Возмещение морального вреда профессиональное заболевание

Статья на тему: "Возмещение морального вреда профессиональное заболевание" с полным описанием тематики и ответами на интересующие вопросы. За консультацией можно обратиться к дежурному консультанту.

о взыскании компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием № 2-1187/2017

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

01 марта 2017года г.Челябинск

Калининский районный суд г. Челябинска в составе:

председательствующего Вардугиной М.Е.

с участием прокурора Пряловой Д.Н.,

при секретаре Беляевой Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Нестерова Б. Г. к Акционерному Обществу «Челябинский электрометаллургический комбинат» о взыскании компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием,

Нестеров Б.Г. обратился в суд с иском к ответчику АО «ЧЭМК» о взыскании денежной компенсации морального вреда в связи с профессиональным заболеванием, в котором просил взыскать с АО «ЧЭМК» компенсацию морального вреда в размере 250 000 руб.

В обоснование заявленных требований указал, что с 23.10.1975 г. по 24.05.2008 г. состоял в трудовых отношениях с ОАО «ЧЭМК». За время работы у ответчика в связи с длительным воздействием вредных производственных факторов, получил профессиональное заболевание – ***. Актом о случае профессионального заболевания установлено, что непосредственной причиной данного профессионального заболевания послужило длительное воздействие на организм человека вредных производственных факторов. Вины истца в профессиональном заболевании не выявлено. В результате полученного заболевания ему причинен моральный вред***. Также истец испытывает нравственные страдания, ***.

В судебном заседании истец Нестеров Б.Г. и его представитель допущенный к участию в деле по письменному ходатайству Кадышев С.А, поддержали исковые требования по основаниям, изложенным в иске.

Представитель ответчика Матвеева С.С., действующая на основании доверенности от (дата) № факт причинения истцу морального вреда действиями ответчика не оспаривала, однако полагала сумму компенсации завышенной. Также обращала внимание на то, что в связи с особыми условиями труда истец продолжил осуществлять трудовую деятельность, тем самым самостоятельно, своими действиями допустил увеличение причиненного вреда своему здоровью. Полагала, что размер компенсации морального вреда должен быть существенно снижен, исходя из требований разумности и справедливости.

Суд, выслушав стороны, заслушав заключение прокурора, полагавшего требования истца подлежащими частичному удовлетворению, исследовав письменные материалы дела, оценив и проанализировав их по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, находит иск подлежащим частичному удовлетворению по следующим основаниям.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В соответствии со ст. 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства.

Согласно ч. 1, 3 ст. 37 Конституции Российской Федерации каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены.

Статьей 237 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В соответствии с п.1 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Согласно ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства. Суд должен учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В силу п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному лицу морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Как установлено судом, истец Нестеров Б.Г. состоял в трудовых отношениях с ответчиком ОАО «ЧЭМК», с 23.10.1975 г. по 24.05.2008 г., где по октябрь 2006г. работал в плавильных цехах ферросплавного производства, что подтверждается копией трудовой книжки истца.

24.05.2008 г. Нестеров Б.Г. был уволен с АО «ЧЭМК», по собственному желанию.

Актом о расследовании профессионального заболевания от (дата) истцу впервые был установлен диагноз профессионального заболевания – ***, по которому 27.01.2017г. была установлена *** группа инвалидности и *** степени утраты профессиональной трудоспособности на 1 год.

Из сведений, представленных ФКУ «ГБ МСЭ по Челябинской области» Минтруда России от 17.002.2017г. следует, что в 2009г. у истца было выявлено изначально другое профессиональное заболевание –***, по которому утрата профессиональной трудоспособности была установлена бессрочно в размере *** в декабре 2016г.

В ходе проведения расследования случаев профессионального заболевания установлено, что стаж работы Нестерова Б.Г. в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов в АО «ЧЭМК» составлял более 33 лет, а причиной возникновения заболевания названы- несовершенство технологии и неэффективную вентиляцию в период работы истца у ответчика.

Программой реабилитации пострадавшего в результате профессионального заболевания, истцу были рекомендованы: лекарственные средства, санаторно-курортное лечение.

Совокупность указанных выше доказательств, позволяет суду прийти к выводу о том, что производство в плавильном цехе ферросплавного производства АО «ЧЭМК» связано с повышенной опасностью для окружающих, является источником повышенной опасности; исходя из выводов, изложенных в акте о случае профессионального заболевания, возникновение вреда не связано с непреодолимой силой или умыслом потерпевшего, а потому обязанность возместить вред, причиненный истцу, возникает у ответчика независимо от наличия либо отсутствия вины работника.

Учитывая, что профессиональное заболевание у Нестерова Б.Г. возникло в связи с длительным воздействием на организм вредных производственных веществ, истец более 35 лет проработал во вредных условиях труда в плавильных цехах ферросплавного производства, АО «ЧЭМК», представитель ответчика не оспаривал факт возникновения у истца профессионального заболевания в связи с работой на АО «ЧЭМК» и вредный характер условий труда, в которых работал истец, суд приходит к выводу о доказанности причинно-следственной связи между трудовой деятельностью истца на АО «ЧЭМК» и наступившими неблагоприятными последствиями – профессиональным заболеванием.

Читайте так же:  Если отказали в жалобе верховный суд

Доводы представителя ответчика о халатном отношении к своему здоровью, повлекшее усугубление вреда его здоровью, суд находит несостоятельными, поскольку, продолжая работать после установления профессионального заболевания, он реализовывал конституционное право на труд, при этом законодательством – ранее действующим Кодексом законов о труде РСФСР (ст. 139) и ныне действующим Трудовым кодексом Российской Федерации (ст. 212) — обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда в организации возлагаются на работодателя.

Согласно ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

С учетом установленных обстоятельств, суд полагает доказанным, что факт причинения Нестерову Б.Г. в результате воздействия вредных производственных факторов физических и нравственных страданий, связанных с развитием и течением у него профессиональных заболеваний, которые нарушают личные неимущественные права истца.

В соответствии со ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает характер и степень причиненных истцу физических и нравственных страданий, фактические обстоятельства причинения вреда – наличие профессионального заболевания; продолжительность периода, отработанного в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных факторов в АО «ЧЭМК» более 33 лет, степень вины ответчика в возникновении каждого заболевания, возраст истца, степень утраты им трудоспособности (***), инвалидность *** группы по причине профзаболевания, а также невозможность полного устранения последствий воздействия неблагоприятных факторов на здоровье истца, добровольный выбор истцом работы во вредных условиях труда, требования разумности и справедливости, в связи с чем считает возможным взыскать в пользу Нестерова Б.Г. компенсацию морального вреда в размере 180 000 рублей.

Оснований для удовлетворения требований истца в заявленном размере 250 000 рублей, суд не находит.

Кроме того, учитывая положение ч. 1 ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о взыскании с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, государственной пошлины, от уплаты которых истец был освобожден, с АО «ЧЭМК» подлежит взысканию в доход местного бюджета государственная пошлина в размере 300 рублей, исчисленная в соответствии с подп.3 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 12, 103, 193, 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

Исковые требования Нестерова Б. Г. к акционерному обществу «Челябинский электрометаллургический комбинат» о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, удовлетворить частично.

Взыскать с акционерного общества «Челябинский электрометаллургический комбинат» в пользу Нестерова Б. Г. в счет компенсации морального вреда 180 000 рублей, в остальной части в иске отказать.

Взыскать с акционерного общества «Челябинский электрометаллургический комбинат» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 300 рублей.

Решение может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Челябинский областной суд через Калининский районный суд г.Челябинска в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий М.Е. Вардугина

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ:

ООО СК «ВТБ Страхование» обратилось в суд с иском к Шайб М.В. о взыскании денежных средств в сумме 50 870 рублей 85 копеек. Также просили взыскать с ответчика расходы по оплате государственной пошлины в сумме 1 727 рублей.В обоснование заявленных .

ООО «Региональное взыскание долгов» обратилось в суд с иском к Марченко Е.Ю. об установлении начальной продажной стоимости залогового имущества – автомобиля Хундай Акцент, (дата) выпуска, идентификационный №, принадлежащего ответчику в размере 79 .


Источник: http://www.sud-praktika.ru/precedent/227410.html

Взыскание компенсации морального вреда за профзаболевание

В офис «Единого центра защиты» в г. Челябинске обратились сразу 2 клиента с просьбой о помощи во взыскании компенсации за причиненный моральный вред с работодателей. В условиях воздействия вредных производственных факторов у них возникло профессиональное заболевание.

В соответствии с пунктом 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Исходя из части 1 статьи 212 ТК РФ, обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагается на работодателя, он считается виновным в получении работником профессионального заболевания в процессе трудовой деятельности, если не докажет иное. Работодатель может быть освобожден от выплаты компенсации работнику морального вреда при предоставлении доказательств того, что физические и (или) нравственные страдания были причинены вследствие действия непреодолимой силы либо умысла самого работника.

Подразделение компании смогло добиться в судебном порядке взыскания с работодателя в пользу клиентов компенсации морального вреда в общем размере 240 000 руб.

Дела рассматривались Калининским районным судом г. Челябинска

Источник: http://edin.center/newsfeed/vzyskanie-kompensacii-moralnogo-vreda-za-profzabolevanie

Возможна ли компенсация морального вреда, если работником получено профессиональное заболевание?

Нормами федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» предусмотрено, что возмещение застрахованному лицу морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Если заболевание работника является профессиональным и получено в период его работы вследствие воздействия вредных производственных факторов в процессе выполнения трудовых обязанностей по вине работодателя, при этом установлено отсутствие вины работника в возникновении профессионального заболевания, то работодатель не освобождается от обязанности возместить причиненный моральный вред, даже при отсутствии у работника группы инвалидности или степени утраты профессиональной трудоспособности. Возмещению морального вреда может быть произведено в судебном порядке.

Читайте так же:  Объектом виндикационного иска является только

Источник: http://takt-tv.ru/proekty/vazhno-znat/vozmozhna-li-kompensatsiya-moralnogo-vreda-esli-rabotnikom-polucheno-professionalnoe-zabolevanie

Компенсация морального вреда при утрате работоспособности

Норма подп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ, предусматривающая учет в составе расходов сумм возмещения причиненного ущерба, не конкретизирует, какой ущерб подлежит возмещению — материальный или моральный, и не содержит прямого запрета на включение в состав внереализационных расходов затрат на возмещение морального вреда.

Реквизиты судебного акта

ООО «Восточно-Бейский разрез»

Межрайонная инспекция ФН С России № 2 по Республике Хакасия

Суть дела

Коллективным договором общества было предусмотрено, что в случае установления впервые работнику организации, осуществляющей добычу (переработку) угля, утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания в счет возмещения морального вреда работодатель осуществляет единовременную выплату из расчета 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (с учетом суммы единовременного пособия, выплачиваемого из ФСС России) на основании заявления работника с учетом приложенного документа о сумме фактической выплаты ФСС РФ. Аналогичные положения содержались и в Федеральном отраслевом соглашении по угольной промышленности РФ.

Руководствуясь этими документами, общество осуществило выплату компенсации морального вреда в связи с утратой трудоспособности бывшим работником общества и включило эту выплату в состав внереализационных расходов.

Налоговики признали это неправомерным. По их мнению, такие выплаты не отвечают требованиям положений ст. 252 НК РФ, поскольку характер произведенных выплат не позволяет признать, что данные затраты направлены обществом на получение дохода. Они были выплачены как дополнительные социальные гарантии и компенсации, предусмотренные отраслевым соглашением, и не являются выплатой стимулирующего характера.

Общество обратилось в суд.

Решение судов

Суд первой инстанции поддержал налоговиков, указав, что спорные выплаты не носят производственного характера, не связаны с оплатой труда работника и не направлены на получение дохода налогоплательщиком.

Апелляционная инстанция с коллегами не согласилась. При вынесении решения судьи исходили из следующего.

Обязанность работодателя компенсировать моральный вред, причиненный работникам в связи с исполнением трудовых обязанностей, предусмотрена положениями ст. 22, 237 ТК РФ. В силу п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24.07.98 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Согласно ч. 1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 (обязательства вследствие причинения вреда) и ст. 151 ГК РФ, которая, в частности, определяет, что моральный вред связан с физическими или нравственными страданиями.

В соответствии с подп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией, в частности, расходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также расходы на возмещение причиненного ущерба.

В этой норме не конкретизируется, какой ущерб подлежит возмещению — материальный или моральный, и не содержится прямого запрета на включение в состав внереализационных расходов затрат на возмещение морального вреда.

При этом в условиях, когда размер и случаи возмещения морального вреда определены законодательством, коллективным договором и федеральным отраслевым соглашением, возмещение морального вреда может быть осуществлено работодателем в добровольном порядке на основании соглашения с работником, без обращения в суд.

Исходя из этого, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что общество правомерно включило спорные выплаты в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу прибыль. При этом он указал, что ссылка налогового органа на факт прекращения трудовых отношений с работником на момент осуществления спорных выплат при данных обстоятельствах не препятствует обществу включить их в состав внереализационных расходов.

АС Восточно-Сибирского округа коллег из апелляционной инстанции поддержал.

Арбитражная практика

Аналогичное решение было вынесено АС Уральского округа в постановлении от 21.12.2017 № Ф09-7394/17. В этом деле налоговики пришли к выводу, что в подп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ под ущербом подразумеваются материальные расходы, необходимые для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения имущества, а не нравственные или физические страдания гражданина. Действующее законодательство разделяет понятия ущерб и моральный вред, ввиду чего затраты на возмещение морального вреда к внереализационным расходам не относятся.

Однако суд решил, что затраты общества на компенсацию своим работникам морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, правомерно были отнесены им к внереализационным расходам, поскольку в силу действующего законодательства общество обязано было компенсировать своим работникам и ущерб, нанесенный их здоровью, и моральный вред.

Позиция официальных органов

Минфин России и ФНС России придерживаются по этому вопросу противоположного подхода.

Так, в письме от 16.02.2012 № 03-03-06/4/8 специалисты финансового ведомства разъяснили, что выплата единовременной компенсации работнику в связи с установлением ему утраты профессиональной трудоспособности не учитывается для целей налогообложения, поскольку носит непроизводственный характер и не связана с оплатой труда работника.

А ФНС России в письме от 16.07.2012 № ЕД-4-3/[email protected] пришла к выводу, что единовременные выплаты в счет возмещения морального вреда, предусмотренные Федеральным отраслевым соглашением по угольной промышленности РФ, не могут быть приравнены к возмещению причиненного ущерба и, соответственно, не могут учитываться в целях налогообложения по основаниям, предусмотренным подп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/401985/

Компенсация морального вреда за профессиональное заболевание

Верховный суд РФ в своем определении от 20 декабря 2016 года № 67-КГ 16-22 принял решение о компенсации морального вреда за профессиональное заболевание, полученное сотрудником «вредного» производства.

Рассмотрев материалы разбирательства в судах всех инстанций Верховный суд РФ в определении от 20 декабря 2016 года № 67-КГ 16-22 учел следующие обстоятельства.

Читайте так же:  Ограничение дееспособности совершеннолетних граждан

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, принял во внимание заключение судебно-медицинской экспертизы. Суд пришел к выводу, что между имеющимся у истца профессиональным заболеванием и негативным воздействием на его организм вредных производственных факторов во время работы у ответчика имеется причинно-следственная связь; поскольку ответчик не создал истцу безопасных условий труда, тем самым причинив ему моральный вред в результате профессионального заболевания.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда указанное решение суда оставлено без изменения. В кассационной жалобе ответчика ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ для отмены судебных постановлений, как незаконных, в части удовлетворения исковых требований о компенсации морального вреда и принятия по делу в этой части нового решения об отказе в удовлетворении требований.

Верховный суд РФ снизил размер компенсации морального вреда за вред здоровью причиненный работнику условиями труда.

По мнению Верховного суда РФ размер компенсации морального вреда определяется судом вне зависимости от размера, установленного соглашением сторон, и вне зависимости от имущественного ущерба, которым в случае трудового увечья или профессионального заболевания является утраченный средний заработок работника.

Суд учел пункт 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», где со ссылкой на статью 237 Трудового кодекса РФ компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учётом объёма и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости. Аналогичные критерии определения размера компенсации морального вреда содержатся и в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в редакции от 6 февраля 2007 г.).

Судебная коллегия по гражданским делам Российской Федерации полагает, что высказанное судами усмотрение в части определения размера компенсации морального вреда истцу по доводам кассационной жалобы не может быть пересмотрено со ссылкой на завышенность данного размера.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 20 декабря 2016 г.

№67-КГ 16-22

Указанное единовременное пособие в счёт возмещения морального вреда в связи с утратой профессиональной трудоспособности вследствие профессионального заболевания получено Абакумовым А.М. в сумме 57 554,64 руб. по платёжному поручению от 24 ноября 2010 г. Заключением медико-социальной экспертизы (справка МСЭ-2006 от 29 сентября 2011 г.) Абакумову А.М. определена степень утраты трудоспособности в результате профессионального заболевания в размере 30%. В соответствии с программой реабилитации Абакумова А.М., утверждённой федеральным государственным учреждением «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Новосибирской области» (филиал № 4), выданной к акту освидетельствования от 30 августа 2012 г. № 2051, Абакумов А.М. нуждается в реабилитации как пострадавший в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, ему показано санаторно-курортное лечение, лекарственные средства.

По заключению заочной судебно-медицинской экспертизы Регионального экспертного бюро, назначенной определением Искитимского районного суда Новосибирской области от 13 сентября 2013 г. по ходатайству представителя АО «Сибирский Антрацит» для определения причин возникновения заболеваний истца, срока их наступления, наличия признаков заболевания на момент трудоустройства в АО «Сибирский Антрацит», установлено, что имеющееся у Абакумова А.М. профессиональное заболевание возникло и развивалось у него в период его работы не только в АО «Сибирский Антрацит», но и ранее, при работе у других работодателей. Тем самым признаки 5 профессионального заболевания у истца имелись и на момент его трудоустройства в АО «Сибирский Антрацит», при этом степень воздействия вредных производственных факторов на предприятии ответчика составляет 34,3 % в трудовом стаже работника.

Обратившись в суд с настоящим иском, Абакумов А.М. в обоснование своих требований ссылался на положения статей 212 и 219 Трудового кодекса Российской Федерации, предусматривающие обязанность работодателя обеспечить безопасные условия труда и право работника на труд в условиях, отвечающих требованиям охраны труда, которую, по мнению истца, ответчик не исполнил, что повлекло повреждение здоровья Абакумова А.М. и, как следствие, его право на компенсацию морального вреда в соответствии с пунктом 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

При этом, по мнению суда апелляционной инстанции, произведённая ответчиком выплата является единовременным пособием, предусмотренным локальным нормативным актом и пунктом 9.11 коллективного договора, а не компенсацией морального вреда, причинённого профессиональным заболеванием. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что с вынесенными по делу судебными актами частично нельзя согласиться по следующим основаниям. В силу абзаца второго пункта 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаях на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причинённого в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в соответствии со статьёй 237 названного кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учётом объёма и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости. Аналогичные критерии определения размера компенсации морального вреда содержатся и в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в редакции от 6 февраля 2007 г.).

Читайте так же:  Операция на пкс коленного сустава сроки восстановления

Действующим гражданским процессуальным законодательством суду кассационной инстанции не предоставлены полномочия по переоценке установленных судами первой и апелляционной инстанций фактических обстоятельств дела и представленных участвующими в деле лицами доказательств. Вместе с тем судебные постановления нельзя признать законными в части удовлетворения исковых требований Абакумова А.М. о компенсации морального вреда, причинённого профессиональным заболеванием на производстве, без учёта единовременной выплаты компенсации морального вреда в размере 57 554,64 руб., выплаченной ответчиком истцу в бесспорном порядке на основании Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности Российской Федерации на 2010-2012 годы и коллективного договора, поэтому судебные акты в данной части подлежат изменению. С АО «Сибирский Антрацит» в пользу Абакумова А.М. должно быть взыскано 282 445 руб. 36 коп. в счёт компенсации морального вреда, причинённого профессиональным заболеванием.

В остальной части решение Искитимского районного суда Новосибирской области от 14 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 10 февраля 2015 г. являются правильными. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, 11 определила: решение Искитимского районного суда Новосибирской области от 14 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 10 февраля 2015 г. в части взыскания с ЗАО «Сибирский антрацит» в пользу Абакумова А.М. 340 000 рублей в счет компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, изменить, взыскав с ЗАО «Сибирский Антрацит» в пользу Абакумова А.М. 282 445 руб. 36 коп. в счет компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием. В остальной части решение Искитимского районного суда Новосибирской области от 14 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 10 февраля 2015 г. оставить без изменения.

Источник: http://cpk42.com/kompensatciia-moralnogo-vreda-za-professionalnoe-zabolevanie/

По иску о возмещении морального вреда, причиненного получением профессионального заболевания. Решение от 18 августа 2011 года №. Самарская область.

Судья Нефтегорского районного суда Самарской области Лопутнев *.*., при секретаре Сургаевой *.*., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Руднев *.*. к ООО «Транзит» о возмещении морального вреда, причиненного получением профессионального заболевания,

Истец обратился с данным иском указав, что работал водителем а/м КамАЗ у ответчика с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. Стаж работы в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов, которые могли вызвать профзаболевание, составил 23 года 3 месяца 28 дней. В феврале 2011 года был уволен по ст.77 п.8 ч.1 ТК РФ в соответствии с медицинским заключением. Противопоказана работа в контакте с шумом, вибрацией, нагрузкой на позвоночник, в вынужденной

позе, тяжелый физический труд и переохлаждение. ДД.ММ.ГГГГ отделением профпаталогии у него было установлено профзаболевание: « ». ДД.ММ.ГГГГ МСЭ установлена инвалидности и степень утраты профессиональной трудоспособности Работая у ответчика подвергался воздействию вредных и опасных химических веществ, пребывал в фиксированной рабочей позе сидя более 50% времени за рулем. Условия труда по показателям вредности и опасности факторов производственной среды, тяжести и напряженности трудового процесса на а/м КамАЗ относятся к 3 классу 2 степени, воздействие которых приводит к развитию профзаболеваний с потерей профессиональной трудоспособности. Причинен моральный вред, который выражается в физических и нравственных страданиях, он стал инвалидом, утратил трудоспособность, нуждается в постоянном лечении, который оценивает в 300000 рублей. Просил взыскать с ответчика указанную сумму.

В судебном заседании истец и его представитель заявленные требования поддержали по основаниям, указанным в заявлении, дополнив требованием о взыскании расходов на оплату услуг представителя в сумме 5000 рублей. Истец пояснил, что работал на одном и том же а/м КамАЗ, условия труда были одинаковыми.

Представитель ответчика с иском не согласился указав, что не представлено доказательств о расследовании профзаболевания и характеристики условий труда в ООО «Транзит». Истец предъявляет требования по одному и тому же страховому случаю без предоставления каких-либо новых доказательств. Общество фактически прекратило свою деятельность, но до настоящего времени

Выслушав объяснения сторон, рассмотрев представленные документы, суд приходит к следующему выводу.

Как установлено в судебном заседании истец работал водителем а/м КамАЗ в ООО «Транзит» с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, куда был принят переводом из ОАО « », где в свою очередь работал в той же должности с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ и с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ и был уволен в соответствии с медицинским заключением и отсутствием соответствующей работы (п.8 ч.1 ст.77 ТК РФ). В период работы в ОАО « » у него было установлено профессиональное заболевание – « », что подтверждено актом о случае профзаболевания от ДД.ММ.ГГГГ, из которого видно, что причиной его возникновения послужило длительное воздействие на организм вредных производственных факторов: тяжесть трудового процесса, в частности периодическое, более 50% времени смены, нахождение в фиксированной позе. Заболевание выявлено при обращении. Стаж работы в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов 23 года 3 месяца 28 дней. Наличия вины работника, а также ранее профзаболевания у него не установлено. Заболевание возникло в результате несовершенства рабочего места (л.д. 6-10). На основании указанного акта филиалом № 21 Главного бюро МСЭ по Самарской области установлена утрата у истца профессиональной трудоспособности срок с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ, а также установлена инвалидности по профзаболеванию на

Согласно ст.3 Закона РФ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев и профессиональных заболеваний» под профессиональным заболеванием понимается хроническое или острое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия на него вредных производственных

факторов и повлекшее временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности.

В соответствии с п.30 Положения о порядке расследования профзаболевания, установленного Постановлением Правительства РФ № 967 от 15.12.2000 года, акт о случае профзаболевания является документом, устанавливающим профессиональный характер заболевания, возникшего у работника на данном производстве. Согласно п.14 данного Положения заключительный диагноз хронического профессионального заболевания устанавливает Центр профпатологии на основании клинических данных состояния здоровья работника и представленных документов (в т.ч. возникшее спустя длительный срок после прекращения работы в контакте с вредными веществами или производственными факторами).

Читайте так же:  Профилактика комиссия по делам несовершеннолетних

В соответствии с п.16 Постановления Правительства РФ № 789 от 16.10.2000 года и п.25 Постановления Минтруда и социального развития РФ № 56 от 18.07.2001 года 40% утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в случаях, если пострадавший вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания может в обычных производственных условиях продолжать профессиональную деятельность с выраженным снижением квалификации либо с уменьшением объема выполняемой работы или если он утратил способность продолжать профессиональную деятельность вследствие умеренного нарушения функций организма, но может в обычных производственных условиях выполнять профессиональную деятельность более низкой квалификации.

В силу ст.8 ч.3 Закона РФ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев и профессиональных заболеваний» возмещение морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Согласно ст.1064 ГК

РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине.

В соответствии со ст.151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, к которым относится жизнь, здоровье и др., суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Согласно ст.1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

В соответствии со ст.1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определятся в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда, когда вина является основанием для возмещения вреда. При этом характер физических и нравственных страданий оценивается с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

В судебном заседании с достоверностью нашло подтверждение установление у истца профзаболевания, что является основанием для взыскания морального вреда. Причинение физических и нравственных страданий из-за этого сомнений не вызывает, т.к. был причинен вред его здоровью, находящийся

в причинной связи с трудовой деятельностью на протяжении длительного времени во вредных для организма условиях, выразившейся в приобретении заболевания, приведшего к ограничению трудоспособности и невозможности работы по профессии. Представленные доказательства указывают на то, что к вредным производственным факторам, приведшим к возникновению профзаболевания, относится пребывание в фиксированной рабочей позе более 50% времени смены, воздействие которого имело место и в ООО «Транзит». Для профзаболевания характерен длительный процесс воздействия таких факторов, и оно может проявиться в любое время, в т.ч. и после окончания работы на предприятии, в котором имело место воздействие таких факторов.

Доводы ответчика о недоказанности воздействия на истца вредных производственных факторов во время работы в организации суд отвергает, поскольку установлено, что рабочее место водителя а/м по параметрам нахождения в фиксированной рабочей позе, явившимся причиной возникновения у истца профзаболевания, не соответствует требованиям безопасности, т.е. свидетельствует о его несовершенстве. Работа истца после увольнения из ООО «Транзит» в данном случае значения не имеет ввиду возможности проявления последствий воздействия вредных производственных факторов в виде профзаболевания и через определенное время после окончания работы в таких условиях. Обязанность создания работнику безопасных условий труда лежит на работодателе. Доказательств нарушения истцом требований внутреннего распорядка или условий технологического процесса, что могло бы привести к увеличению степени воздействия вредных факторов, не представлено.

Ссылка на фактическое прекращение деятельности общества не может быть принята во внимание, поскольку в силу ч.8 ст.63 ГК РФ юридическое лицо считается прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ.

При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает степень тяжести причиненного вреда и установленный процент утраты профессиональной трудоспособности, не лишающий возможности осуществления трудовой деятельности, однако лишающей возможности работы по профессии, вину ответчика как причинителя вреда, не обеспечившего надлежащим образом безопасные условия труда, и отсутствие вины работника, продолжительность работы в ООО «Транзит», составляющую 1 год 8 месяцев, при общем стаже работы в условиях воздействия вредных производственных факторов 23 года 3 месяца 28 дней, требования разумности и справедливости и полагает возможным определить его в размере 12000 рублей.

На основании ст.ст.98 и 103 ч.1 ГПК РФ с ответчика подлежит взысканию в доход государства госпошлина, от уплаты которой истец освобожден на основании ст.333.36 ч.1 п.3 НК РФ, исходя из размера, установленного ст.333.19 ч.1 п.3 НК РФ. Также на основании ст.100 ГПК РФ подлежат взысканию расходы на оплату услуг представителя в лице адвоката, размер которых с учетом объема и содержания искового заявления, степени подготовленности иска и обоснованности заявленных требований, обеспеченности доказательствами, участия представителя в судебном заседании, принципов разумности и справедливости суд считает возможным определить в 2000

Руководствуясь ст.ст.194 – 199 ГПК РФ,

Исковые требования Руднева *.*. удовлетворить частично.

Взыскать с ООО «Транзит» в пользу Руднев *.*. 12000 (двенадцать тысяч) рублей в счет компенсации морального вреда, причиненного получением профессионального заболевания, 2000 (две тысячи) рублей в счет возмещения расходов по оплате услуг представителя. Всего 14000 (четырнадцать тысяч) рублей.

Взыскать с ООО «Транзит» 200 (двести) рублей госпошлину в доход государства.

Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам Самарского областного суда в течение 10 дней со дня его изготовления в окончательной форме через Нефтегорский районный суд.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://resheniya-sudov5.ru/3/191933/

Возмещение морального вреда профессиональное заболевание
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here