Возмещение убытков пенсионному фонду

Статья на тему: "Возмещение убытков пенсионному фонду" с полным описанием тематики и ответами на интересующие вопросы. За консультацией можно обратиться к дежурному консультанту.

Возмещение убытков пенсионному фонду

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

«Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!»

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 августа 2002 г. N 11-Г02-19 Суд направил дело в части отказа в иске об индексации несвоевременно выплаченных пенсионных сумм на новое рассмотрение, поскольку в результате инфляционных процессов своевременно невыплаченные истцу денежные суммы утратили свою покупательную способность

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 августа 2002 г. N 11-Г02-19

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 16 августа 2002 г. дело по иску К.С.И. к Военному комиссариату Республики Татарстан о взыскании невыплаченной части пенсии, неустойки за не своевременную выплату пенсии, компенсации морального вреда, возмещения убытков путем применения индекса потребительских цен по кассационной жалобе К.С.И. на решение Верховного суда Республики Татарстан от 6 июня 2002 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации П.С.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

К.С.И. обратился в суд с иском к Военному комиссариату Республики Татарстан о взыскании невыплаченной части пенсии, неустойки за несвоевременную выплату пенсии, компенсации морального вреда, возмещения убытков путем применения индекса потребительских цен.

В обоснование иска указано на то, что он является пенсионером Министерства Обороны Российской Федерации, уволен в запас с 17 марта 1992 года с должности секретаря партийной комиссии при политическом отделе Казанского высшего командно-инженерного училища Ракетных войск имени Маршала артиллерии Ч.М.Н. С 18 марта 1992 года ему назначена пенсия. Однако при назначении пенсии Военным комиссариатом Республики Татарстан допущена ошибка в определении должностного оклада. Неправильное определение его должностного оклада привело к нарушению его прав и охраняемых законом интересов. В результате чего он с марта 1992 года недополучал положенную ему пенсию. В связи с этим истец просил суд взыскать с Военного комиссариата Республики Татарстан неполученную часть пенсии с учетом индекса потребительских цен в Республике Татарстан, пени за каждый день просрочки, всего в размере 1 041 615 руб. 38 коп., компенсировать моральный вред в сумме 50 000 руб., поскольку в результате виновных действий ответчика понес нравственные страдания. Разницу неполученной пенсии взыскать за период с 1 апреля 1992 г. по 31 мая 2001 года, так как с 2001 по 2002 год ему сделали перерасчет пенсии.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Представитель Военного Комиссариата Республики Татарстан иск К.С.И. не признал и пояснил, что действительно при назначении ему пенсии его должностной оклад определен неправильно. Однако в этом вины Военного Комиссариата Республики Татарстан не имеется. Должностной оклад истца определен исходя из его расчетной книжки. Поскольку, должностной оклад истца при назначении пенсии был определен неправильно, за прошедший год пенсия истца пересчитана и ему выплачена неполученная им часть пенсии.

Представитель, привлеченного к участию в деле в качестве ответчика Казанского филиала Военного артиллерийского университета иск К.С.И. не признал и пояснил, что артиллерийский университет назначением пенсии не занимается, а потому к данному спору названный университет отношения не имеет.

Решением Верховного суда Республики Татарстан от 6 июня 2002 г. иск К.С.И. удовлетворен частично. Взыскана с Военного комиссариата Республики Татарстан в пользу К.С.И. своевременно неполученнуая часть пенсии в размере 15 874 руб. 76 коп. В остальной части в удовлетворении его требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной К.С.И., поставлен вопрос об отмене решения по тем основаниям, что ему не возмещен имущественный ущерб, включая убытки с учетом индекса потребительских цен и моральный вред, полагает, что судом первой инстанции в этой части неправильно применен материальный закон.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей частичному удовлетворению.

Согласно статье 43 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» (в редакции от 6 декабря 2000 года ), пенсии, назначаемые лицам, указанным в статье 1 настоящего Закона, и их семьям, исчисляются из денежного довольствия военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел. Для исчисления им пенсии учитываются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, оклады по должности, воинскому или специальному званию и процентная надбавка за выслугу лет, включая выплаты в связи с индексацией денежного довольствия.

Согласно части 2 статьи 58 указанного Закона, сумма пенсии, не полученная пенсионером своевременно по вине органа, назначающего или выплачивающего пенсию, выплачивается за прошлое время без ограничения каким — либо сроком.

Как видно из материалов дела, истец из Вооруженных Сил СНГ уволен в запас по сокращению штатов с 17 марта 1992 года. С указанного времени ему назначена пенсия. При этом должностной оклад при назначении ему пенсии Военным Комиссариатом Республики Татарстан определен в размере 2 210 рублей, исходя из записи в разделе N 14 его расчетной книжки. На момент обращения истца в суд размер пенсии составлял 1 561 руб.

В судебном заседании истец согласился с порядком расчета размера неполученной пенсии и ее размером в сумме 145 руб. 64 коп. Эта сумма подтверждена приведенным в решении расчетом суда. Должностной оклад истца с учетом индексации на данный момент составляет 929 рублей, оклад по воинскому званию 660 рублей, процентная надбавка за выслугу лет 556 руб. 15 коп., месячная стоимость продовольственного пайка 603 руб. 33 коп. Итого 2753 руб. 48 коп. Размер пенсии истца составляет 62% от 2 553 руб. 48 коп., то есть 1707 руб. 16 коп. До пересмотра должностного оклада истца сумма его пенсии в месяц составляла 1561 руб. 52 коп. Таким образом, судом правильно определена разница между новыми и прежними размерами пенсии, составляющая 145 руб. 64 коп (1707 руб. 16 коп. — 1561 руб. 52 коп. = 145 руб. 64 коп.). За период с 1 июня 2001 года по 31 мая 2002 года истцу выплачена разница в пенсии в размере 1 747 руб. 68 коп. Следовательно разница между новым и прежним размером пенсии подлежит взысканию за период с 1 апреля 1992 года по 31 мая 2001 года (109 месяцев) составит (145 руб. 64 коп. х 109) 15 874 руб. 76 коп.

Читайте так же:  Заявление в суд на жилье сироте

Судебная коллегия полагает, что решение суда в вышеприведенной части является законным и обоснованным, выводы суда мотивированы и оснований для отмены решения суда в данной части не имеется.

Истец в кассационной жалобе соглашается с расчетом суда как с базовым, утверждая, однако, что суду следовало индексировать сумму недоплаты пенсии с учетом индекса потребительских цен и взыскать с ответчика компенсацию морального вреда.

Что касается отказа в иске о компенсации морального вреда, то решение суда в этой части также является правильным, поскольку неправильным назначением истцу пенсии были нарушены его имущественные права, а компенсация морального вреда по смыслу ст. 151 ГК РФ взыскивается при нарушении личных неимущественных прав.

Судом правильно отказано истцу в иске о взыскании неустойки. Согласно ст. 330 ГК РФ неустойкой признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств.

Поскольку законом не установлена неустойка за неполную выплату пенсии, оснований для ее взыскания в пользу истца не имеется.

Кроме этого в исковом заявлении истцом поставлен вопрос о взыскании убытков, связанных с недоплатой пенсии, путем применения индекса потребительских цен. В этой связи к материалам дела приобщен сводный индекс потребительских цен за период недоплаты пенсии истцу (л.д. 101-103).

Свой отказ в иске в этой части суд мотивировал тем, что неполученная часть пенсии истцу взыскивается с учетом индексации, начиная с 1992 года.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя, поскольку суд не проиндексировал взысканную сумму по индексу потребительских цен. В результате инфляционных процессов своевременно невыплаченные К.С.И. денежные суммы утратили свою покупательную способность. Это безусловно причинило ему убытки, которые в соответствии со ст.ст. 15 , 1064 и 1082 ГК РФ должны быть ему полностью возмещены. Определяя их размер с учетом требований истца суд вправе руководствоваться сводным индексом потребительских цен, рассчитываемым местными органами государственной статистики, как экономическим показателем, объективно отражающим уровень инфляции в регионе. Это правило распространяется и на обязанность возмещения причиненных убытков в результате несвоевременной выплаты пенсии.

В соответствии со ст. 1 Закона РСФСР «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР» (далее Закон) индексация есть установленный государством механизм увеличения денежных доходов и сбережений граждан в связи с ростом потребительских цен. Цель индексации — поддержание покупательной способности денежных доходов и сбережений граждан. Индексация может сочетаться, а в некоторых случаях и заменяться иными методами государственного регулирования доходов населения (пересмотр уровня оплаты труда, размеров пенсий, социальных пособий и так далее).

Для индексации денежных доходов и сбережений граждан используется индекс потребительских цен на продовольственные и непродовольственные товары, а также платные услуги. Он рассчитывается нарастающим итогом ежеквартально с начала года на базе статистических данных, полученных в результате наблюдений за изменением розничных цен в государственной, кооперативной и частной торговле, а также в сфере услуг на основе фактически сложившегося уровня потребления за предыдущий год в РФ по фиксированному набору основных потребительских товаров и услуг. Наблюдение за изменением потребительских цен осуществляет специальная государственная служба, действующая в составе республиканских и местных статистических органов ( ст. 3 Закона).

Таким образом, суд неправильно истолковал материальный закон и пришел к необоснованному выводу об отказе в индексации недополученной пенсии по правилам Закона РСФСР «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР», что на основании п. 4 ст. 306 ГПК РСФСР влечет отмену судебного решения в названной части.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 , 2 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного суда Республики Татарстан от 6 июня 2002 года в части отказа в иске об индексации несвоевременно выплаченных пенсионных сумм отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В остальной части это же решение оставить без изменения, а кассационную жалобу К.С.И. — без удовлетворения.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/5553489/

Кто должен компенсировать утерянный инвестиционный доход при незаконном переводе накопительной части пенсии из ПФР в НПФ?

Путем оформления мошенниками поддельных документов (заявления о досрочном переходе из ПФР в НПФ и договора об обязательном пенсионном страховании) средства моих пенсионных накоплений были переведены из ПФР в АО «НПФ Согласие». При этом ПФР был удержан инвестиционный доход моих пенсионных накоплений за последние четыре года.

Решением суда договор об обязательном пенсионном страховании признан недействительным, ответчика (АО «НПФ Согласие») обязали вернуть в ПФР средства пенсионных накоплений, проценты за неправомерное их использование, доход от их инвестирования за период использования и судебные расходы.

Однако, в удовлетворении компенсировать ответчиком удержанный ПФР инвестиционный доход, т.е. потерянный мной в результате неправомерных действий ответчика, судом отказано. Суд дал следующий мотивированный отказ:

— удержанный инвестиционный доход ответчику не передавался;

— на основании ст. 1 (п. 1) ГК РФ должны быть восстановлены мои права;

— в соответствии с абз. 3 ст. 12 ГК РФ должно быть восстановлено положение, существовавшее до нарушения права, путем возврата удержанного инвестиционного дохода.

Из которого значит, что удержанный инвестиционный доход должен вернуть ПФР.

Звонил в ПФР они не хотят ничего возвращать.

Как добиться восстановления инвестиционного дохода?

Источник: http://www.9111.ru/questions/16565739/

Можно ли взыскать с пенсионного фонда маральный вред

В апреле одинадцатого года я обратился в пенсионный фонд с заявлением о назначении мне льготной пенссии согласно выслуге лет по списку №2, на что получил отказ, затем я обратился в суд, судебные заседания шли до марта 12 года, после чего суд в конечном итоге удовлетворил мои исковые требования и обязал ПФ начислить мне пенсию с момента моего обращения к ним, по истечению месяца после вынесения решения ПФ так мне и неначислил нечего на вопрос когда кормят неделями мотивируя что это льготная пенсия процедура назначения не проста и что находится на подписании у руководства данный ответ я слышу больше месяца, я работал в основном на тяжелых работах, и к настоящему времени мне 57 лет у меня имеются заболевания межпозвоночная грыжа и протрузии, вобщем постоянные боли в спине, ограниченность в нагрузках движении, в течении года из за нервной обстановки с судами и необходимости работать чтоб зарабатывать на жизнь вопреки заболеваниям у меня выявелось сердечное растройство мне поставили деагноз и я прохожу курс лечения, можно ли ввиду вышеперечисленного взыскать моральный вред с пенсионного фонда.

Читайте так же:  Негаторный иск пример из жизни

Источник: http://www.9111.ru/questions/1650196/

Возмещение убытков пенсионному фонду

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

«Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!»

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 3 июля 2008 г. N А57-1141/07 Возмещение морального вреда, причиненного действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, производится только в случаях, предусмотренных законом. При этом законодательство об обязательном пенсионном страховании не содержит норм, которые предусматривали бы возможность компенсации морального вреда в связи с нарушением имущественных прав предпринимателя. Следовательно, судами сделан правильный вывод об отсутствии основания для взыскания компенсации морального вреда в данном случае (извлечение)

Дата оглашения резолютивной части постановления 30.06.2008

Дата изготовления постановления в полном объеме 03.07.2008

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Власовой Веры Ивановны, с. Шереметьевка, Лысогорского района Саратовской области,

на решение от 20.04.2007 и постановление апелляционной инстанции от 07.11.2007 Арбитражного суда Саратовской области по делу N А57-1141/07,

по заявлению индивидуального предпринимателя Власовой Веры Ивановны, с. Шереметьевка, Лысогорского района Саратовской области, к Государственному учреждению Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Лысогорском районе Саратовской области, р.п. Лысые Горы Саратовской области, Пенсионному фонду Российской Федерации, г. Москва, Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления федерального казначейства по Саратовской области, г. Саратов, о признании недействительным постановления N 200 от 10.11.2006; взыскании убытков в размере 3637 руб. 65 коп. и компенсации морального вреда в сумме 10000 руб.,

Решением Арбитражного суда Саратовской области от 20.04.2007, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции того же суда от 07.11.2007, заявленные требования удовлетворены частично. Признано недействительным постановление Государственного учреждения Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Лысогорском районе Саратовской области (далее — Управление) от 10.11.2006 N 200, с Управления взысканы в пользу ИП Власовой В.И. судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 100 руб. В остальной части заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами в части отказа во взыскании убытков и возмещении морального вреда, ИП Власова В.И. обратилась с кассационной жалобой, в которой просит их отменить, возместить моральный ущерб за причиненные ей страдания и все неудобства в размере 10000 руб. с Управления, взыскать с Управления госпошлину в размере 600 руб.; госпошлину в сумме 150 руб.; возместить судебные расходы в сумме 3644,65 руб.

Правильность применения норм материального и процессуального права проверена Федеральным арбитражным судом Поволжского округа в порядке, установленном статьями 274-287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Арбитражный суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены судебных актов.

Из материалов дела следует, что Управлением вынесено постановление N 200 от 10.11.2006 о взыскании с ИП Власовой В.И. недоимки по страховым взносам и пени в размере 1809 руб. 12 коп.

Не согласившись с постановлением органа пенсионного органа, ИП Власова В.И. обжаловала его в арбитражный суд, заявив также требования о взыскании убытков в размере 3637 руб. 65 коп. и компенсации морального вреда в сумме 10000 руб.

Суд удовлетворил требование предпринимателя о признании постановления Управления недействительным, исходя из того, что органом пенсионного фонда не соблюден предусмотренный статьей 25.1 Закона РФ от 15.12.2001 N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» порядок взыскания страховых взносов и пени и отказал во взыскании с Управления убытков и компенсации морального вреда.

Не согласившись с решением суда первой инстанции в части отказа во взысканиии убытков и компенсации морального вреда, предприниматель обратился с апелляционной жалобой, где просил отменить решение в указанных частях, возместить моральный ущерб за причиненные ей страдания и все неудобства в размере 10000 руб. за счет Управления, взыскать с Управления госпошлину в сумме 1000 руб.; госпошлину в сумме 100 руб.; возместить судебные расходы в сумме 3644,65 руб.

Постановлением апелляционной инстанции от 07.11.2007 решения суда первой инстанции оставлено без изменения.

Коллегия считает, что судебные инстанции полно, в соответствии с положениями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации исследовали все обстоятельства по делу и обоснованно признали недействительным обжалуемое постановление пенсионного органа, а также правомерно отказали во взыскании с Управления убытков и компенсации морального вреда.

Отказывая в удовлетворении заявления предпринимателя о взыскании убытков, суды обоснованно исходили из того, что в соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

В силу указанной нормы права возмещение убытков — мера гражданско-правовой ответственности и ее применение возможно лишь при наличии определенных условий. Основанием возмещения убытков являются наличие и размер понесенных убытков, противоправность действий причинителя вреда, причинная связь между незаконными действиями и возникшим ущербом, а также наличие вины причинителя вреда.

Читайте так же:  Претензия работнику о возмещении материального ущерба образец

Исследовав имеющиеся в деле доказательства, суды пришли к правильному выводу о том, что материалами дела не подтверждено наличие совокупности условий для применения к Управлению ответственности в форме взыскания убытков, поэтому правомерно отказали во взыскании с него убытков в виде расходов на приобретение бензина и расходов на уплату судебным приставам в общей сумме 3637 руб. 65 коп.

Кроме того, как правильно указал суд апелляционной инстанции, заявленные ИП Власовой В.И. как убытки расходы на приобретение бензина для поездки в Прокуратуру Саратовской области и в арбитражный суд, не являются убытками в смысле статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, а представляют собой судебные издержки, о которых предприниматель не заявляла в суде первой инстанции.

Поскольку о распределении судебных расходов в суде первой инстанции не заявлялось, у суда кассационной инстанции отсутствуют полномочия для рассмотрения по существу не заявленных в суде первой инстанции требований.

Судебные издержки возмещаются в особом порядке, предусмотренном статьями 101, 106, 110, 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вопросы распределения судебных расходов разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу или в определении.

Однако суд кассационной инстанции обращает внимание, что данное положение не исключает право предпринимателя на обращение в суд первой инстанции в рамках этого же дела с отдельным заявлением о распределении судебных расходов, поскольку согласно разъяснения, изложенного в пункте 21 информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.08.2004 N 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», решение вопроса о распределении судебных расходов возможно и по отдельному заявлению лица, понесшего расходы, в рамках того же дела, при рассмотрении которого они были понесены и тогда, когда оно подано после принятия решения судом первой инстанции, постановлений судами апелляционной и кассационной инстанций.

Коллегия считает правильными выводы судов о том, что заявленное ИП Власовой В.И. требование о взыскании компенсации морального вреда в сумме 10000 руб. также не подлежит удовлетворению.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно статье 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

В силу данных правовых норм возмещение морального вреда, причиненного действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, производится только в случаях, предусмотренных законом.

При этом законодательство об обязательном пенсионном страховании не содержит норм, которые предусматривали бы возможность компенсации морального вреда в связи с нарушением имущественных прав предпринимателя в сфере указанных отношений. Следовательно, суд кассационной инстанции считает, что судами сделан правильный вывод об отсутствии основания для взыскания компенсации морального вреда в данном случае.

На основании изложенного судом кассационной инстанции не выявлено нарушений или неправильного применения норм материального и процессуального права при принятии арбитражным судом решения от 20.04.2007 и постановления апелляционной инстанции от 07.11.2007, в связи с чем оснований для их отмены и удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановил:

Решение от 20.04.2007 и постановление апелляционной инстанции от 07.11.2007 Арбитражного суда Саратовской области по делу N А57-1141/07 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 3 июля 2008 г. N А57-1141/07

Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Поволжского округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве

Документ приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника

Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/34436133/

Из-за ошибки в СЗВ-М ПФР неправомерно проиндексировал пенсию и требует от работодателя возмещения убытков

Как известно, система индексации пенсий с прошлого года «завязана» на форме СЗВ-М и к сожалению, иногда эта система дает сбои.

Кто виноват и что делать, если ПФР неправомерно начислил и выплачивал индексацию работающему пенсионеру? Во сколько обойдется работодателю ошибка в СЗВ-М, куда забыли включить одного сотрудника? В этих вопросах накануне разбирались читатели нашего форума.

Суть проблемы заключается в том, что в одном из месяцев 2016 года бухгалтер по ошибке не включила в СЗВ-М одну из сотрудниц. Позже ошибка обнаружилась и была сдана дополняющая форма.

В свою очередь ПФР, не обнаружив пенсионерку в исходной СЗВ-М, произвел индексацию ее пенсии, а получив дополняющую форму, признал эти выплаты неправомерными и теперь требует от компании возместить потери государства в виде лишней пенсии. За несколько месяцев пенсионерка незаконно обогатилась на 2300 рублей.

От ПФР пришло письмо ( не требование).
Суть вопроса: при сдаче CЗВ-М за июль 2016 года в файл не попали несколько
сотрудников, одна из них оказалась пенсионеркой. Доп.форму сдали в мае 2017. В июне, августе 2016 и всех прочих месяцах сведения на нее были поданы.
В письме от ПФР написано, что из-за нашего нарушения ей была выплачена излишне пенсия в размере 2300 руб. за период 01.10.16-30.06.17.
Прошу прокомментировать, кто в курсе:
1. На каком основании ПФР мог ей выплачивать лишнюю пенсию за 9 месяцев?
2. Через какое время ПФР узнает о том, что пенсионер работает и обязан пересчитать пенсию?
3. Сколько примерно составляет эта несчастная надбавка в месяц?
4. Какие документы я должна потребовать от ПФР в подтверждение суммы излишне выплаченной суммы, если, допустим, руководство согласно добровольно возместить излинюю выплату за ОДИН месяц?
5. Как вообще узнать, что все этот не наглое вранье?
6. В письме есть угроза, что если мы не оплатим добровольно, то они в суд пойдут.
Может, пусть идут? Суд может присудить оплатить 9 месяцев вместо одного?
ZZZhanna

В ходе обсуждения разгорелся спор по поводу правомерности требования ПФР. Участники дискуссии пытаются разобраться – по тому ли адресу ПФР выставляет претензии? Ведь деньги получала пенсионерка, а возмещения требуют от работодателя.

Читайте так же:  Как составить исковое заявление без рассмотрения

В данном случае дело как раз в том, кто конкретно виноват в завышенном размере выплаченной пенсии. После исправления СЗВ-М в соотв. с п.4 ст. 28 400-ФЗ перерасчет (индексацию) отменят, подсчитают излишне выплаченную пенсию (разницу между индексированной и неиндексированной) и в соответствии с п.2 ст. 28 возложат ответственность за убытки на виновных лиц. Так что все по закону.
А как Вы представляете себе действия пенсионера, получившего часть пенсии, на которую он не имел права не по своей вине? Он может об этом и не догадываться, что кто-то что-то нарушил.
GSokolov

Напомним, недавно на нашем форуме уже обсуждалась подобная тема, только в том случае ПФР предъявил претензии и угрожал судом непосредственно пенсионерке, а не ее работодателю.

Будьте внимательны при заполнении СЗВ-М!

Обсуждение этой пенсионно-детективной истории происходит в теме форума «ПФР требует возместить излишне выплаченную пенсию».

Источник: http://www.klerk.ru/buh/news/464951/

Никто не должен обогащаться в ущерб другому

Анатолий Владимирович ГУРЬЕВ, ведущий специалист-эксперт (юрисконсульт) юридического отдела ОПФР по Волгоградской области

Статья посвящена анализу положений постановления Конституционного суда РФ от 26 февраля 2018 года № 10-П, принятого в целях разграничения институтов неосновательного обогащения и возмещения убытков для выбора надлежащего способа защиты права государственной собственности при взыскании территориальным органом Пенсионного фонда РФ излишне выплаченных денежных средств, составляющих пенсионное обеспечение.

Общим для институтов неосновательного обогащения (кондикционные обязательства) и причинения вреда (деликтные обязательства, включая возмещение убытков) является взыскание денежных средств с лица, чьи действия (бездействие) привели к неправомерному выбытию указанного имущества из законного владения управомоченного лица. Кроме того, согласно правовой позиции, высказанной еще ВАС РФ, при наличии определенных условий требование из неосновательного обогащения может быть заявлено и в случае причинения вреда [1] . В то же время они обладают весьма яркой палитрой различий, которые исключают их смешение и путаницу.

Базовой нормой, регулирующей общественные отношения в сфере взыскания убытков, является статья 15 Гражданского кодекса. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). При этом Верховный суд РФ определил, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права [2] .

Соответственно, основанием для взыскания убытков является совершение правонарушения обязанным лицом. Исходя из системного толкования положений постановления Пленума Верховного суда РФ от 23 июня 2015 года № 252 и постановления Пленума Верховного суда РФ от 24 марта 2016 года № 7 [3] , необходимо доказать наличие совокупности следующих элементов, образующих состав гражданского правонарушения:

противоправное поведение (действие или бездействие);

наличие у потерпевшей стороны имущественных потерь (убытки);

прямая причинная связь между противоправным поведением и имущественными потерями;

Недоказанность наличия хотя бы одного из указанных элементов является основанием для отказа в удовлетворении иска о взыскании убытков.

Представляется, что процесс доказывания наличия причинной связи между правонарушением и убытками является самым трудоемким. В этой связи Верховный суд РФ обращает внимание на то, что при установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается.

Бремя доказывания наличия первых трех элементов возлагается на потерпевшую сторону. В свою очередь, на правонарушителя возлагается обязанность доказать отсутствие своей вины. Иными словами, в отличие от уголовного и административного законодательства в данном случае существует презумпция вины (умысел или неосторожность) правонарушителя (статья 401 ГК РФ). При этом он вправе доказывать отсутствие и иных элементов состава гражданского правонарушения (например, представить доказательства существования иной причины возникновения убытков). Следует отметить, что необходимой предпосылкой для взыскания убытков является наличие правоотношения между сторонами.

Правонарушение — не условие

Совсем иные порядок взыскания и процедура доказывания складываются вокруг института неосновательного обогащения. Исходя из смысла статьи 1102 ГК РФ, неосновательное обогащение представляет собой приобретение (сбережение) имущества одним лицом (приобретателем) без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований за счет другого лица (потерпевшего). При этом представляется, что такие основания (кауза) приобретения или сбережения имущества соотносятся с основаниями возникновения гражданских прав и обязанностей, которые перечислены в статье 8 ГК РФ. Иными словами, приобретение лицом какого-либо имущества должно опосредоваться наличием юридического факта (или фактического состава), предусмотренным действующим правовым регулированием. Из данного обстоятельства следует, что для взыскания неосновательного обогащения истцу необходимо доказать факт приобретения или сбережения имущества за счет истца, отсутствие оснований для такого сбережения и размер неосновательного обогащения.

В отличие от возмещения убытков взыскание неосновательного обогащения является не видом юридической ответственности, а способом защиты нарушенного права собственности на выбывшее из законного владения имущества. Указанный тезис полностью коррелирует с пунктом 2 статьи 1102 ГК РФ, согласно которой правила о взыскании неосновательного обогащения применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Иными словами, необязательно должно иметь место правонарушение со стороны приобретателя имущества, что в отличие от порядка взыскания убытков исключает обязанность доказать наличие состава гражданского правонарушения. Кроме того, одним из последствий гражданско-правовой ответственности являются имущественные потери у правонарушителя, в то время как взыскание неосновательного обогащения такие потери исключает.

Таким образом, подводя предварительные итоги, отметим следующие важные моменты. Во-первых, необходимым условием для взыскания убытков, в отличие от неосновательного обогащения, является наличие правонарушения и, как следствие, необходимость доказывания наличия состава правонарушения. Во-вторых, основанием для взыскания неосновательного обогащения, в отличие от убытков, является сбережение имущества со стороны приобретателя за счет неправомерной имущественной потери со стороны потерпевшего. И в-третьих, как следствие из первых двух тезисов, неосновательное обогащение взыскивается непосредственно с приобретателя имущества вне зависимости от того, результатом чьих действий стало такое обогащение.

Гражданин не виноват

Однако в свете недавних разъяснений Конституционного суда РФ в контексте выплаты пенсии по инвалидности представленная конструкция выглядит не так уж монументально. Конституционный суд РФ 28 февраля 2018 года принял постановление № 10-П [4] , поставившее точку в вопросе о том, подлежит ли взысканию с гражданина переплата страховой пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты, назначенные на основании признанной недействительной справки учреждения медико-социальной экспертизы (в частности, когда эта справка признана недействительной из-за формальных (процедурных) нарушений).

Читайте так же:  Исковое заявление о выписке из квартиры образец

В приведенном постановлении рассматривается ситуация, когда гражданину на основании представленных им справок об установлении инвалидности назначается страховая пенсия по инвалидности и иные предусмотренные пенсионным законодательством выплаты. Однако после признания указанных справок недействительными у гражданина налицо образование стандартной конструкции неосновательного обогащения, которое по общему правилу подлежит взысканию.

Обязанность по взысканию соответствующих переплат пенсии возлагается на территориальный орган Пенсионного фонда РФ, который производит соответствующие выплаты. Квалифицируя указанную ситуацию как неосновательное обогащение, территориальный орган обращается в суд с иском непосредственно к гражданину.

Тем не менее ГК РФ содержит норму, согласно которой не подлежат взысканию в качестве неосновательного обогащения денежные суммы (включая пенсии), предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки (статья 1109 ГК РФ). Соответственно, при взыскании с гражданина переплаченных сумм пенсий помимо установления фактов приобретения или сбережения имущества за счет истца, отсутствия оснований для такого сбережения и размера неосновательного обогащения необходимо доказать факт недобросовестности со стороны получателя пенсионных выплат.

Чтоб не нарушить публичные интересы

На первый взгляд может сложиться впечатление, что государство в лице Пенсионного фонда РФ после выплаты соответствующих сумм на основании недействительных медицинских справок лишается возможности возвратить их в государственную собственность. Данное обстоятельство может привести к «нарушению публичных интересов в сфере пенсионного обеспечения, конституционных прав и свобод других граждан — участников системы пенсионных отношений, основанной на началах всеобщности и солидарности», с тем учетом, что указанные потери не предусмотрены ежегодно утверждаемым бюджетом Пенсионного фонда РФ. Данное утверждение обусловлено и тем, что в анализируемом постановлении прямо не предлагаются механизмы такого взыскания.

Однако Конституционный суд РФ со ссылкой на соответствующие нормы права говорит, что учреждение медико-социальной экспертизы несет ответственность как за существо принятого решения, так и за соблюдение предусмотренного законом порядка признания граждан инвалидами, включая проверку представления необходимых для проведения экспертизы документов. При этом его решение о признании гражданина инвалидом, оформленное справкой об установлении инвалидности, является обязательным для исполнения органами государственной власти, органами местного самоуправления и организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности.

Частью 2 статьи 28 Федерального закона от 28 декабря 2013 года № 400‑ФЗ «О страховых пенсиях» установлено, что в случае, если представление недостоверных сведений или несвоевременное представление сведений, предусмотренных частью 5 статьи 26 настоящего закона, повлекло за собой перерасход средств на выплату страховых пенсий, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии), виновные лица возмещают Пенсионному фонду РФ причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством РФ. Данная бланкетная норма отсылает непосредственно к гражданскому законодательству.

Следовательно, требование о взыскании потерь Пенсионного фонда РФ может быть предъявлено в данном случае к соответствующей организации медико-социальной экспертизы. А значит, можно сделать вывод о том, что процесс взыскания денежных средств подпадает под алгоритм взыскания убытков с необходимостью установления состава гражданского правонарушения. Одновременно с этим меняется и судебная подведомственность рассмотрения таких исковых требований Пенсионного фонда РФ (от судов общей юрисдикции к арбитражным судам). Получается весьма интересная ситуация, когда имеется факт неосновательного обогащения, но при этом денежные средства взыскиваются с третьего лица в виде возмещения убытков.

Обязательно к применению

Полагаем, что рассмотренное постановление Конституционного суда РФ отвечает основам формальной логики, а также принципам социального и правового государства, согласно которым взыскание должно производиться с того лица, чьи действия, результатом которых стал перерасход государственных денежных средств, не соответствуют принципу добросовестности. Обращаем внимание на то обстоятельство, что согласно статье 6 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» решения Конституционного суда РФ обязательны к исполнению на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. Соответственно, проанализированное постановление должно применяться территориальными органами ПФР, в том числе при подготовке и предъявлении соответствующих исковых заявлений в судебные инстанции.

Поэтому представляется, что в целях полноценного соблюдения баланса публичных и частных интересов, а также экономии временных и финансовых ресурсов еще на досудебной стадии необходимо проводить соответствующие мероприятия по сбору необходимых доказательств наличия признаков недобросовестности у всех заинтересованных лиц. Это в конечном итоге обеспечит предъявление иска к надлежащему ответчику и возвращение в собственность государства излишне уплаченных денежных средств.

Гражданским законодательством установлено общее правило, которое говорит о том, что неосновательное обогащение подлежит возврату. Это правило было сформулировано дореволюционным русским цивилистом Г. Ф. Шершеневичем: «Никто не должен обогащаться в ущерб другому»*. Помимо этого, потерпевшему возвращаются (возмещаются) все доходы, которые приобретатель имущества извлек или должен был извлечь с того времени, когда он узнал или должен был узнать о неосновательном обогащении (пункт 1 статьи 1107 ГК РФ).

* См.: Шершеневич Г. Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 523.

[1] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 года № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении».

[2] Постановление Пленума Верховного суда РФ от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

[3] Постановление Пленума Верховного суда РФ от 24 марта 2016 года № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

[4] Постановление Конституционного суда РФ от 26 февраля 2018 года № 10-П «По делу о проверке конституционности статьи 7 Федерального закона “О социальной защите инвалидов в Российской Федерации”, пунктов 1 и 2 статьи 25 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации”, статей 1102 и 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки Н.Н. Горностаевой».

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://bujet.ru/article/349656.php

Возмещение убытков пенсионному фонду
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here