Виндикационный иск при банкротстве физических лиц

Статья на тему: "Виндикационный иск при банкротстве физических лиц" с полным описанием тематики и ответами на интересующие вопросы. За консультацией можно обратиться к дежурному консультанту.

Форум о банкротстве и продуктах «РИТ»

Последствия недействительности сделок в деле о банкротстве

Последствия недействительности сделок в деле о банкротстве

Nata » 30 июн 2015, 14:21

В 2011 году первым обществом было приобретено движимое имущество на сумму 30 млн. руб., которое впоследствии в 2013 году было продано второму обществу за 35 млн. руб. и в 2014 году перепродано третьему обществу, у кого сейчас и находится.
В отношении общества, у которого первое общество приобрело имущество, введена процедура банкротства, указанные сделки должником оспорены. Суд вынес определение о признании недействительными всех вышеуказанных сделок и применил последствия недействительности. В основу принятия такого определения суда лег отчет эксперта о том, что рыночная стоимость на момент заключения первой сделки в 2011 года должна была составлять 90 млн. руб., а не 30 млн. руб. (п. 1 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).
1. Каким образом на сегодняшний день может применяться ст. 167 ГК РФ (последствия о недействительности сделок), если фактически оспариваемое имущество находится у третьих лиц и за его приобретение каждая сторона оплатила его стоимость?
2. Может ли в данной ситуации должник взыскать с первого общества убытки в размере 60 млн. руб. в виде разницы приобретенного имущества в 2011 году не за 90 млн. руб., а за 30 млн. руб., или убытки взыскиваются только с руководителя должника?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Если сделка должника, направленная на отчуждение его имущества, признана недействительной, а контрагент по такой сделке продал соответствующее имущество третьему лицу, арбитражный управляющий вправе требовать от контрагента возмещения рыночной стоимости имущества на момент его приобретения, а от третьего лица, не являющегося добросовестным возмездным приобретателем, — передачи вещи. При наличии обстоятельств, являющихся основанием для применения к руководителю должника ответственности за его недобросовестное или неразумное поведение, с такого лица могут быть взысканы причиненные должнику убытки. Удовлетворение любого из указанных требований исключает возможность удовлетворения остальных.

Статьей 167 ГК РФ предусмотрены общие положения о последствиях недействительности сделки.

В случае оспаривания сделок по основаниям, предусмотренным главой III.1. Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), применяются специальные правовые последствия их недействительности, описанные в ст. 61.6 этого закона.

Все, что было передано должником по сделке, признанной недействительной, подлежит возврату в конкурсную массу. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями ГК РФ об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения (п. 1 ст. 61.6 Закона о банкротстве).

Таким образом, в случае невозможности возврата вещи в конкурсную массу должника, в том числе вследствие продажи этой вещи третьему лицу, в целях определения стоимости вещи, подлежащей взысканию с кредитора, принимается во внимание действительная, т.е. рыночная стоимость вещи (смотрите также постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 июня 2013 г. № 6572/12, определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 августа 2013 г. № ВАС-10463/13, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21 мая 2015 г. № Ф04-12950/14 по делу № А27-10156/2013, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 19 мая 2015 г. № Ф06-23581/15 по делу № А12-20957/2011)*(1). А требование должника об уплате суммы, соответствующей разнице между рыночной стоимостью имущества и ценой договора, квалифицируется не как требование о возмещении убытков, а как требование, возникшее из неосновательного обогащения, предъявляемое на основании п. 1 ст. 61.6 Закона о банкротстве*(2).

Нахождение вещи во владении третьего лица не препятствует применению последствий недействительности сделки в виде возмещения действительной стоимости полученного по ней имущества (смотрите, например, п. 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63).

Поскольку сделка купли-продажи признана недействительной, покупатель не стал собственником вещи, и, следовательно, не мог передать это право другому лицу. Однако, если вещь выбыла из владения собственника (должника) по его воле, должник не вправе истребовать ее от добросовестного приобретателя, то есть владельца, который не знал и не мог знать о том, что лицо, у которого им возмездно приобретена вещь, не имело права ее отчуждать (п. 1 ст. 302 ГК РФ).

Вещь, переданная собственником по недействительной сделке, не считается выбывшей против его воли (смотрите также п. 39 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22).

В то же время приобретение имущества по явно заниженной цене, как правило, свидетельствует о недобросовестности приобретателя (смотрите, например, п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 ноября 2008 г. № 126). У недобросовестного приобретателя имущество может быть истребовано его собственником во всех случаях (ст. 302 ГК РФ)*(3).

Принятие судом в деле о банкротстве судебного акта о применении последствий недействительности первой сделки путем взыскания с другой стороны сделки стоимости вещи не препятствует удовлетворению иска о ее виндикации. Однако, если к моменту рассмотрения виндикационного иска стоимость вещи будет уже фактически полностью уплачена должнику стороной первой сделки, суд отказывает в виндикационном иске (п. 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63).

Таким образом, до того поступления в конкурсную массу должника денежных средств в размере, эквивалентном рыночной стоимости имущества, переданного по недействительной сделке, конкурсный управляющий вправе предъявить виндикационный иск к владеющему вещью приобретателю.

3. Возмещение убытков, причиненных руководителем должника

В силу п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий контролирующих должника лиц, такие лица в случае недостаточности имущества должника несут субсидиарную ответственность по его обязательствам. Пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий контролирующих должника лиц, если причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом сделок, указанных в ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Привлечение к субсидиарной ответственности по обязательствам должника контролирующих должника лиц не препятствует предъявлению требований учредителями (участниками) должника о возмещении убытков органами юридического лица по основаниям, предусмотренным ст. 53 ГК РФ (ст. 53.1 ГК РФ) в части, не покрытой размером субсидиарной ответственности (п. 9 ст. 10 Закона о банкротстве).

Читайте так же:  Право собственности на землю право землепользования

При этом удовлетворение требования о взыскании с руководителя убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, таких как применение последствий недействительности сделки, истребование имущества из чужого незаконного владения, взыскание неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу (п. 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июля 2013 г. № 62). В то же время, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано (смотрите там же).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Чернова Анастасия

Re: Последствия недействительности сделок в деле о банкротстве

Руслан П. » 01 июл 2015, 16:18

Источник: http://forum.russianit.ru/post19447.html

Признание недействительности сделки

Здравствуйте! Может ли препятствовать принятие судом в деле о банкротстве судебного акта о применении последствий недействительности сделки путем взыскания с другой стороны сделки стоимости вещи для удовлетворения иска о виндикации вещи к третьему лицу?

Отвечая на Ваш вопрос, приведу пример конкретного дела из судебной практики.

Конкурсный управляющий компании обратился в арбитражный суд с иском к обществу об истребовании из чужого незаконного владения автомобиля.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа, в удовлетворении заявленного требования отказано.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила принятые по делу судебные акты, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Действующее законодательство допускает защиту конкурсной массы как путем предъявления арбитражным управляющим иска о признании недействительной первой сделки об отчуждении имущества должника и применении последствий ее недействительности в виде взыскания стоимости отчужденного имущества с первого приобретателя (ст. 61 , 61 Закона о банкротстве), так и путем предъявления иска об истребовании этого же имущества из незаконного владения конечного приобретателя (ст. 301, 302 ГК РФ).

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. No 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – постановление No 63), если право на вещь, отчужденную должником по сделке, после совершения этой сделки было передано другой стороной сделки иному лицу по следующей сделке (например, по договору купли — продажи), то заявление об оспаривании первой сделки предъявляется по правилам ст. 61 8 Закона о банкротстве к другой ее стороне.

Если первая сделка будет признана недействительной, должник вправе истребовать спорную вещь у ее второго приобретателя только посредством предъявления к нему виндикационного иска вне рамок дела о банкротстве по правилам ст. 301 и 302 ГК РФ. В случае подсудности виндикационного иска тому же суду, который рассматривает дело о банкротстве, оспаривающее сделку лицо вправе, по правилам ст. 130 АПКРФ, соединить в одном заявлении, подаваемом в рамках дела обанкротстве, требования о признании сделки недействительной и о виндикации переданной по ней вещи; также возбужденное вне рамок дела о банкротстве тем же судом дело по иску о виндикации может быть объединено судом с рассмотрением заявления об оспаривании сделки – их объединенное рассмотрение осуществляется в рамках дела о банкротстве.

Принятие судом в деле о банкротстве судебного акта о применении последствий недействительности первой сделки путем взыскания с другой стороны сделки стоимости вещи не препятствует удовлетворению иска о ее виндикации. Однако если к моменту рассмотрения виндикационного иска стоимость вещи будет уже фактически полностью уплачена должнику стороной первой сделки, то суд отказывает в виндикационном иске.

При наличии двух судебных актов (о применении последствий недействительности сделки путем взыскания стоимости вещи и о виндикации вещи у иного лица) судам необходимо учитывать следующее.

Если будет исполнен один судебный акт, то исполнительное производство по второму судебному акту оканчивается судебным приставом — исполнителем в порядке ст. 47 Федерального закона от 2 октября 2007 г. No 229- ФЗ «Об исполнительном производстве»; если будут исполнены оба судебных акта, то по позднее исполненному осуществляется поворот исполнения в порядке ст. 325 АПК РФ.

Таким образом, постановлением No 63 установлено условие для отказа в удовлетворении виндикационного иска после принятия судом в деле обанкротстве судебного акта о применении последствий недействительности первой сделки путем взыскания с другой стороны сделки стоимости вещи ‒ полная фактическая оплата стороной первой сделки стоимости вещи должнику.

Между тем при рассмотрении дела о банкротстве компании суды признали представленные доказательства (копии векселей, акты приема — передачи) ненадлежащими, не подтверждающими факт оплаты автомобиля по договору купли — продажи автомобиля, в связи с чем пришли квыводам, что фактически состоялось дарение указанного имущества между коммерческими организациями, и признали указанную сделку недействительной по основаниям п. 1 ст. 166, п. 1 ст. 167, ст. 168 и п. 4 ст. 575 ГК РФ.

Следовательно, ошибочными являются выводы судов апелляционной и кассационной инстанций о том, что после прекращения производства по делу о банкротстве компании судебный акт, принятый в рамках прекращенного дела о банкротстве компании, не имеет силы и в этой связи договор купли — продажи автомобиля является действующим.

Кроме того, согласно п. 19 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2012 г. No 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел обанкротстве», если в рамках дела о банкротстве суд рассмотрел заявление об оспаривании сделки по правилам гл. III 1 Закона о банкротстве, заявление о привлечении лица к субсидиарной ответственности в порядке ст. 10 Закона о банкротстве или требование кредитора в порядке ст. 71 или 100 Закона о банкротстве и принял по результатам его рассмотрения определение по существу, то последующее прекращение производства поделу о банкротстве не препятствует рассмотрению апелляционной или кассационной жалобы на указанное определение, а также заявления о пересмотре в порядке надзора этого определения.

Из системного толкования положений действующего законодательства, с учетом приведенных разъяснений, следует, что принятый в рамках дела о банкротстве судебный акт о признании сделки недействительной распространяет свое действие и в случае прекращения производства по делу о банкротстве.

Читайте так же:  Жалоба на определение суда об отказе

Исключение могут составлять случаи, когда судебный акт после прекращения производства по делу о банкротстве будет пересмотрен по правилам гл. 37 АПК РФ при наличии соответствующих оснований.

Правовые механизмы, ограничивающие возможность истца восстановить владение вещью и одновременно получить денежные средства, составляющие ее стоимость, подлежали бы применению на стадии исполнения вступившего в силу определения арбитражного суда о применении последствий недействительности сделки.

Однако, как установлено судами и не оспаривается сторонами, указанный судебный акт не исполнен, денежные средства, подлежащие взысканию с покупателя автомобиля как последствия применения недействительной сделки, не перечислены компании.

Учитывая, что спорный автомобиль по договору купли — продажи был передан покупателем автомобиля обществу, конкурсный управляющий компании, исходя из разъяснений, содержащихся в пп. 32 и 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации No 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации No 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» вправе предъявить иск о возврате имущества по правилам ст. 301, 302 ГК РФ.

Источник: http://yapravo.ru/chasto_zadavaemye_voprosy/bankrotstvo-yuridicheskih-lic/question6997

Чем рискуют те, кто покупает имущество физлица — банкрота?

В некоторых случаях должники перед инициированием процедуры банкротства продают свое имущество для того, чтобы оно не было обращено в пользу кредитора. В предыдущей статье мы подробно изучили какие сделки потенциального банкрота могут быть оспорены. Сейчас хотим поговорить о последствиях признания сделки недействительными для покупателей имущества должника

Директор КФ «Прецедент», Никоненкова Е.В.

Последствия для третьих лиц признания сделки недействительной.

Закон 127-ФЗ Статья 61.6. Последствия признания сделки недействительной:

В случае, если Арбитражный суд признает сделку недействительной, то всё, что было передано должником (или изъято у него) по такой сделке подлежит возврату в конкурсную массу для распределения между кредиторами.

Из практики: В случае невозможности возврата в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость имущества на момент приобретения и убытки, вызванные изменением стоимости имущества. т.е. нет никакого смысла резко уничтожать движимое имущество или 10 раз перепродавать/дарить квартиру.

Можно ли застраховать себя от признания сделки недействительной, переоформив ее через несколько сделок?

Многие должники ошибочно думают, что кредиторы и управляющий будут искать само имущество. «Перепишу» недвижимость на родственника (друга, партнера, супругу) , а затем он ее продаст по постороннему лицу и пусть ищут реального покупателя и изымают всё у него.

Исходя из практики, если цена и условия сделки были рыночными — он добросовестный приобретатель и его права защищены ГК РФ (статьей 302), а вот родственник будет возмещать в конкурсную массу рыночную стоимость недвижимости.

Если вещь, которой лишился должник по оспариваемой сделке, впоследствии была перепродана третьему лицу, оно не становится участником дела об обжаловании первой сделки. Если первая сделка будет признана недействительной, вещь можно истребовать по виндикационному иску вне дела о банкротстве (абз. 3 п. 16 постановления пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63).

Таким образом, Определяя последствия признания сделки недействительной, Закон о банкротстве исходит из необходимости восстановления имущественных прав должника в полном объеме, для чего:

  1. имущество должника подлежит возврату в конкурсную массу;
  2. при невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения.
  3. приобретатель должен возместить убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями ГК РФ об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения, т.е. если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.

Добросовестный приобретатель в деле о банкротстве

Для начала определимся с терминологией, а именно установим, кто может получить защиту в качестве добросовестного приобретателя. Ответ на этот вопрос мы найдем в п. 1 ст. 302 ГК РФ. Приобретателя можно однозначно рассматривать как добросовестного и имеющего право на защиту от истребования у него его приобретения, если он отвечает таким критериям:/p >

  • Он не знал и не имел возможности узнать о том, что приобретает имущество не у собственника или его надлежащего представителя, а у человека, который вовсе не был наделен правом на отчуждение.
  • Приобрел имущество на возмездной основе (иными словами, не получил его в дар, а предоставил равноценное возмещение — деньги или иные материальные или нематериальные ценности).

Оспаривая добросовестность приобретателя, при рассмотрении вопроса о наличии у него осведомленности относительно полномочий продавца в качестве доказательств можно представить документы, подтверждающие наличие между сторонами:

  • родственных связей;
  • служебных связей;
  • участия в уставных капиталах организаций;
  • иных форм аффилированности (взаимозависимости).

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Елена Никоненкова,
директор КФ «Перецедент»

Жесткость норм ст. 61.6 Закона №127-ФЗ по отношению к добросовестным приобретателям имущества, не знавшим о предстоящем банкротстве должника, побудила искать другое толкование. Таким толкованием (не буквальным, а, скорее, телеологическим) стало взыскание с приобретателя разницы между установленной рыночной стоимостью приобретенного им имущества и суммой, уже уплаченной приобретателем лицу, впоследствии объявленному несостоятельным (банкротом).

Так, Арбитражный суд Поволжского округа в своем постановлении от 01.11.2016 № Ф06-12185/2016 прямо называет должную осмотрительность в качестве правоустанавливающего критерия при оценке добросовестности покупателя при заключении договора купли-продажи. В данном деле суд отказал покупателю в защите, так как ему должно было быть известно, что недвижимость продавцом ранее не была оплачена, а перепродавалась по стоимости ниже рыночной.

Покупатель недвижимости должен проявить должную осмотрительность, то есть доподлинно выяснить все обстоятельства, касающиеся:

  • личности продавца, его правового статуса и наличия у него прав на распоряжение недвижимостью;
  • соответствия продаваемого объекта данным, изложенным в договоре и содержащимся в соответствующем государственном реестре;
  • отсутствия возможных притязаний на объект со стороны третьих лиц;
  • наличия согласия или одобрения со стороны третьих лиц или государственных органов/организаций, если таковые требуются в соответствии с законодательством.

Пример из практики: признание приобретателя имущества добросовестным

Приобретатель имущества может быть признан добросовестным, если одновременно выполняется ряд условий. А именно: неосведомленность о приобретении имущества у лица, которое не вправе было его отчуждать; возмездное приобретение имущества; наличие воли собственника либо лица, которому имущество было передано собственником во владение, на отчуждение имущества. Как следует из материалов дела, ООО, впоследствии признанное банкротом, продало спорное имущество двум организациям. Они продали его другому покупателю, который также затем его продал.

Читайте так же:  Утверждение мирового соглашения гражданским судом

При рассмотрении обособленного спора в рамках дела о банкротстве договоры купли-продажи, по которым недвижимость перешла к первым двум покупателям, были признаны недействительными. Суды установили, что сделки совершались в целях уменьшения конкурсной массы путем отчуждения имущества по заведомо заниженной стоимости, Т. е. исключительно с намерением причинить вред кредиторам. При этом материалами дела подтверждены родственные и иные связи между участниками сделок, что свидетельствует об их осведомленности о незаконности продажи спорного имущества. Первые покупатели продали имущество по той же цене, по которой приобрели. Она была в 2 раза меньше рыночной.

Но это не смутило второго покупателя. Учитывая наличие родственных связей, он не мог не знать об обстоятельствах сделок, признанных впоследствии недействительными. Возмездность приобретения имущества данным покупателем сама по себе не свидетельствует о его добросовестности. Организация, которая приобрела имущество у второго покупателя, контролируется лицами, являющимися заинтересованными по отношению к ООО (первоначальному собственнику). Поэтому размер доли взаимосвязанных лиц, являющихся участниками в обществах — отчуждателях и в обществах — конечных приобретателях, при решении вопроса о добросовестности приобретателей не является важным.

Доказательства того, что эта организация возмездно приобрела недвижимость, отсутствуют. В период совершения сделок по продаже имущества оно фактически находилось во владении и пользовании одного лица (участника ООО — банкрота), и не выбывало из его владения, оставаясь подконтрольным участникам ООО. Это свидетельствует о том, что ответчики преследовали единственную цель — исключить обращение взыскания кредиторов на имущество ООО.

Елена Никоненкова, директор КФ «Прецедент»,
практикующий юрист, постоянный автор материалов сайта

Источник: http://precedentnn.ru/risk-pokupki-imschestva-bankrota.html

Совместимость реституции и виндикации

Дело о банкротстве: ВС признал возможным одновременное взыскание стоимости имущества и его истребование из владения конечного приобретателя.

24.10.2017 | Новая адвокатская газета | Светлана Рогоцкая

Отметив следование ВС РФ правовой позиции, высказанной ранее ВАС РФ, эксперты указали на ряд недостатков такого подхода. В частности, один из них отметил, что, осуществив двойное взыскание, компания-банкрот может сразу рассчитаться со своими конкурсными кредиторами и тем самым лишиться средств, которые должны быть возвращены одному из должников.

В рамках дела о несостоятельности конкурсный управляющий холдинговой компании обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества (коттеджей), заключенного должником и покупателем, и об истребовании отчужденного имущества из незаконного владения общества, которому оно было перепродано первым приобретателем.

При рассмотрении дела было установлено, что оспариваемая сделка заключена между взаимозависимыми сторонами, поскольку покупателем коттеджей выступила дочь генерального директора холдинговой компании. Сам договор был заключен за два месяца до принятия заявления о признании продавца банкротом, а согласованная в договоре цена недвижимости в 15 млн руб. была почти в три раза ниже рыночной. При этом второй договор купли-продажи был подписан в день, когда конкурсный управляющий подал заявление о признании первой сделки недействительной.

Суд удовлетворил исковые требование частично: признал недействительным договор купли-продажи и применил последствия его недействительности в виде взыскания с первого приобретателя в пользу холдинговой компании 29,6 млн руб., уменьшив подлежащую взысканию рыночную стоимость недвижимости на сумму, уплаченную по сделке.

В истребовании имущества из незаконного владения суд отказал, указав, что общество является добросовестным приобретателем, поскольку коттеджи выбыли из владения холдинговой компании по ее воле и на возмездной основе. Кроме того, обществом были получены документы, подтверждающие основание возникновения права собственности первого приобретателя, а также запрошены выписки из государственного реестра на спорные объекты, которые не содержали отметок о наличии правопритязаний других лиц, в том числе о судебных спорах. Имущество оплачено обществом в полном объеме, и у него не могли возникнуть сомнения относительно порочности прав первого приобретателя.

Апелляционный суд изменил решение суда первой инстанции, применив последствия недействительной сделки в виде взыскания с первого покупателя полной рыночной стоимости коттеджей и восстановления ее требования к холдинговой компании в размере 15 млн руб. Также апелляция признала неверным вывод о добросовестности конечного приобретателя – суд указал, что имущество приобреталось по цене в несколько раз ниже рыночной (12 млн. руб.), что «должно было вызвать у любого разумного участника гражданского оборота обоснованные сомнения». Кроме того, суд указал, что договор купли-продажи между первым приобретателем и обществом был подписан в день подачи заявления о признании первой сделки недействительной, а регистрация перехода права собственности на имущество к обществу была осуществлена уже после того, как информация об этом судебном споре стала общедоступной.

Тем не менее окружной суд отменил постановление суда апелляционной инстанции в части истребования недвижимости из незаконного владения общества, оставив в этой части в силе решение первой инстанции, согласившись с добросовестностью конечного приобретателя коттеджей. Также суд округа счел, что использование судом апелляционной инстанции механизма защиты прав холдинговой компании, предусмотренного ст. 167 ГК РФ, в отношении первого приобретателя имущества в принципе исключало возможность одновременного применения положений ст. 302 ГК РФ и удовлетворения виндикационного иска, предъявленного к конечному покупателю.

Конкурсные кредиторы холдинговой компании обратились с кассационными жалобами в Верховный Суд, в которых они просили отменить постановление суда округа. Рассмотрев материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ нашла жалобы подлежащими удовлетворению.

Верховный Суд отметил, что суды трех инстанций пришли к единому выводу о том, что договор купли-продажи недвижимого имущества является недействительным на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о несостоятельности (банкротстве) как сделка, совершенная в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов холдинговой компании.

При этом ВС РФ указал, что суды первой инстанции и округа, отказывая в удовлетворении виндикационного требования, не приняли во внимание правовую позицию Президиума ВАС РФ, изложенную в п. 9 Информационного письма от 13 ноября 2008 г. № 126, согласно которому явно заниженная цена продаваемого имущества может свидетельствовать о том, что приобретатель не является добросовестным. Намереваясь приобрести имущество по явно заниженной стоимости, покупатель, проявляя обычную при таких обстоятельствах степень осмотрительности, должен предпринять дополнительные меры, направленные на проверку юридической судьбы вещи, пояснил Суд.

Как отметил ВС РФ, только суд апелляционной инстанции учел приведенные разъяснения и верно указал на то, что обычная проверка позволяла из открытых источников получить информацию о продаже коттеджей первому приобретателю связанным с ней лицом, о нахождении холдинга в процедуре банкротства, о совершении первоначальной сделки в период подозрительности и о ее несоответствии требованиям Закона о банкротстве. Кроме того, суд апелляционной инстанции принял во внимание момент перехода права собственности на коттеджи к обществу – после принятия к производству заявления об оспаривании первоначальной сделки.

Читайте так же:  Персональные данные хранятся

Судебная коллегия сочла ошибочным вывод окружного суда о том, что принятие судебного решения о применении последствий недействительности первой сделки путем взыскания со стороны этой сделки стоимости вещи препятствует удовлетворению иска о виндикации. «Действующее законодательство допускает защиту конкурсной массы как путем предъявления арбитражным управляющим иска о признании недействительной первой сделки об отчуждении имущества должника и применении последствий ее недействительности в виде взыскания стоимости отчужденного имущества с первого приобретателя (статьи 61.1, 61.6 Закона о банкротстве), так и путем предъявления иска об истребовании этого же имущества из незаконного владения конечного приобретателя (статьи 301, 302 ГК РФ)», – поясняется в определении ВС РФ.

Кроме того, Суд указал, что по смыслу разъяснений, данных в абз. 4–5 п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63, виндикационный иск не подлежит удовлетворению, если к моменту его рассмотрения стоимость вещи уже будет полностью возвращена должнику стороной первой сделки. В иных случаях допускается вынесение двух судебных актов: о применении последствий недействительности сделки путем взыскания стоимости вещи с первого приобретателя и о виндикации той же вещи у конечного приобретателя. При наличии таких судебных актов, если один из них будет исполнен, исполнительное производство по второму оканчивается судебным приставом-исполнителем в порядке ст. 47 Закона об исполнительном производстве.

«Таким образом, правовые механизмы, ограничивающие возможность должника восстановить владение вещью и одновременно получить денежные средства, составляющие ее стоимость, подлежали применению на стадии исполнения постановления суда апелляционной инстанции», – заключил ВС РФ.

Комментируя определение Верховного Суда, партнер, руководитель практики разрешения споров компании Noerr Виктор Гербутов отметил, что оно фактически воспроизвело и поддержало правовую позицию ВАС РФ, отраженную в упомянутом Постановлении Пленума ВАС РФ № 63. При этом он обратил внимание, что недопущение двойного взыскания и неосновательного обогащения истца-банкрота, по мнению ВАС РФ, а теперь и Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, должно обеспечиваться лишь на стадии исполнительного производства в отношении таких требований.

По мнению Виктора Гербутова, данная правовая позиция, направленная на максимальную защиту конкурсной массы, не лишена недостатков. В частности, он отметил, что стадия исполнительного производства при нынешнем регулировании менее пригодна для контроля за недопущением двойного взыскания и неосновательного обогащения взыскателя-банкрота, чем стадия судебного рассмотрения требований. «Осуществив двойное взыскание, компания-банкрот может сразу рассчитаться со своими конкурсными кредиторами и тем самым лишиться средств, которые должны быть возвращены одному из должников», – пояснил эксперт.

Виктор Гербутов также обратил внимание на то, что остается открытым вопрос о применимости указанной позиции к внебанкротным отношениям. В этой связи эксперт выразил сомнение в ее универсальности.

Источник: http://www.intellectpro.ru/press/commenters/sovmestimost_restitutsii_i_vindikatsii/

Виндикационный иск как инструмент защиты имущества для конкурсного управляющего

Конкурсный управляющий обязан принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, что корреспондирует его праву подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок, а также предъявлять иски об истребовании имущества должника у третьих лиц. И если единственной целью покупателей является ограничение обращения взыскания на приобретаемое имущество, суд удовлетворит требования конкурсного управляющего (Определение ВС РФ от 26.03.2015 № 305-ЭС14-5473 по делу № А41-268/2014).

Суть ­дела

Общество «Фризон», признанное впоследствии банкротом, заключило с двумя другими обществами-покупателями догово­ры купли-продажи недвижимого имущества. Один из покупателей приобрел пять объектов, другой — два (первые сделки). Цена продажи, как впоследствии установил суд, была в два раза ниже рыночной. Покупатели зарегистрировали за собой право собственнос­ти на приобретенные объекты и в кратчайшие сроки продали их ООО «Компания „Полиграфик“» (один из ответчиков по делу), это уже были вторые по счету сделки. Спустя некоторое время покупатели, совершившие первые сделки, прекратили деятельность путем реорганизации в форме присоединения. Однако заключенные ими договоры были признаны судом недействительными на основании ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.02 № 127-ФЗ «О несостоя­тельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) при рассмот­рении обособ­ленного спора в рамках дела № А41-9733/12 о несостоятельнос­ти (банкротстве) ООО «Фризон».

Между тем новый собственник имущества, ставшего предметом купли-продажи, ООО «Компания „Полиграфик“», продал все семь объектов ООО «Тессарр Групп» (второй ответчик по делу). На этом серия последовательных сделок завершилась. Правда, в данном случае оплата происходила векселями, и сам факт оплаты вызвал у судов большие сомнения.

Третьим ответчиком стало ООО «СпортСервис», которое все это время фактически владело спорным имуществом и эксплуатировало его как развлекательный комплекс.

Именно признание судом в рамках дела № А41-9733/12 первых сделок недействительными и послужило поводом для обращения конкурсного управляющего общества «Фризон» в суд с иском об истребовании упомянутого недвижимого имущества из чужого незаконного владения — обществ «Компания „Полиграфик“», «Тессарр Групп» и «СпортСервис».

Напомним, что в соответствии с п. 16 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“» если право на вещь, отчужденную должником по сделке, после совершения этой сделки было передано другой стороной сделки иному лицу по следующей сделке (например, по договору купли-продажи), заявление об оспаривании первой сделки предъявляется по правилам ст. 61.8 Закона банкротстве к другой ее стороне. Если первая сделка будет признана недействительной, должник вправе истребовать спорную вещь у ее второго приобретателя только посредством предъявления к нему виндикационного иска вне рамок дела о банкротстве по правилам ст. 301 и 302 ГК РФ. Именно такой иск и предъявил конкурсный управляющий трем упомянутым ответчикам.

­Судебное ­разбирательство

Дело оказалось непростым, и в ходе судебного разбирательства отказы чередовались с удовлетворением требований конкурсного управляющего.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Основные аргументы: имущество выбыло из владения общества «Фризон» по его воле на основании договоров купли-продажи. Последние приобретатели имущества — общества «Компания „Полиграфик“» и «Тессарр Групп» — не знали и не могли знать о неправомернос­ти отчуждения имущества продавцом. При этом продавец получил плату за передачу спорного имущества. С учетом указанных обстоя­тельств, принимая во внимание, что на момент совершения сделки по приобретению имущества право собственности в ­ЕГРП было зарегистрировано за продавцом, суд признал приобретателей спорного имущества добросовестными.

Читайте так же:  Образец жалобы на постановление мирового суда

Десятый арбитражный апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, требования удовлетворил.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и в удовлетворении иска отказал.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, куда в итоге попало рассматриваемое дело, посчитала, что суд кассационной инстанции при разрешении спора вышел за рамки своих полномочий и даже попытался установить новые обстоятельства. Более того, ВС РФ посчитал, что суды первой и кассационной инстанций при рассмотрении дела существенно нарушили нормы материального права. Основой для принятия Определения Судебной коллегии стал вердикт апелляционного суда.

Позиция ­Верховного ­Суда

В силу ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, что корреспондирует его праву подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок, а также предъявлять иски об истребовании имущества должника у третьих лиц.

В данном случае предъявление конкурсным управляющим иска о виндикации направлено на возврат спорного имущества в конкурсную массу должника — общества «Фризон» с целью удов­летворения требований его кредиторов.

Первые договоры купли-продажи спорной недвижимости, как уже было сказано, признаны недействительными судом при рассмот­рении обособленного спора в рамках дела № А41-9733/12. Причем суды пришли к следующим ­выводам:

  • данные договоры заключались лишь с целью вывода из активов общества «Фризон» ликвидного имущества (чтобы на него не было обращено взыскание по требованиям иных кредиторов;
  • сделки совершены при неравноценном встречном исполнении и являются ничтожными (мнимыми), как совершенные лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия;
  • данными сделками причинен вред имущественным правам кредиторов;
  • первым покупателям должно было быть известно о признаках неплатежеспособности должника, они не имели намерения осуществлять полномочия собственников в отношении приобретенного недвижимого имущества и продали его в один день одному и тому же лицу — обществу «Компания „Полиграфик“».

Иными словами, в рассматривае­мом случае условием удовлетворения требования конкурсного управляющего о признании сделки недействительной явилась доказанность действительной воли сторон при совершении сделки, направленной на уменьшение конкурсной массы путем отчуждения имущества по заведомо заниженной стоимости. То есть реализация прав продавца и покупателя по договору была осуществлена исключительно с намерением причинить вред кредиторам.

Суд апелляционной инстанции, удов­летворяя заявленные конкурсным управляющим требования, с учетом оценки представленных суду доказательств в пределах полномочий, предусмотренных ст. 71 АПК РФ, пришел к выводу о том, что общество «Фризон» при совершении сделок купли-продажи спорного имущества не имело намерения передать на праве собственности его иному лицу, а преследовало цель создания видимости возникновения юридических последствий, в частности, добросовестности приобретения данного имущества у последующих его покупателей.

Совокупность имеющихся по делу доказательств позволила суду апелляционной инстанции сделать вывод о недобросовестности участников последовательных сделок по отчуждению спорного имущества, в результате совершения которых права на него перешли к обществам «Компания „Полиграфик“» и «Тессарр Групп».

В данном случае учредителями обществ «Фризон» и «Компания „Полиграфик“» на момент приобретения последним спорного имущества выступали лица, находящиеся в родственных отношениях: один из участников ООО «Фризон» — Сермавкин М.В., родственник участника ООО «Компания „Полиграфик“» Лабеевой И.А., имелись иные связи участников указанных организаций, в частнос­ти, единственный участник фактического владельца спорного имущества — ООО «СпортСервис» Полозова Н.А. одновременно являлась участником ООО «Фризон» (с долей в 46%).

Судьи отметили, что в данном случае значение имеет не размер доли тех или иных взаимосвязанных лиц, а наличие родственной связи как таковой, поскольку именно осведомленность лиц об условиях совершенных ранее сделок в связи с наличием родственной связи между ними влияет на осведомленность общества при совершении юридически значимых сделок.

Оценивая перечисление обществом «Компания „Полиграфик“» на расчетные счета первых покупателей денежных средств в счет оплаты за приобретенное имущество, суд апелляционной инстанции, принял во внимание п. 37 постановления Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» о том, что возмездность приобретения сама по себе не свидетельствует о добросовестности приобретателя, и указал, что данный факт также не является безус­ловным подтверждением добросовестности покупателя, Если доказана осведомленность приобретателя о неправомерном характере сделок, это обстоятельство не может опровергнуть его недоб­росовестность.

Приобретатель не является добросовестным в случае, когда совершению сделки сопутствовали обстоятельства, которые должны были вызвать у приобретателя имущества сомнения в отношении права продавца на отчуждение спорного имущества, в том числе явно заниженная цена этого имущества. Сказанное следует из п. 9 информационного письма Президиу­ма ВАС РФ от 13.11.2008 № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения». Ответчик (в данном случае ООО «Компания „Полиграфик“») должен был усом­ниться в праве первоначальных покупателей на отчуждение имущества, приобретенного по значительно меньшей цене, и, соответственно, задуматься о недействительности этого договора.

Оценив данные обстоятельства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что отчуждение спорного имущества от общества «Фризон» произведено в результате совершения последовательных сделок между взаимосвязанными (аффилированными) лицами — участниками сделок и признал доказанным, что приобретатель знал о неправомерном отчуждении спорного имущества.

Апелляционный суд также пришел к выводу, что схема взаиморасчетов между первоначальными покупателями и ответчиком подтверждает недобросовестность приобретателя спорного имущества, так как по ряду сделок в расчетах применялись векселя, которые не могли у него находиться ввиду отсутствия средств для их приобретения.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Особо стоит сказать о завершающей сделке между ООО «Компания „Полиграфик“» и ООО «Тессарр Групп». Суд апелляционной инстанции признал недоказанным возмездность приобретения спорного имущества последним покупателем, так как оплата приобретенного имущества им до­кумен­тально не подтверждена. ООО «Тессарр Групп» якобы рассчитывалось векселями. Но сами векселя находились у других векселедержателей. При таких обстоятельствах каких-либо препятствий к виндикации спорного имущества не имеется.

Верховный суд РФ согласился с выводами апелляционной инстанции и отменил постановление кассационного суда.


Источник: http://www.eg-online.ru/article/279152/
Виндикационный иск при банкротстве физических лиц
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here