% и более участия в уставном капитале дочернего общества) не препятствует установлению наличия у основного общества иной фактической возможности определять решения, принимаемые дочерним обществом.

Кассация отменила решение в части солидарного взыскания. Она указала, что доля участия основного общества была менее 50%. Это не позволяет признать ее преобладающее участие в уставном капитале основных должников и возможность определять их решения.

СКЭС ВС РФ не согласилась с таким выводом кассации. Для квалификации общества в качестве основного не обязательно преобладающее участие одного общества в уставном капитале другого. Еще одним критерием является иная возможность одного общества определять решения, принимаемые другим обществом. Фактическая возможность определять такие решения не связана напрямую с размером участия одного общества в уставном капитале другого или наличием договора между ними, а обусловлена, например, корпоративной структурой группы компаний, порядком заключения сделок, установленным внутри такой группы, степенью участия в управлении обществом со стороны иных участников общества и т.д. Поэтому отсутствие формального признака контроля (50% и более участия в уставном капитале дочернего общества) не препятствует установлению наличия иной фактической возможности определять решения, принимаемые дочерним обществом.

Если истец приводит достаточно серьезные доводы и представляет существенные косвенные доказательства, которые во взаимосвязи позволяют признать убедительными его аргументы о возникновении отношений фактического контроля и подчиненности, то ответчики должны доказать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основание своих возражений по иску. Отсутствие формального контроля (49,95%) должно оцениваться судом с учетом наличия иных участников, размера их участия и степени вовлеченности в процесс управления группой компаний. Дело направлено на новое рассмотрение (Определение ВС РФ от 18.12.2018 № 305-ЭС18-12143 по делу № А40-113011/2017).

Убытки при расторжении договора аренды

Позиция: при расторжении нарушенного арендатором договора аренды и заключении замещающего договора с более низкой арендной платой арендодатель имеет право на возмещение убытков в виде разницы между размером платы, установленным в прекращенном договоре и предусмотренным замещающим договором.

В одном деле арендатор периодически задерживал арендную плату. Арендодатель расторг договор аренды досрочно в одностороннем порядке. Затем он заключил с новым арендатором договор аренды, но уже на условиях с более низкой арендной платой. Арендодатель подал иск о взыскании с бывшего арендатора причиненных убытков из-за расторжения договора. В частности, он потребовал разницу между ранее получаемой арендной платой и платой по новому договору аренды. Суды трех инстанций отказали в иске. Они пришли к выводу, что уменьшение размера арендной платы по вновь заключенным договорам взамен первоначального не является следствием противоправных действий бывшего арендатора, арендодатель добровольно включил в договор наименее выгодные для него условия относительно размера арендной платы.

СКЭС ВС РФ не согласилась с судебными актами и отправила дело на пересмотр. Коллегия отметила, что закон предоставил кредитору право на взыскание убытков в случае, предусмотренном ст. 393.1 ГК РФ, исчисляемых в виде разницы между ценой, установленной в расторгнутом договоре, и ценой замещающей сделки, а также любых других понесенных им убытков. Также коллегия не согласилась с выводами судов о возможности требования возмещения убытков только лишь при отрицательной разнице между ценами, то есть когда цена заменяющего договора выше цены расторгнутого. Также не имеют значения различные сроки действия первоначального и замещающих договоров, а также передача по замещающим сделкам в аренду помещений в ином техническом состоянии, чем по первоначальному договору. Это не опровергает тот факт, что сделки являлись замещающими, поскольку закон не содержит необходимого критерия об идентичности всех их условий. Суды должны были учесть эти обстоятельства только в целях исследования соразмерности цены в этих договорах и определения размера убытков, подлежащих взысканию (Определение ВС РФ от 04.10.2018 № 309-ЭС18-8924 по делу № А50-14983/2017).

Ответственность госорганов за действия своих служащих

Позиция: публично-правовое образование обязано возместить лицу убытки, причиненные действиями работников по подделке доказательств и незаконному изъятию собственности, в частности убытки в виде неполученной арендной платы.

Компания выкупила у г. Москвы здание, а затем сдала в аренду помещения в этом здании. Позже Департамент имущества г. Москвы «отсудил» здание, приставы выселили компанию и ее арендатора. При пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам суд признал право собственности за компанией. Дело в том, что следственные органы установили подделку ордера, представленного в качестве доказательства возникновения права собственности г. Москвы на спорное здание, из-за этого суд сначала признал право собственности за Департаментом имущества г. Москвы. Компания заявила иск о взыскании убытков. Она потребовала 10 млн руб. дохода, которые она недополучила от сдачи в аренду здания в связи с признанием за г. Москвой права собственности на здание.

Суд первой инстанции удовлетворил иск. Апелляционный суд отменил это решение. Он отказал в иске, сославшись на недоказанность противоправного поведения Департамента имущества г. Москвы. Кассация оставила это постановление в силе. СКЭС ВС РФ встала на сторону первой инстанции. Представление суду документа с признаками подделки, которое являлось основным доказательством по делу, в отсутствие иных правовых оснований послужило основанием для удовлетворения иска о признании права собственности за публичным образованием. В связи с утратой владения общество в течение определенного времени не имело возможности извлекать из своего имущества доходы, что повлекло причинение ему вреда. А поскольку причинившие вред компании служащие Департамента имущества г. Москвы действовали в его интересах, убытки и нужно взыскать с этого публично-правового образования (Определение ВС РФ от 20.12.2018 № 305-ЭС18-14652 по делу № А40-135360/2017).

Читайте так же:  Госпошлина за неимущественный иск в районный суд

Источник: http://www.eg-online.ru/article/398797/

Верховный суд задал стандарт взыскания убытков в банкротстве

Явно убыточный для компании-банкрота договор можно признать недействительным через суд. При этом закон даёт возможность взыскать убытки с тех лиц, которые определяли действия должника и приняли решение заключить такой договор. Что для этого нужно доказать, разъяснил Верховный суд в деле о несостоятельности «Клиники-М» (№ А40-51687/2012). В нём Вадим Ворст, Владимир Деревенец, Алексей Попов (по 10%) – учредители банкрота – и кредитор «Клиника-М» судились с лицами, которые имели контроль над должником. До банкротства это были участники Юлия Мельникова и Михаил Ботвинников (по 20%, в сумме – контролирующий пакет), а в ходе банкротства – мажоритарный залоговый кредитор «Гранд-Строй» в лице ликвидатора Александра Климова. Ворст, Деревенец, Попов и ЗАО «Клиника-М» предъявили к Мельниковой, Ботвинникову и Климову требования на 501,4 млн руб. убытков солидарно.

Как указали истцы, под влиянием ответчиков «Клиника-М» заключила невыгодную сделку, уже когда была банкротом. Она сдала 8755,4 кв. м помещений медицинского центра в Москве, на Мичуринском проспекте, всего за 60 000 руб. в месяц. Арендатором было УМХЦ, аффилированное с Ботвинниковым и Мельниковой. В 2018 году суд признал эту сделку недействительной, а следом истцы отправились взыскивать убытки. Три инстанции удовлетворили требования. Они подтвердили, что ответчики – это группа заинтересованных лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия должника. Они решили сдать здание медцентра в аренду по заниженной цене, хотя могли установить рыночную цену и получать прибыль, из которой – погашать долги. Три инстанции учли также подтверждённый факт контроля со стороны ответчиков и аффилированность.

Сдали за бесценок, но без убытка

Но экономколлегия не смогла согласиться с таким исходом спора. Она решила, что решения нижестоящих инстанций основаны на предположении, что раз аренду признали недействительной по мотиву неравноценности, это значит, что должник понёс убытки. Поэтому они по ошибке ограничили исследование дела лишь одним вопросом: кто получил выгоду от спорной сделки.

Между тем неравноценность сделки сама по себе ещё не значит, что заключившие её лица обязаны возместить убытки, указал Верховный суд. Он отдельно обратил внимание на разные стандарты доказывания. Чтобы признать недействительной сделку по специальным основаниям, достаточно просто «перевеса доказательств» («баланс вероятностей»). Гораздо сложнее взыскать убытки с лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия юридического лица. Для этого нужны «ясные и убедительные доказательства».

Нельзя предположить, что большой медцентр в Москве можно сдавать за 60 000 руб. в месяц, это даже выглядит подозрительно, а независимый участник оборота вряд ли сможет найти такое предложение, рассудила тройка судей под председательством Ирины Букиной. В то же время ответчики говорили, что здание медцентра нельзя было использовать для медицинских услуг: не было смонтировано медицинское оборудование, не было разрешительной документации. А после того как отношения с УМХЦ прекратились, желающих занять его место не нашлось, утверждали ответчики. Нижестоящие суды оставили эти аргументы без оценки. По мнению ВС, надо было узнать, прикрывал ли недействительный договор настоящую аренду. Второй вариант – аренда была невозможна, а здание просто передали аффилированным лицам, чтобы обеспечить его сохранность и уменьшить текущие расходы.

Сдать большой медцентр в Москве за 60 00 руб. – это выглядит подозрительно. Но это необязательно значит злоупотребление.

Кроме того, суды упустили из виду, что обычное использование имущества банкрота ограничено. Подразумевается, что его будут готовить к торгам. Поэтому нужно было определить, можно ли вообще сдавать центр в аренду «в условиях неопределённости его дальнейшей юридической судьбы», то есть искать арендатора на объект, который мог отойти другому собственнику, говорится в определении экономколлегии.

Она также разобрала внутренние противоречия в решениях нижестоящих инстанций. Так, в деле о банкротстве имелись конкурирующие судебные акты. В одном говорилось, что «возможность получения прибыли от здания не подтверждена», в другом – что «нет доказательств ущерба». С такими наставлениями ВС отправил спор на пересмотр в АСГМ, которому предстоит исправить ошибки.

Определение ВС ценно тем, что распространяет повышенный стандарт доказывания убытков на банкротную сферу.

Партнер КА Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право группа Экологическое право 8 место По количеству юристов 14 место По выручке 20 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании × Светлана Тарнопольская

По словам Тарнопольской, взыскание убытков в российской практике – дело непростое, но в банкротстве всё иначе: «Суды легко взыскивают убытки, причинённые действиями контролирующих лиц». Здесь в их отношении в конкурсном праве действует негласная презумпция вины, объясняет эксперт. Именно с ней борется в этом деле Верховный суд, который указывает: самого факта контроля недостаточно, надо доказывать убытки по общему (повышенному) стандарту.

Кроме того, определение ВС интересно тем, что детально исследует фактические обстоятельства дела и выходит далеко за рамки формальной оценки правильности применения норм, отмечает Тарнопольская.

Источник: http://pravo.ru/story/215050/?desc_emb=

ВС проанализировал практику коллегии по гражданским делам

Верховный суд РФ опубликовал второй за год обзор своей судебной практики. В документе проанализирована практика президиума и судебных коллегий ВС, а также даны разъяснения по проблемным аспектам разрешения споров.

В разделе, который посвящен практике судебной коллегии по гражданским делам, рассматривается разрешение споров, связанных с использованием земельных участков для жилой застройки, возникающих из договорных отношений, связанных с семейными отношениями, связанных с трудовыми и социальными отношениями, процессуальные вопросы.

Разбирая одно из дел, ВС отмечает, что недоказанность размера имущественного вреда не является основанием для отказа в применении к причинителю вреда мер гражданско-правовой ответственности.

Дело о заливе квартиры дошло до ВС

М. обратилась в суд с иском к Ф. о возмещении ущерба из-за залива квартиры и компенсации морального вреда. Истица указала, что залив ее квартиры произошел по причине самовольно произведенной ответчиком перепланировки инженерных коммуникаций в принадлежащей ему и Ф. на праве собственности квартире. Отказывая в исковых требованиях, суд указал, что истец в нарушение требований ст. 56 ГПК не представила доказательств размера причиненного ей ущерба, а материалы дела не позволяют его установить, поскольку фактическое изложение в тексте иска таблицы видов работ с указанием их объема и стоимости материалов не является надлежащим доказательством причинения ущерба и его размера имуществу истца, не соответствует ст. 55 ГПК и не может являться допустимым доказательством, подтверждающим причинение и размер ущерба. Других доказательств истцом представлено не было.

Апелляция согласилась с выводами первой инстанции. Однако коллегия по гражданским делам ВС в кассационном порядке признала выводы судов ошибочными. Как разъяснено в п. 2 постановления Пленума ВС от 19 декабря 2003 года № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК).

Читайте так же:  Укажите размер компенсации морального вреда

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59–61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3 постановления Пленума).

Согласно ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Согласно п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Как предусмотрено п. 1 ст. 1064 ГК, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст. 15 ГК в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению. При таких обстоятельствах обязанностью суда было выяснение действительных обстоятельств дела, а именно: установление факта залива и лица, виновного в произошедшем заливе, факта причинения вреда имуществу истца и его оценки в материальном выражении, однако суд от данной обязанности уклонился.

Суд не восспользовался своими процессуальными возможностями

В обоснование своих требований истцом представлен акт жилищной организации с описанием выявленных на месте повреждений, причиненных заливом, суд также наделен иными процессуальными возможностями, которые позволяли ему достоверно установить размер причиненных убытков, однако в нарушение действующего законодательства суд первой инстанции такими возможностями не воспользовался. При этом обязанность по возмещению причиненного вреда и случаи, в которых возможно освобождение от такой обязанности, предусмотрены законом. Недоказанность размера причиненного ущерба к основаниям, позволяющим не возлагать гражданско-правовую ответственность на причинителя вреда, действующим законодательством не отнесена.

Суд апелляционной инстанции не исправил ошибки, допущенные при рассмотрении дела нижестоящим судом. Допущенные судом апелляционной инстанции, проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения.

Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалоб, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (п. 21 постановления Пленума ВС от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (ст. 61 ГПК), коллегия ВС, отменив апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда, направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции (определение № 46-КГ15-34).

Источник: http://pravo.ru/news/view/131244/

Статья 15. Возмещение убытков

1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Комментарий к ст. 15 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена важнейшему способу защиты гражданских прав — возмещению убытков. Его универсальность заключается в том, что убытки могут быть взысканы практически всегда, когда они причинены потерпевшему, независимо от того, указано ли в конкретной норме на возможность их взыскания или от того, явились ли они результатом нарушения вещных, обязательственных или исключительных прав потерпевшего.

При этом, однако, необходимо учитывать, что по своей юридической природе взыскание убытков является формой гражданско-правовой ответственности. Из этого следует, что убытки могут быть взысканы при наличии условий, необходимых для применения гражданско-правовой ответственности (подробнее см. об этом коммент. к ст. 401 ГК).

2. Под убытками в комментируемой статье понимаются отрицательные последствия, которые наступили в имущественной сфере потерпевшего в результате нарушения его гражданских прав и охраняемых законом интересов. Они могут выражаться в уничтожении имущества, уменьшении стоимости поврежденной вещи, неполучении запланированного дохода, необходимости новых расходов и т.п. В отличие от возмещения вреда в натуре, например путем предоставления должником кредитору вещи того же рода и качества или безвозмездного устранения повреждений имущества, при взыскании убытков имущественный интерес потерпевшего удовлетворяется за счет денежной компенсации понесенных им имущественных потерь. Таким образом, денежная оценка имущественных потерь потерпевшего и образует понятие убытков.

3. Учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, убытки по общему правилу взыскиваются в полном объеме. Исключения из этого правила могут устанавливаться лишь законом или конкретным договором.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Так, в соответствии с прямым указанием закона убытки в пониженном размере взыскиваются при нарушении договоров энергоснабжения (ст. 547 ГК), на выполнение НИ и ОКР (ст. 777 ГК), перевозки (ст. 796 ГК), хранения (п. 2 ст. 902 ГК) и др. Уменьшение размера взыскиваемых убытков соглашением сторон в принципе возможно во всех договорах, кроме договоров присоединения или иных договоров, в котором в качестве кредитора выступает гражданин-потребитель (см. коммент. к ст. 400 ГК). Не допустимы и заранее заключаемые соглашения об уменьшении размера внедоговорной ответственности.

Хотя в п. 1 ст. 15 говорится лишь о возможном уменьшении размера взыскиваемых убытков, на практике встречаются соглашения как о взыскании убытков в повышенном размере, так и о заранее оцененном сторонами размере убытков. Возможность заключения соглашений первого вида сомнений не вызывает, что, в частности, прямо подтверждается п. 1 ст. 1064 ГК. Следует лишь учитывать, что подобное соглашение может быть расценено судом как обход правил ст. 333 ГК, в связи с чем, опираясь на эту статью, суд может уменьшить размер убытков при наличии их явной несоразмерности последствиям нарушения.

Читайте так же:  Мировое соглашение по взысканию долга образец

Что касается соглашений второго вида, то они также не противоречат действующему законодательству, но в условиях отсутствия в законе специальных правил на этот счет их, видимо, следует квалифицировать в качестве соглашений об исключительной неустойке.

В случаях, предусмотренных законом, убытки могут взыскиваться также через присуждение в пользу потерпевшего особой денежной компенсации, размер которой определяется судом. Так, в соответствии со ст. ст. 1301, 1311 ГК обладатель исключительных авторских или смежных прав вправе потребовать от нарушителя выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемых по усмотрению суда, вместо возмещения убытков.

4. Пункт 2 ст. 15 раскрывает понятие убытков и указывает на две их составляющие — реальный ущерб и упущенную выгоду. Реальный ущерб включает в себя: а) расходы, которые произвел или должен будет произвести потерпевший для восстановления нарушенного права; б) стоимость утраченного или поврежденного имущества потерпевшего.

Следует подчеркнуть, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п. (п. 10 Постановления ВС и ВАС N 6/8).

Упущенная выгода представляет собой неполученные доходы, которые потерпевший получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. Размер упущенной выгоды должен быть обоснован потерпевшим соответствующими расчетами с учетом сделанных им приготовлений и разумных затрат. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительных расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров (п. 11 Постановления ВС и ВАС N 6/8).

Особый порядок определения размера упущенной выгоды применяется тогда, когда нарушителем извлечены доходы вследствие нарушения прав потерпевшего. В данном случае потерпевший вправе обратить эти доходы в свою пользу, рассматривая их в качестве своей упущенной выгоды, что в значительной степени облегчает обоснование ее размера.

Судебная практика по статье 15 ГК РФ

33. Постановлением от 10 марта 2017 года N 6-П Конституционный Суд дал оценку конституционности статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании разрешается вопрос о возможности возмещения потерпевшему — владельцу транспортного средства вреда в размере, превышающем размер страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему страховщиком, застраховавшим по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств ответственность причинителя вреда.

При разрешении спора суды руководствовались статьями 15, 16, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона от 27.07.2010 N 190-ФЗ «О теплоснабжении», Основами ценообразования в сфере теплоснабжения, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 22.10.2012 N 1075 (далее — Основы ценообразования), оценили с соблюдением требований статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные сторонами в материалы дела доказательства и отказали в удовлетворении иска.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о доказанности совокупности условий, необходимых для привлечения Ткачева А.С. к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, в связи с чем, руководствуясь статьями 15, 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», удовлетворили иск.

Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 15, 393, 469, 475, 477, 479, 518 Гражданского кодекса Российской Федерации, установив с учетом результатов экспертного заключения N ТЛ1005-15/27 факт поставки заявителем товара ненадлежащего качества ввиду недостатков, возникших до его передачи и обнаруженных в пределах гарантийного срока, противоправного поведения и вины указанного лица, а также причинно-следственной связи между его действиями возникшими на стороне истца убытками (понесенные расходы в связи с заменой некачественных элементов оборудования), суды правомерно удовлетворили исковые требования частично.

Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 8, 15, 290, 307, 393, 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 36, 39, 161, 162 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также положениями Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 N 491, установив факт ненадлежащего содержания заявителем общего имущества многоквартирного дома, находящегося в его непосредственном управлении, противоправного поведения и вины указанного лица, а также причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникшими на стороне истца убытками, проверив и признав обоснованным расчет убытков и судебных расходов, суды удовлетворили исковые требования.

Оценив в соответствии с требованиями главы 7 Кодекса представленные сторонами доказательства (в том числе судебные акты по делу N А24-4804/2015), в их совокупности и взаимосвязи, исходя из фактических обстоятельств дела, руководствуясь статьями 15, 151, 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016, суд апелляционной инстанции, частично удовлетворяя требования, признал действия банка порочащими деловую репутацию предпринимателя. Суд указал, что в ходе рассмотрения дела банком частично добровольно удовлетворен иск, информация о просрочке по обязательствам перед банком из кредитной истории предпринимателя исключена, публичным акционерным обществом «Сбербанк России» принято решение о возможности дальнейшего сотрудничества с предпринимателем.

Разрешая спор, суды руководствовались статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 20.3, 20.4 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и исходили из того, что в результате действий Михновца А.А. должнику причинен вред (уменьшена конкурсная масса). При этом суды учли обстоятельства, установленные при рассмотрении жалобы на действия Михновца А.А. (определение от 03.06.2014), и в рамках дела N А40-97061/2009 о банкротстве закрытого акционерного общества «ФК «Еврокоммерц» (определение от 21.09.2017).

Разрешая спор, суды руководствовались статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 20.3, 20.4 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и исходили из того, что совершенные Авдеевым Д.А. действия с заинтересованным лицом по неправомерному перечислению денежных средств при нарушении лимитов расходов, а также необоснованному принятию в счет возврата векселей и их передаче ненадлежащему лицу повлекли наступление для должника вредных последствий в виде уменьшения конкурсной массы должника.

Читайте так же:  Могут ли отказать в оформлении загранпаспорта

Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 15, 1064, 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом Российской Федерации от 08.11.2007 N 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», Правилами возмещения вреда, причиняемого транспортными средствами, осуществляющими перевозки тяжеловесных грузов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16.11.2009 N 934, установив факт осуществления предпринимателем перевозки груза с нарушением требований по допустимым осевым нагрузкам транспортного средства, суды удовлетворили иск, признав его обоснованным по праву и размеру.

Исследовав и оценив обстоятельства исполнения договора, суды не установили условий, необходимых в силу статей 15, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации для взыскания с покупателя заявленных убытков, и признали отсутствие оснований для расторжения договора в судебном порядке, поскольку он уже расторгнут на основании пункта 2 статьи 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении иска и соглашаясь с данным выводом, суды оценили представленные доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и, руководствуясь статьями 15, 393, 469, 476 Гражданского кодекса Российской Федерации, обоснованно указали на недоказанность поставки обществом «ТС Групп» товара ненадлежащего качества, возникновения недостатков до передачи товара покупателю или по причинам, возникшим до этого момента, а также причинно-следственной связи между противоправным поведением общества «ТС Групп» и возникшими у общества «Мир тепла и света» убытками.

Источник: http://gkrfkod.ru/statja-15/

Пленум ВС обсудил разъяснения по новым мерам гражданской ответственности

Пленум Верховного суда 15 марта обсудил проект постановления о мерах ответственности за нарушение обязательств, которые предусматривает Гражданский кодекс. В документе речь идет как о привычных институтах – убытках, неустойке и ее уменьшении, так и о новых, которые появились в кодексе меньше года назад. Постановление решили доработать, но докладчики и эксперты уже обсудили его основные интересные положения.

Разъяснения получили такие новеллы, как проценты по денежному обязательству (ст. 317.1 ГК), потери и ответственность за недобросовестное ведение переговоров. По ним возникло много вопросов, рассказал судья ВС Сергей Романовский. Постановление поможет обеспечить единообразие судебной практики по большому числу споров, выразил уверенность судья ВС Олег Шилохвост. Говоря о новых мерах ответственности в ГК, зампреда АС Поволжского округа Денис Плотников назвал их «модернизацией» и «импортозамещением» тех институтов, которые давно существовали в других юрисдикциях (например, английском праве). Постановление поможет обеспечить стабильность гражданского оборота, сказал Плотников.

По словам Сабира Кехлерова, заместителя Генпрокурора, новые нормы приняты 9 месяцев назад, но судебная практика по ним еще не успела сложиться, и остается много вопросов. «Есть замечания по пунктам 30, 35, 44 – еще обсудим,» – сказал Кехлеров. «Право.ru» приводит основные тезисы пока непринятого постановления.

1. Убытки

Что говорится в проекте постановления: Должник должен возместить кредитору убытки, которые тот причинил неисполнением или ненадлежащим исполнением договора. Они состоят из прямого ущерба и упущенной выгоды, которую, как правило, доказать сложнее. В ее обоснование кредитор может приводить любые доказательства, например, сведения о своей прибыли за аналогичный период времени до или после нарушения обязательства. А если убытки, которые возникли у кредитора, – это обычное последствие нарушения должника, то причинно-следственная связь между нарушением и убытками презюмируется.

Если кредитор не получил того, на что рассчитывал по договору, он может заключить замещающую сделку и приобрести нужный товар или услугу «на стороне», а потом взыскать разницу в цене с должника. При этом презюмируется добросовестность кредитора. Если договор расторгнут по вине должника, тот обязан уплатить разницу даже в том случае, если его контрагент не заключал замещающей сделки.

Что говорят эксперты: Презумпция наличия причинной связи между нарушением и доказанными убытками решает одну из главных проблем всех дел о взыскании убытков, говорит Алена Бачинская, адвокат «S&K Вертикаль»:

Общеизвестно, что большинство требований не удовлетворяются именно потому, что истец не может доказать связь между причиненными ему убытками и нарушением. Суды проявляют формальный подход и предъявляют высокие требования к доказательственной базе. Новые разъяснения ВС упростят задачу истца по доказыванию убытков.

Разъяснения об упущенной выгоде приветствует старший юрист бюро «КИАП» Илья Дедковский: «Суды эту категорию воспринимают как нечто мифическое, несуществующее, поэтому все реже удовлетворяют требования о ее взыскании. Надеюсь, постановление поможет исправить статистику».

2. Возмещение потерь

Что говорится в проекте постановления: Ст. 406.1 Гражданского кодекса дала возможность предусмотреть возмещение потерь, которые не связаны с нарушением обязательств. Докладчик судья Романовский привел пример, когда институт может оказаться полезным: если после приобретения акций общества у него обнаружатся долги (что не всегда может быть известно во время заключения сделки), продавец сможет обязаться их возместить.

Как указано в проекте постановления, требовать возмещение можно по факту наступления потерь. В суде сторона, требующая компенсации, должна будет доказать наличие причинно-следственной связи между наступлением обстоятельства и потерями, гласит проект. Но если она недобросовестно содействовала их наступлению, то на компенсацию рассчитывать не сможет.

Соглашение о возмещении потерь должно быть явным и недвусмысленным. Если неясно, что стороны имели в виду, потери или ответственность за неисполнение обязательства, то выбор надо делать в пользу последнего, написал ВС. Он установил, что условия о потерях независимы от основного обязательства, даже если включены в общий договор. А значит, недействительными они признаются отдельно. Если потери возникли из-за неправомерных действий третьего лица, то сторона, возместившая их сумму, может потребовать эти деньги у третьего лица.

Что говорят эксперты: В проекте установлено, что при неясности условий соглашение не является тем, что предусмотрено ст. 406.1 – ВС фактически вводит отсутствующую в законе презумпцию, объясняет партнер «Интеллект-С» Александр Латыев:

В принципе, подход для начала действия института правильный, но в будущем, возможно, он будет пересмотрен. В противном случае институт рискует стать крайне редко используемым, что, впрочем, может быть и не плохо.

3. Недобросовестное ведение переговоров

Что говорится в проекте постановления: Предполагается, что участники переговоров ведут себя добросовестно, в том числе когда без объяснений отказываются заключать договор. В случае судебного спора истец должен доказать, что ответчик пытался причинить ему вред с помощью переговоров – например, пытался выведать коммерческую информацию или помешать истцу заключить договор с кем-то еще. Другой путь для истца – доказать одно из двух обстоятельств, которые предусмотрены п. 2 ст. 434.1 ГК:

Читайте так же:  Подача заявления на продление разрешения на оружие

внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны.

Если в последнем случае договор был все-таки заключен, то обманутый контрагент вправе требовать признания сделки недействительной и возмещения убытков.

Возмещение убытков в результате недобросовестных переговоров, как и в других случаях, должно восстановить справедливость – пострадавшая сторона должна оказаться в таком положении, в котором она находилась бы, если бы не вступала в отношения с недобросовестным контрагентом.

Что говорят эксперты: Положения закона многие считали излишне оценочными и неопределенными, а практика практически отсутствует, поэтому разъяснения норм, конечно, пригодятся, считает Андрей Набережный из «Линии права». Он приветствует развитие принципа добросовестности. Вместе с тем юрист сетует, что ВС не дал разъяснений по внезапному прекращению переговоров по п. 2 ст. 434.1 ГК РФ – положение настолько туманное, что нельзя даже предположить, как оно будет применяться. Эта неопределенность ставит ответчика в невыигрышное положение, ведь он не будет знать, находится ли он под защитой принципа добросовестности. В целом, считает Набережный,

Институт только начал развиваться, поэтому сложно предугадать вектор его развития. В проекте постановления даны разъяснения «для начала», возможно, затем за ними последуют другие. В вопросе взыскания убытков с недобросовестной стороны переговоров большую роль играет судейское усмотрение. Пока же, при нынешних нормах и данных разъяснениях ВС, инструмент будет применяться очень редко.

4. Ответственность за неисполнение обязательства в натуре

Что говорится в проекте постановления: Судебная неустойка – это денежные средства, которые присуждаются в случае неисполнения судебного акта об исполнении обязательства в натуре. Как предположил на Пленуме судья Романовский, именно эти положения могут вызвать наибольший интерес.

Факт неисполнения судебного акта об исполнении в натуре подтверждает только судебный пристав. Заявить о ее взыскании ее можно как в основном судебном процессе, так и позднее, в исполнительном производстве. Размер такой неустойки определяет суд на основе принципов справедливости и соразмерности, главное – чтобы неисполнение судебного акта не оказалось выгоднее исполнения.

Судебная неустойка носит штрафной характер и не применяется для административно-правовых споров. С одной стороны, такая неустойка не зачитывается в сумму убытков, которые вызваны неисполнением обязательства в натуре. С другой стороны – на нее нельзя начислить законные проценты по ст. 395 ГК.

Что говорят эксперты: Положения о судебной неустойке, введенные вторым предложением п.1 ст. 308.1, закрепляют в законе разъяснения п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 22 от 04 апреля 2014 года, замечает Латыев. Поскольку ВАС детально объяснил, как определяется данная неустойка, эти положения могут быть полезны для ВС, считает партнер «Интеллект-С».

5. Законные проценты по двум статьям ГК

Что говорится в проекте постановления: В отличие от п. 1 ст. 395 ГК, 317.1 ГК устанавливает не меру ответственности, а плату за пользование денежными средствами в договорном обязательстве. По мнению зампреда АС ПО Плотникова, после введения второй статьи они стали между собой конкурировать, что требует отдельных разъяснений. На Пленуме он также посетовал, что в проекте постановления не решен вопрос, можно ли начислять проценты на сумму судебных расходов.

Согласно проекту постановления, проценты по ст. 317.1 начисляются с момента получения по денежному обязательству товаров, работ или услуг, а при отсрочке или рассрочке – до исполнения обязательства. Если договоры касаются длящихся услуг или предусматривают периодическое внесение платы (лизинг, аренда, договоры хранения, коммунальных услуг и так далее), то пользование деньгами для целей ст. 317.1 начинается с момента окончания оплачиваемого периода.

Размер процентов по ст. 395 ГК определяется исходя из средних ставок банковского процента по вкладам физлиц в месте нахождения кредитора. В проекте постановления нашли ответ вопросы, связанные с определением таких ставок.

Что говорят эксперты: Это самое долгожданное разъяснение ВС, особенно важны положения о том, с какого момента начисляются проценты, говорит Латыев из «Интеллект-С». Споры о правовой природе процентов по ст. 317.1 ГК велись с тех пор, как она была принята, да и в судебной практике нашли отражение разные подходы, рассказывает Илья Дедковский из «КИАП». Разъяснение ВС о том, что это не мера ответственности, соответствует букве и духу закона, соглашаются юристы.

6. Уменьшение неустойки судом по ст. 333 (в случае явной несоразмерности последствиям нарушения)

Что говорится в проекте постановления: Рассматривая вопрос об уменьшении размера неустойки, суд должен иметь в виду, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным, чем правомерное.

Если должником является организация, которая занимается коммерческой деятельностью, то неустойка может быть снижена лишь по заявлению должника. В иных случаях проявить инициативу может суд, если видит очевидную несоразмерность неустойки последствиям. Она может выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора значительно ниже начисленной неустойки.

Что говорят эксперты: Основные положения о взыскании неустойки сформулировал еще ВАС, и ВС им следует, говорит Кирилл Коршунов из АБ «Линия права». Положение о том, что суд может самостоятельно снижать неустойку в непредпринимательских спорах, поможет защитить интересы населения в судах общей юрисдикции в случае так называемых «бабушкиных отзывов» (по аналогии с «бабушкиными исками»), считает Коршунов. В то же время зампредседателя АС ПО Плотников на Пленуме привел пример, когда неустойку могут взыскивать в таких размерах, что это может «противоречить публичному порядку»:

Согласно разъяснению Пленума, неустойка по предпринимательским спорам может быть уменьшена лишь по заявлению ответчика. В деле с крестьянского фермерского хозяйства взыскивают 200 000 руб. основного долга и порядка 5 млн неустойки. Ответчик не принимает участия в заседаниях, а это значит, что суд не может по своей инициативе снизить неустойку. Но все-таки считаю, что он вправе применить ст. 10 ГК о недопустимости злоупотребления правом.

Неустойка для предпринимателей должна снижаться лишь в исключительных случаях, но суды это часто игнорируют, указывает Латыев из «Интеллект-С». По его мнению, в постановлении следует прямо прописать, что исключительность случая доказывает тот, кто на него ссылается. Латыев надеется, что это «хоть как-то собьет желание судов защищать должников от взыскания с них непомерных с точки зрения самих судов неустоек».

С проектом постановления Пленума ВС «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств» можно ознакомиться здесь.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://pravo.ru/review/view/127039/

Верховный суд возмещение убытков
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here